ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ну, помнишь? – участливо спросил Петрович. – Я ж тебе, Илюха, говорил – не зомбируйся без закуски, то-се, хлипкий ты. А сейчас такой алкоголь, что, то-се, память отшибает…

– Слушай, Петрович, – взмолился Илья. – Ну скажи ты мне, за что меня посадили-то! Не мучай человека.

– Охо-хо-хо-хо-хо… – закряхтел на это Петрович. – Да разве ж мы знаем. Мы ведь не присутствовали. Может, конечно, врут менты, то-се, – понизив голос, Петрович наклонился ближе к Илье. – Но знаешь, Илюша, говорят они, что шьют тебе дело по изнасилованию, то-се, по групповому. Во!

– Изнасилованию?! – переспросил Илья, в изумлении выпучив глаза. – Кого же я изнасиловал?!

– А хрен его знает, нас-то после тебя привезли, – встрял Петя с верхней полки.

– Это нам так сказали, но, может, врут менты.

Заворочался ключ в замке, заскрипели петли железной двери. В камеру вошел человек в милицейской форме.

– Эй, насильник, на выход.

Илья поднялся и, сложив руки за спиной, понуро пошел к выходу. Должно быть, в роду у него были зеки, иначе откуда было взяться этому жесту, как не из генетической памяти.

Рослый милиционер проводил его через небольшую прихожую, в которой были еще две камеры. Слева за стеклом Илья увидел перегородку. Там был вход в отделение. За стеклом он увидел старую свою знакомую девочку Гликерию, по-домашнему просто Глюку. Она стояла, повернувшись к стойке, за которой сидел милиционер. На ней было все то же платьице в цветочек, волосы были завязаны «фонтанчиком»… Больше Илья ничего не успел разглядеть, его ввели в коридорчик с двумя – одна против другой – дверями. Они вошли в правую.

В кабинете напротив двери был установлен стол, рядом – стул. За столом сидел мужчина лет сорока. Когда ввели Илью, он заулыбался, радостно всполохнул руками, словно признал в Илье старого друга, встал и протянул руку.

– Ну здорово. Здорово, здорово! – обеими руками тряс он руку Ильи.

Приведший его милиционер тут же удалился. Илья, не понимая причины столь жаркой встречи, вглядывался в лицо следователя, стараясь вспомнить, может, они раньше где встречались, – но вспомнить не смог, из чего заключил, что с памятью у него совсем отвратительно.

– Ну ты молодец! Наслышан, наслышан! Зовут-то тебя как? – Довольно улыбающийся следователь отпустил его руку. – Да ты садись, не стесняйся!

Следователь был на седьмом небе от счастья, знакомство с Ильей принесло ему уйму удовольствия. Илья сел, глядя на следователя недоуменно. У него было худое лицо с ввалившимися щеками и небольшие карие глазки, в которых горели лукавые веселые искорки.

Илья, совсем обалдев от радушной встречи, забыл даже ответить на вопрос следователя.

– Зовут-то как, дорогой?! – весело сверкая глазками, повторил свой вопрос следователь.

– Илья.

– А-а! Илюха, ну ты герой! А я Мишка Плюхин. Ну ты молодец!

Следователь подмигнул, щелкнул языком и потер руки; ему не сиделось на месте, от радости он готов был, казалось, пуститься в пляс.

А Илья все еще не мог понять, какой геройский поступок вчера совершил, и смотрел на Мишу с недоумением.

– Ну, брат, – продолжал суетиться Миша, блестя глазками. – Я тебе скажу, видел я эту кралю… Ну ты молодец!! Я бы на твоем месте!.. Хи-хи-хи… Ну рассказывай, рассказывай, – Миша наклонился к самому столу, вперившись в Илью взглядом, с улыбочкой предвкушения услышать что-нибудь необычное, скушать этакую «клубничнику», да и просто приятно провести с Ильей время.

Но Илья как в рот воды набрал. Он не понимал, что хочет от него Миша. Так и не дождавшись от Ильи мужского разговора, Миша махнул рукой, выдвинул ящик стола.

– А у меня тут для тебя кое-что есть, – он заговорщически подмигнул. – Мне как сказали, что ты, Илюха, придешь, ну, думаю, покажу! Ты, знаю, запенишь! – Он достал из ящика пачку красочных журналов и, выскочив из-за стола скорым шагом, не переставая улыбаться, подошел к Илье. – О! Ты заценишь – не то что наши сотрудники. Они только морды бить умеют. О! Гляди-ка!

Миша стал листать перед ошеломленным Ильей порножурналы, такие откровенно-содержательные, что Илью замутило.

– О! Видал сосун! Вош энд гоу!! У меня там целый ящик таких… Да ты бери, смотри, – он совал в руки Илье порножурналы, потом тут же выдергивал обратно и листал перед лицом Ильи, листал… – А твоя вчерашняя на какую похожа. На эту? Нет? На эту? О, какая! Ну твоя телка вчерашняя покруче. Ох, как бы я хотел оказаться на твоем месте!! Ну ты хоть расскажи, как у вас вчера все было-то?! С чего началось-то?! Ну! Ну давай, давай!! Я прямо от нетерпения сгораю!..

– Да я не знаю, что рассказывать. Я ж не помню ничего, – признался Илья, он бы с удовольствием рассказал Мише. – Действительно ничего не помню.

– Ну! Уж и не помнишь! – разочаровался Миша и, усевшись на место, бросил порножурналы обратно в ящик. – Да ты чего? Стесняешься?! Да это ж между нами! Вот я помню, была у меня телка!.. – Он закинул ногу на стол, достал пачку «Мальборо», протянул Илье и тоже со смаком закурил. – Такая, с длинными ножищами, мы с ней и в парке на скамейке, и возле гаража!.. Ну, ядрена вошь! А ты вчера где с ней, а?

Миша улыбался во все лицо.

– Да не помню я, – Илье стало хорошо от табачного дыма. – Честно, не помню ни фига. Слушай, Миша, а за что… зачем меня держат здесь? Что я натворил-то?

– Как не помнишь? Ну ты прямо разочаровываешь. Я думал, придет Илюха, расскажет что-нибудь этакое. Ты чего, боишься, что ли?! Да чего бояться-то?!

– Да нет, не боюсь, – признался Илья, затягиваясь, кружилась голова, он действительно ничего не боялся.

– И не бойся! Что, я тебе зла желаю?! Ну скажи, желаю зла?!

Миша смотрел прямо на Илью правдивыми глазами.

– Нет, конечно, Миша.

– Да я что не мужик, что, я не понимаю? Да я сам бывало… Ой, чего только не вытворял!.. Я бы тебе, Илюха, рассказал – ты бы со стула упал! Во! Ну ты извини, брат, дел полно – дрянью всякой заниматься нужно. Ты иди, вспоминай! Сам же понимаешь, я тебя отпустить не могу, пока не вспомнишь. Я бы с тобой посидел еще, поболтал, да, извини, дел полно. Но мы еще поговорим. Я тебе такого расскажу… А ты пока вспоминай, – он подмигнул и щелкнул языком.

Вошел дежурный милиционер. Илья в недоумении поднялся.

– Миша, а долго мне здесь еще?

– Ты вспоминай. Еще поболтаем…

Милиционер вывел его из кабинета.

Следователь был, конечно, хорошим парнем, пожалуй, таких бабников Илья еще не встречал. Но как он может вспомнить?

– Ну, то-се, как дела? – встретил его Петрович.

Он, сидя на своей нижней полке, дымил где-то раздобытой за время отсутствия Ильи сигаретой. Илья взял протянутую обмусоленную сигаретку и, затянувшись, передал на верхнюю полку Пете.

– Да хрен его знает. Следователь вроде ничего мужик, только порочный какой-то.

– Это хорошо, что хоть со следователем подвезло.

Петя, затянувшись, передал сигарету вниз Петровичу.

– Да. А нас без тебя стражник, то-се, сигареткой угостил. Посидели с ним, поболтали. Так он говорит, их отделение самое по раскрываемости лучшее в городе. Он говорил, что и твое дело раскроют.

– Мое?! А чего раскрывать-то, если я ничего не помню.

– Ну, не знаю, – пожал плечами старичок-шестидесятник, – а только так сказал.

Он предложил чинарик усевшемуся на свою койку Илье, но тот отказался.

– Неужели я мог? – тихонько проговорил Илья и вздохнул.

– Ну, а чего же не мог – все люди, все мужики. Меня вон Зинка, курва, бросила, так я до сих пор в себя прийти не могу.

– Так не вернулась Зинка-то? – спросил Илья, он был рад отвлечься от своих невеселых мыслей.

– Да уж куда там! Я ей, падле, цветы каждый день дарил, – зло бросил сверху Петя.

– У нас, то-се, вон на соседнем чердаке китаец прижился, тоже ничего не помнит, только молчит да светится.

– Как это светится? – спросил Илья.

– А фиг его знает, сидит в смирительной рубашке и светится.

– Почему в смирительной рубашке-то? – не переставал удивляться Илья.

23
{"b":"427","o":1}