Содержание  
A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
83

– Осторожнее! Что вы делаете?! – закричал кукольник за дверью, захлопнул ее и навалился изнутри всем телом, чтобы не пустить Сергея в котельную. – Милиция! – слабым испуганным голосом закричал он. – Убивают!..

– Сейчас убьют, – прошептал негромко Сергей и пихнул дверь плечом, так что державшего ее изнутри кукольника отшвырнуло к котлу, и он, прижавшись к газопроводу, схватив рукой ушибленное плечо, заскулил и застонал, со страхом и ужасом глядя на Сергея.

– Чего же ты дверь не открывал? – спросил он, подходя к дрожащему и скулящему человеку. – Я ведь, что характерно, и зашибить мог.

Кукольник зло глядел на Сергея и тер ушибленное плечо.

– Ты зачем дверь сломал?

– Сейчас объясню, – сказал он, взял слабо сопротивлявшегося кукольника за шиворот ватника и повлек в закуток, где стояли письменный стол и диван – а туда больше ничего бы и не уместилось, настолько он был мал.

– Ну что? Будем говорить правду, или как? – втолкнув его в помещение, спросил Сергей и посмотрел на стол, на крышке которого были разложены запчасти и предметы гардероба новой куклы, над которой работал кукольник.

– Да мне и сказать-то нечего. Я ведь предупреждал, чтобы ты не занимался этим делом. Что-нибудь случилось?

Кукольник уселся на дальний край дивана, подальше от Сергея.

– Это ты рассказывай, что случилось. Я ведь обещал вернуться.

Взгляд Сергея, блуждавший по разложенным на столе частям куклы и ее гардеробу, упал на стоявший на краю стола старый телефонный аппарат. Он дотянулся до него и, подставив поближе, посмотрел на номер, нацарапанный на белой поверхности аппарата.

– Номер-то соответствует действительности? – спросил он угрюмо глядящего на него кукольника.

– Соответствует, – зло бросил тот.

Сергей ухмыльнулся и пригладил усики.

– Ну что, говорить будем или обижать тебя сначала нужно? Потому что есть такие, которых сначала обидеть, что характерно, сильно обидеть нужно, а уж тогда они говорить будут. Ну так что?

– Что ты имеешь в виду?

Кукольник побледнел, в глазах появился страх. Сергей некоторое время глядел на него молча, раздумывая. Его смутило то, что этот человек явно испугался физического насилия. Не таким слабаком он представлял себе убийцу. Хотя часто самые лютые злодеи перед угрозой смерти или разоблачения превращались в трусливые и дрожащие ничтожества.

– Я напомню, что имею в виду, – начал Сергей, исподлобья глядя на человека. – Для начала напомню, что ты запугивал меня по телефону. – Кукольник вздрогнул. – Ну, припомнил?

– Я не запугивал, я хотел предупредить.

– Ах, предупредить, – состроив гримасу сочувствия, проговорил Сергей. – Ну тогда и я тебя хочу предупредить, что если ты правду не скажешь, то потеряешь очень много крови и здоровья. А его, как известно, ни за какие деньги не купишь.

– Но я ведь рассказал, – возразил кукольник. – Адреса свидетелей дал… Что ты от меня еще хочешь?

– Рассказал, – издевательски подтвердил Сергей, рукой отгреб со стола в сторону запчасти кукол и присел на его край.

– Осторожнее, – попросил кукольник. – Я новую куклу для театра делаю.

Но Сергей, ничего на это не ответив, молча смотрел в глаза кукольника.

– Но я ведь тебе все сказал, – снова повторил кукольник, разведя руками. – Все адреса дал. Чего еще от меня нужно?..

– А кукла где твоя в красной рубашке?

– Какая кукла? У меня их полно.

Кукольник открыл ящик стола, намереваясь что-то оттуда достать.

– Сиди смирно, иначе вырублю, – посоветовал Сергей, не поднимаясь с места и не двигаясь.

Кукольник тут же закрыл ящик стола.

– Вон тут, что характерно, занавесочку отдерни.

Кукольник отодвинул занавеску.

– Ну и где кукла?

Сергей внимательно следил за реакцией кукольника.

– А черт его знает, – пожал тот плечами. – У меня еще две куклы исчезли, не самые лучшие, конечно. Да и Марина куда-то пропала, может, она взяла, да только зачем они ей?..

Сергей молча, пристально глядел на кукольника. Все было против него, и все же не верилось Сергею, что перед ним убийца. Кукольник явно ощущал неловкость под его взглядом.

– Так что, они уже не живут по этим адресам? – не выдержав, спросил кукольник и пригладил густую свою бороду.

– Да, не живут, – задумчиво проговорил Сергей и добавил: – Уже.

Что-то в его тоне вдруг насторожило кукольника.

– Что ты имеешь в виду, Сергей? – спросил он еле слышно. – Что ты имеешь в виду?..

Было видно, как кукольник побледнел, искорки страха с новой силой запрыгали в глазах.

– Я имею в виду, что они больше не живут, – с расстановкой сказал Сергей. – И ты мне сейчас скажешь, почему.

– Они мертвы? – тихо-тихо спросил или подтвердил кукольник, опустив глаза.

– Ты догадлив, дядя Боря, – с иронией в голосе проговорил Сергей, – они мертвы…

Но кукольник, опустив глаза, кажется, не слушал то, что говорил Сергей. Лицо его побелело, щека вздрагивала.

– Значит, он вернулся… Я же предупреждал… Предупреждал тебя!.. Какой дурак, зачем я дал адреса?..

Сергей не сводил глаз с кукольника. Перед ним был либо гениальный актер, либо действительно очень перепуганный человек.

– Ты не только предупреждал меня, но и угрожал, что если я, что характерно, это дело не оставлю…

– Нет, – возразил кукольник. – Я звонил вчера вечером. Я не угрожал, я хотел предупредить. Но, как видно, сделал этот слишком поздно.

– В последний раз ты по-другому изменил голос. В предыдущие два голос у тебя был с присвистом…

– Подожди, – вдруг перебил кукольник. – С присвистом?! Такой, словно не живой, да? Сильно картавил!..

– Тебе лучше знать.

– Значит, все-таки он вернулся, – повторил снова кукольник.

– Да кто, кто вернулся-то?!

Кукольник глядел на Сергея испуганными, широко открытыми глазами.

– Кто вернулся?

– Петрушка, – еле слышно проговорил он и бросил взгляд в дальний темный угол котельной.

Сергей проследил за его взглядом, но ничего не увидел. Он через силу улыбнулся.

– Может, скажешь, что он явился в компашке с деревянным Буратино. А убийца и злодей – папа Карло.

– Ты, Сергей, зря смеешься, ведь в этом нет ничего смешного. Это заболевание, понимаешь. Но подожди, почему ты спросил про эту куклу, которую видел у меня на окне?

Сергей ухмыльнулся:

– А потому что эта куколка была на месте преступления.

– Ох!

Кукольник схватился за голову, будто она вдруг у него заболела, и тихонько заохал.

– Значит, в его поле зрения и я попал. Видно, и моя очередь… Ай, да что говорить. Нужно действовать. Ведь ты тоже сейчас находишься под ударом.

– Расскажи толком, что ты знаешь.

– Ладно, я расскажу тебе.

И кукольник начал свой рассказ:

– Это заболевание психики известно с древних времен. Сейчас оно встречается крайне редко. Это что-то наподобие кликушества или пляски святого Витта. В старинных книгах писали о Петрушках, будто опаснее их нет никого, ибо уж больно трудно их отличить от людей нормальных. Лихой человек, известно, ради злата-серебра живота лишит, а Петрушка убьет ни за что. И спрос с него какой? Оттого боялись, чтоб Петрушка в деревне не завелся, иначе, случалось, всю деревню ради баловства загубит – сожжет или народ посечет. Где ярмарка, там скоморошичий балаган с непременным Петрушкой в красном кафтане да красном колпаке.

Отболтает он свое, народ напотешит, а после еще один спектакль начинает, уже за дополнительную плату. «Свадьба Петрушки» назывался, и уж это самое распохабное зрелище из всего ярмарочного разгула. Разъезжался народ с ярмарки, а через некоторое время, глядь, где-нибудь Петрушка-губолюд объявился, людей убивает да скот травит.

Случались и эпидемии этой страшной болезни, потому как заразная она. Как писал в донесении Государю управляющий Вятской волостью Голубцов: «…Так что деревни обезлюдели, везде бегают голодные псы, а те, кто уберегся от злодея, по лесам скрывается и близко к себе не подпускает по причине недоверия и страха…»

36
{"b":"427","o":1}