ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он слышал удаляющиеся шаги ребенка. Сейчас он был беспомощен. Первый приступ боли отступил, он стал легонько стряхивать с глаз песок и, когда смог различать окружающие предметы, добрался до дверей котельной и в туалете промыл их водой.

Но еще долго покрасневшие глаза резали остатки песка.

– Ну и детишки, ну и цветы жизни, – хлопотал возле Сергея кукольник, разыскивая альбуцид. Наконец лекарство нашлось, и он закапал его в глаза Сергея.

Сергей был расстроен не столько из-за боли, сколько из-за того, что это приключилось с ним. В том, что случилось, была только его вина. Он позволил себе расслабиться, разговаривая с ребенком. Совсем не этому учили его в монастыре Хаймань, да и в Афганистане он ждал нападения каждую минуту, даже ночью во сне, что говорить о детях, – у каждого афганского ребенка в кармане могла лежать лимонка, там не было различия в возрасте. Эх, расслабился он на гражданке…

– В общем, так, – понизил голос кукольник. – Я сегодня же дам телеграммы, и они приедут.

– Кто?

– Увидишь. Эти люди, возможно, помогут найти Петрушку.

– А почему они раньше не нашли?

– Я ведь говорил, никто не хотел пробуждать его. Если сегодня я дам телеграмму, завтра он уже будет здесь, а там обсудим, что дальше делать. Но только ты не удивляйся ничему. Ладно?

– А почему я, собственно, должен удивиться?

– Ну-у… Их виду. Договорились?

Сергей пожал плечами:

– Договорились.

Когда резь в глазах прошла окончательно, Сергей смог сесть за руль. С кукольником они договорились, что тот позвонит Сергею, как только придет время.

Уже при подъезде к своему дому Сергей заметил что-то неладное. Возле подворотни стояли две пожарные и милицейская машины. Сергей заехал во двор. Рядом с его парадной стоял почерневший, выгоревший внутри автомобиль иностранного производства, весь залитый пеной, видно, постарались пожарные. Возле обгоревшей машины прикрытые простынями лежали два тела, «скорая», как всегда, запаздывала Работники уголовного розыска оглядывали внимательно двор, шушукались между собой… В углу двора скопилась группка любопытных соседей. На Сергея никто не обратил внимания.

Поставив машину на обычное свое место, Сергей поднялся до своей квартиры. Дверь была приоткрыта. Он постоял, послушал, что происходило в квартире, но ничего понять не смог. Тогда он медленно открыл дверь и бесшумно, как тень, проник в прихожую. Из комнаты слышались незнакомые мужские голоса. Взгляд Сергея сделался спокойным и бесстрастным, таким он становился у него перед боем. Мгновение еще помедлив, он решительно распахнул дверь и вошел.

В комнате он застал двоих незнакомых мужчин, которые стояли возле сидевшей на диване Карины.

– Во! Хозяин, видать, пришел, – сказал один из мужчин преклонного возраста, небольшого ростика и небритый. Второй был помоложе первого, но тоже по виду бомж.

– Сережечка! Наконец-то!! – воскликнула Карина и, вскочив с дивана, бросилась к нему обниматься. Такой ласки Сергей впервые удостоился от Карины, и она была ему небезразлична.

– Тут такое! Такое без тебя было!.. – восклицала Карина, освобождая его из своих объятий.

Да Сергей и сам уже заметил, что здесь что-то было. В комнате царил невообразимый беспорядок: оба кресла лежали на боку, журнальный столик вверх ножками, на ковре валялась битая посуда…

– Снова Транс придурок приходил? – спросил Сергей, оглядываясь по сторонам.

– Ну что ты! Тут такое!.. Такое! А эти двое граждан меня спасли. Они случайно пришли и меня спасли. Ведь те подонки меня связали. А потом как стрельба началась, так я думала, кабздец, тебя это…

– Подожди, Карина. Ты, что характерно, успокойся, – глядя на свежий фингал под ее глазом, проговорил Сергей. – Сядь и все по порядку с самого начала расскажи. А вы, спасители, тоже садитесь. Вон по креслицу себе поднимите и садитесь.

Бомжи-спасители подняли по креслу. Карина пристроилась на диване рядом с Сергеем и стала рассказывать:

– Я тебе уже говорила, что Басурман в последнее время каким-то козлом стал. Да у него и на роже написано это было. Вдруг страсть у него проснулась, никогда не было, а тут пожалуйста, приставать стал, пока по роже не схлопотал. Да и я тебе говорила, что ходит он за горбуном по квартире. Как Бредовик заводит свою шарманку, так Басурман к нему прилепляется и слушает – за уши не отдерешь, говорил Даже с ним чего-то. Не знаю, уж чего там Бредовик понимал… Последнее время Басурман письма писал к себе в Басурманию. Ну я, конечно, думала родичам, чтоб деньги мне на подарки слали. А тут вдруг вижу в окно, Басурман с каким-то таким же басурманом разговаривает. Ну поговорили они, разошлись. Сам знаешь, у него спрашивать бесполезняк. Я тебе говорить не хотела сначала, я ведь дня два назад у него, стервеца, вражеский передатчик обнаружила. Пытала его, говнюка. Да разве чего-нибудь поймешь, лопочет фигню какую-то. Из передатчика тоже, наверное, на его языке бубнеж. В общем, бардак. А тут сегодня, часа два назад, звонок в дверь. «Телеграмма», – говорят. Открываю. Вламываются жлобы-мордовороты, Басурман рацию схватил и ну чего-то говорить в нее. Тут один мордоворот, увидев такое дело, пихнул его; Басурман, конечно, по слабости организма упал. Ну, ты же знаешь, я ведь терпеть не могу, если его при мне обижают. Ну я мордовороту ногой по яйцам и зафигарила. Жлобы на меня, я еще одному – в то же место. Они меня скрутили, думаю, может, хоть изнасилуют, да где там – импотенты. Те-то двое, которым я двинула, теперь точно импотенты. Ну, думаю, дождались разбойного нападения, сейчас твой хрусталь прессованный да столовый алюминий тырить начнут. Но не за этим, оказывается, они вломились. Меня один мордоворот за грудки хватает. Рожа у негр поганая такая, вот тут на щеке родинка продолговатая и, знаешь, такая волосатая… Ну, мерзость! Меня чуть от одного этого не вырвало! А он у них, видно, за главного. Схватил меня за грудки, свирепую рожу скорчил и спрашивает, оскалив зубы золотые: «Где горбун?» – думал, я его испугаюсь. Ну я наглая, ты ж меня знаешь, насилия не терплю. Ну плюнула я ему в рожу, между нами, мальчиками, говоря. Он, сволочь невоспитанная, мне фингал засветил. А тут сам горбун проявился вдруг. Ну, тебе не надо говорить, – его нет-нет, а потом раз и проявился. Они его увидели, бросились к нему, а он как рванет от них… не от них – хрен его знает. Жлобов четыре человека было, это умора, как они, придурки, за ним гонялись. От этого и бардак весь. Нет бы сели и подождали, когда Бредовик проявится. В общем, минут десять по всей квартире гонялись, я тут уржалась. Басурман битый в углу стонет, его гоже связали. Поймали они горбуна, скрутили и драпалять.

«Господи, – думаю, – кому наш горбатый Бредун потребовался, чтобы мафию нанимать для его похищения. Слышу вдруг во дворе выстрел, потом еще один. И бах! Бах!.. Ту-ду-ду!.. Такое началось! Я просто офигела! Потом как рванет что-то. Настоящая война. Мой Басурман, стервец такой, лежит, прислушивается. А там из автоматов поливают, из пистолетов палят. Слышу, вроде стихло все. И тут открывается дверь и вбегают двое мужичонков чернявых и носатых, как Басурман, оба с автоматиками маленькими такими, знаешь, «узи», кажется, называются. Басурмана моего развязали и к дверям бегут. Я кричу ему: «Басурман, мерзавец, развяжи!» Он вроде ко мне кинулся, до они ему не дали, забалаболили на своем языке и увели его. Так что и вся история. А эти вот двое пришли и развязали меня. – Карина кивнула на сидевших в креслах бомжей-спасителей. – Бросил меня жених. Так что я женщина теперь свободная, – она направила лукавый взгляд на бомжей.

– Да, – вздохнул Сергей. – А что же там во дворе случилось? Я проходил сейчас, там «мерседес» взорванный, два трупа, милиции полно.

– А это ты у моих спасителей спроси. Петрович, – обратилась Карина к тщедушному старичку, – расскажи Сергуне. Ведь вы ж в самый бой попали.

– Так, то-се, я ведь уже рассказывал.

Начал повествование Петрович, часто перебиваемый своим молодым другом, который нетерпеливо шуршал курткой. Рассказ их в кратком изложении сводился к следующему.

38
{"b":"427","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Воскресное утро. Решающий выбор
Великие Спящие. Том 2. Свет против Света
Город лжи. Любовь. Секс. Смерть. Вся правда о Тегеране
Три царицы под окном
Икигай. Смысл жизни по-японски
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Бессмертники
Он сказал / Она сказала