ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ему не ответили. Тогда Илья перешагнул через лежащего человека и в темноте подошел к стеклянной двери.

То, что Илья увидел в помещении отделения, ужаснуло его: рядом с дверью, раскинув руки, лежал мужчина в милицейской форме, возле него валялась фуражка и пистолет, должно быть, он выхватил его из кобуры, но не успел воспользоваться. Милиционер лежал головой в сторону двери, за которой стоял Илья, лицом вверх, из раны на темени сочилась кровь. Он не проявлял признаков жизни. Рядом, положив руки и голову на письменный стол, сидел другой милиционер, он тоже не двигался.

Илья, растерявшись, и не зная, что делать, приоткрыл дверь – в щель тут же ворвался трезвон сразу нескольких аппаратов. Илья почему-то испугался, захлопнул дверь, и сразу стало тихо, как под землей, – массивная дверь с толстым стеклом являлась прекрасным изолятором, не пропуская звуков отделения.

«Что же делать-то? – подумал Илья, глядя в стекло на недвижимые милицейские тела. – Может, пойти в камеру лечь спать, а то еще на меня подумают?..»

И тут внезапно, как из-под земли, за стеклом прямо перед Ильей выросла массивная фигура Транса. Илья в ужасе отшатнулся. Но тут же опомнился, схватился обеими руками за ручку двери и уперся ногой в косяк, чтобы не пустить его.

Несколько мгновений Транс без тени эмоций на лице глядел в стекло, потом губы его зашевелились, наверное, он промычал единственное известное ему слово. Взялся за ручку…

Илья напрягся изо всех сил!..

Транс потянул за ручку, так что буквально выдернул Илью в отделение с такой ужасающей легкостью, что Илья не успел ничего понять. По инерции он пробежал несколько шагов, наступил в лужу крови, попутно пнул ногой лежавшего навзничь милиционера… но, кажется, не причинил ему ни боли, ни вреда… ему уже было все равно. Ни на секунду не смолкая, трезвонили телефонные аппараты. Илья, ошарашенный физическим воздействием, шумом… еще даже не успел сообразить, что произошло, как уже оказался в железных объятиях Транса. Он правой рукой обхватил его за талию – Илья попробовал освободиться, но не тут-то было – хватка оказалась непреодолимой… Больше Илья не проявлял неповиновения и, влекомый Трансом, вышел из отделения, оставляя на полу липкие, кровавые следы.

Была ночь. Илья оглядывался по сторонам, улица была пуста, только вдалеке маячила темная человеческая фигура Да и что бы мог сделать случайный прохожий, попроси Илья у него помощи, против такой нечеловеческой силы. Здесь разве что танк справится… или Сергей. Илья вспомнил, как его друг крушил кулаками кирпичи… Да, Сергей срубил бы его в два счета!

Теперь Илья понимал, что Транс не собирается его убивать, иначе он бы остался там, в камере, таким же недвижимым, как и трое милиционеров. Но тогда куда и зачем он тащит Илью?..

Транс остановился, огляделся кругом, мимо них проехал автомобиль. Немного постояв на месте, должно быть, что-то соображая, потащил Илью дальше. Идти с Трансом было неудобно, Илья все время старался попасть с ним в ногу, но это удавалось не всегда; а Транс, кажется, не обременялся своей ношей и как бы даже забыл об Илье.

Он вышел на середину проезжей части и остановился, озираясь.

«Машину хочет поймать, – догадался Илья. – Как он будет объяснять, куда ехать?..»

Стоя посреди проезжей части, они походили на сильно подвыпивших приятелей. Наконец показался автомобиль, Транс поднял руку. Илья собирался крикнуть, чтобы водитель не останавливался, но навряд ли он услышал бы его, кроме того, жизнь самого Ильи висела на волоске. Еще неизвестно, как может перемениться настроение Транса, если начать ему перечить. Кто знает, что в ту или иную минуту взбредет в его тупую башку.

«Жигули» остановились, ночной извозчик опустил стекло.

– Куда?

Следующим его вопросом должно было быть: «Сколько». Но второго вопроса извозчик задать не успел.

Не выпуская Илью, Транс рывком открыл дверцу – водитель никак не ожидал такого поворота событий. Свободной рукой Транс схватил его за шиворот и легко, как будто водитель был внутри полый, словно одна одежда с головой, вышвырнул его из машины на мостовую. Он не успел ни возразить, ни возмутиться, а только, ударившись телом об асфальт, ойкнул.

Транс запихал Илью на заднее сиденье, сам сел за руль… «Жигули» рванули с места и, вихляя из стороны в сторону, помчались по улице, провожаемые тоскливым взглядом сидящего на асфальте бывшего ночного извозчика – на душе у него было грустно.

Но еще более грустно было на душе у Ильи.

«Мать честная! Он ведь водить не умеет! Он ведь правил никаких не знает! Ведь мы так разобьемся, к едрене фене… Мать честная!..»

Транс хотя и не знал правил, зато ехал быстро Он лихо вертел рулем по какому-то понятному только ему принципу. Впереди, слепя фарами, появился встречный автомобиль. Илья был уверен, что на него как раз таки они и наскочат, но все обошлось. Хорошо, что была ночь и автомобили встречались редко, пугливые, они, визжа тормозами, разъезжались от них в разные стороны.

Ошалевший Илья провожал их глазами, выскочить из машины на такой сумасшедшей скорости он и не помышлял. Постепенно распугивание встречных машин захватило его. Да и сам Транс, казалось, увлекся этим рискованным делом. Теперь он двигался только по встречной полосе и, как говорится, шел на таран всякого встречного автомобиля.

Они выехали на довольно оживленный проспект. Здесь стало совсем интересно. Илья глядел, как, гудя и визжа тормозами, машины бросаются от них в разные стороны. И небывалое чувство восторга и радости охватывало Илью.

«Давай! Давай! – билось в голове. – А-а-а! Не хочешь уступать?! Ну тогда держись… В сторону!! Поберегись!!»

Иногда Илья, забывшись, восклицал что-нибудь вслух и готов был захлопать от радости в ладоши, но сдерживался. Опасность того, что можно разбиться, отошла на задний план. Осталось только упоение игрой, смертельной, но удивительно увлекательной. Пожалуй, такое ощущение восторга Илья испытывал впервые в жизни. Это было как полет во сне.

«Да-вай!! Да-вай!! – сжав зубы, трясся он от восторга на заднем сиденье. – Да-вай! Давай!!..»

Куда они мчались? Чем все это может кончиться? Илья не задумывался, он видел мелькавшие за окном огни фар, реклам, разноцветные светофоры и ощущал восторг…

Черная блестящая и новенькая БМВ выскочила из-за поворота. Скорость у нее тоже была будь здоров, кроме того, она привыкла к тому, что ей уступают дорогу плюгавые и малоимущие «жигулята». Она гордилась собой, своим блеском. Внутри БМВ была набита подгулявшей «золотой молодежью». Они тоже выехали проветриться и попугать ночных извозчиков. Через опущенное стекло автомобиля слышался дамский визг и хохот…

БМВ развернуло при повороте, и от прямого столкновения лоб в лоб их отделяло какое-то мгновение, но это мгновение не наступило – машины только ощутимо чиркнулись боками. Но от этого чирканья Илью швырнуло в сторону. Из БМВ донесся дружный визг, они тоже ощутили на себе этот «поцелуй».

Толчок этот пришелся для Ильи как раз кстати, он словно пробудил его от приятного сна, и он увидел реальность, смертельно опасную чудовищную реальность. Что с ним? Нужно не радоваться выкрутасам Транса, а скорее даже погоревать над своей болтающейся на тонком волоске жизнью. И уже разбегающиеся в стороны автомобили не радовали его, а катание с ветерком не вызвало давешнего восторга и упоения. Но пробуждение от прекрасного сна не сулило ничего хорошего, Он оказался в кошмарной действительности. Теперь, видя мчащиеся на них огни фар, он вздрагивал уже не от восторга, а от ужаса.

Сзади раздалось гудение, Илья оглянулся – на хвосте у них сидела та самая БМВ, с которой они «поздоровались» бочками. БМВ истерически гудела и рвалась вперед. Наконец они поравнялись. Веселая компашка, хохоча, прилипла к стеклам. Они махали руками, показывали языки, девушки посылали воздушные поцелуи… Илья, выпучив от ужаса глаза и приоткрыв рот, смотрел на развеселый народ, выехавший «погулять».

Но тут Илью швырнуло в сторону «золотой молодежи», и он ткнулся лицом в стекло, потому что машины на большой скорости снова столкнулись боками. Дружный визг восторга и ужаса из соседнего автомобиля донесся до его ушей. И снова девчонки замахали руками, посылая воздушные поцелуи. Откуда-то появилась бутылка шампанского, ее тут же пустили по кругу, предложили даже Илье, но он помотал головой. Безэмоциональный Транс никак не отреагировал на любезность попутчиков. Он гнал машину.

30
{"b":"427","o":1}