Содержание  
A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
83

– Этого я сказать не могу, но лучше не пробуждать эти силы. Тебе все равно не добраться до них…

– Сначала я до тебя доберусь, – Сергей бросил трубку. – Вот мразь.

Мимо прошмыгнул неутомимый горбун. Удивительно завела его жизнь, и вот мечется он в пространстве планеты без устали, пока не кончится завод.

– Опять доброжелатель звонил? – Из кухни выглянула Карина.

– На сей раз он не зря позвонил, – проговорил Сергей, переписывая номер телефона в лежавшую здесь же на тумбочке книжку. – Завтра позвоню Свинцову, он теперь снова в милиции работает. Узнаю, что характерно, адресочек телефонного хулигана и…

Довольный Сергей хлопнул в ладоши и потер руки.

В дверь раздался долгий звонок.

– Кого это принесло? Уже почти двенадцать, – сказала Карина. – Может, Илья.

Она направилась к двери.

– Тихо!.. – прошептал Сергей, – Быстро назад, в кухню. Там сидите.

Карина послушалась. Сергей тоже зашел в кухню и из-за угла, стилизуя свой голос под старушечий, спросил:

– Кого принесло-то? Кто ломится?

С лестницы послышалось нечленораздельное мычание и снова длинный звонок.

– Кто, спрашиваю?! Кто?! – перекрикивая трезвон, повторил свой вопрос Сергей.

Он выглядывал из-за угла. Карина из-за его плеча, Басурман из-за Карины. Мимо них протопал невозмутимый горбун, подошел к двери, приложил к ней ухо и тут же ушел обратно в комнату.

– Кто там за дверью? – повторил свой вопрос Сергей несколько растерянно.

Снова послышалось мычание, и сквозь него одно только разборчивое, но не совсем ясно проговоренное слово:

– Илью-у-у-у… Илью-у-у-у!..

Карина судорожно вцепилась в плечо Сергея длинными и острыми ногтями, так что ему сделалось больно.

– Это Транс!.. Это опять Транс!..

– Что? Какой еще Транс?!

Сергей высвободил плечо от ее коготков.

– Ну говорила же я. Трансформер этот страшный, за Ильей уже приходил. Я его Транс для краткости называю, неужели непонятно. Давай не будем открывать.

Звонок трезвонил не переставая.

– Илью-у-у-у!.. – слышалось с лестницы, словно ветер завывал в водосточной трубе.

– Не будем открывать, – как-то неуверенно повторила Карина.

И тут в дверь раздался мощный удар.

– Илью-у-у!..

Дальше удары сыпались методично, один за другим. Транс, как видно, не шутил.

– Я в милицию позвоню, – сказала Карина, но из укрытия не вышла.

– Да он дверь, что характерно, разнесет, – сказал Сергей. – Соседи, наверное, вызовут. Ну подожди у меня, тяжеловес хренов.

Сергей двинулся к двери, которая под мощными ударами ходила ходуном, из щелей сыпалась штукатурка.

– Ждите в кухне, – бросил он через плечо.

– Будь осторожнее, Сергуня, – напутствовала из-за угла Карина.

– Ну сейчас я тебя, Транс, сделаю!.. – прошипел сквозь зубы Сергей, резко выдохнул из легких воздух и открыл дверь.

Транс, должно быть, штурмовавший дверь всем телом, по инерции влетел в прихожую… И тут же нарвался на мощный боковой удар ноги Сергея. Транс приложил к силе со стороны хозяина квартиры свою силу инерции, и ударчик получился ничего себе! Транс… большими шагами прошел в комнату, словно бы и не встречалась ему на пути нога Сергея. Сергей удивленно посмотрел ему вслед и бросился догонять.

– Эй, мужик! Ты куда прешься?! – кричал Сергей ему в спину. Но Транс не обращал на него никакого внимания. Он был уже в комнате.

Обрушив попутно торшер, опрокинув журнальный столик, Транс ошалело метался по комнате.

– Илью-у-у-у… – мычал он.

В комнате горел свет, и Сергей смог разглядеть мужика. Он был одет в черный костюм, роста был небольшого, зато очень широк в плечах и кряжист, щеки покрывала щетина, но самым удивительным были остановившиеся глаза, поэтому он все время поворачивал корпус и голову; сами же глаза были, казалось, без радужной оболочки – черными.

– Ты мне всю мебель, мужик, перепортишь… – пошутил Сергей и, оказавшись лицом к лицу с Трансом, сделал мощный удар ногой в живот, тут же вдогонку за первым последовал прямой удар кулака в рожу, потом, повернувшись спиной, окончательный, добивающий удар в корпус с воплем, от которого мурашки бежали по телу даже у тех, к кому это не имело отношения.

Это была серия ударов, против которых нельзя было устоять. Сергей знал это. А Транс и не устоял – все так же глядя перед собой, он сделал шаг назад, повалился спиной на «грушу»… но не упал, а вместо этого тряхнул головой, словно избавляясь от наваждения, и, увидев перед собой Сергея, застывшего в глухой стойке, махнул здоровенной ручищей, чтобы отбросить его с пути. Сергей ловко отпрыгнул в сторону и снова дал ногой мужику в пах. Но тот, не заметив этого упражнения, вышел из комнаты. Сергей бросился за ним вслед.

В коридорчике Транс, повстречавший на пути Карину, просто без усилия отшвырнул ее в сторону и вошел в кухню наводить «порядок». Со стола посыпалась посуда.

– Илью-у-у-у… – мычал Транс.

– Слушай, ведь он боли не чувствует, – как-то растерянно сказал Сергей Карине, обнимая ее за плечи и заводя в комнату. – Пойду еще разок попробую.

– Не нужно, – взмолилась Карина. – Он сейчас уйдет. Ему только Илья нужен.

– Нет попробую, мне же интересно. Неужели он ни фига не чувствует?

Оставив Карину в комнате, Сергей вбежал в кухню.

– Илью-у-у-у… – мычал мужик, шарахаясь по кухне, как слепой, не только не чувствуя, но и не видя ничего вокруг.

Басурман стоял, вжавшись спиной в узкое пространство между кухонным пеналом и стеной: там было хоть и тесно, но не так опасно. Где был в это время горбун – неизвестно.

Поняв неуклюжесть соперника, уже без всяких экивоков и взвизгов, от самой двери Сергей высоко подпрыгнул и красиво, как в кино, выбросив вперед правую ногу, нанес непрошеному гостю мощнейший удар в грудь… Это было все, на что был способен Сергей – он вложил в удар весь заряд энергии, все существо востока и запада, всю мощь воспитавшего его буддийского монастыря…

Приземлившись, он глубоко втянул воздух расширенными трепещущими ноздрями.

От удара что-то хрустнуло в груди Транса, он ударился спиной о кухонный пенал, за которым прятался Басурман, и замер так с остановившимся взглядом. Словно умер. Но ноги пока держали его тело…

Так прошло несколько секунд. Транс все так же, как пугало, стоял, привалившись к пеналу, и на мгновение даже показалось, что он мертвый. Против него в красивой боевой стойке замер Сергей.

– Илью-у-у… – вдруг замычал Транс и, не видя, двинулся на Сергея.

– Тьфу! Собака!! – в сердцах воскликнул Сергей, отскочив в сторону, пропустил его в коридор и, повернувшись, вслед дал Трансу под зад пенделя. Не на поражение, а только чтобы выразить к нему свое презрение.

Сергей за ним не пошел. Фиг с ним, пусть делает чего хочет. Шум слышался из маленькой китайской комнаты. Транс наводил там «порядок». Через минуту, убедившись в отсутствии Ильи, он протопал через прихожую и вышел из квартиры, оставив дверь нараспашку.

Из комнаты вышла Карина, подошла к расстроенному Сергею. Тот стоял посреди кухни, бессильно опустив руки. С таким вопиющим безразличием к его физическим возможностям он еще не сталкивался.

– Он же боли не чувствует. Я ведь, что характерно, ребра ему сломал, а он хоть бы хны. Как загипнотизированный.

– Да ладно. Плюнь на этого говнюка… Я ж тебе говорила, его ничем не возьмешь, даже трактором.

– Не постигну, я ведь и так, – он сделал легкое движение корпуса, вероятно, прокручивая в голове свои действия, – и этак, – корпус дернулся в другую сторону. – Он ведь боли совсем не чувствует.

Сергей сам был словно в трансе.

– Ну посиди, Сергуня.

Карина, подставив табуретку поближе к Сергею, усадила его.

– Не постигну… Я его и так, и этак… – продолжал медитировать Сергей.

Карина вышла, закрыла входную дверь, вернулась и начала уборку после вторжения Транса.

Только поздно уже ночью, перед тем как идти спать, вспомнили о Басурмане и, вытащив из угла, где он стоял без движения, уложили спать.

27
{"b":"427","o":1}