ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Давай, Чукча, по-быстрому, чтобы он все сказал. Мы здесь целую ночь торчать не собираемся.

– Чукча помнит, как твой друган его бил.

Чукча спрятал пистолет в карман и, схватив Илью за ворот куртки, ловко сделал ему подсечку. Обессиленный побоями, Илья рухнул на пол. Чукча молниеносно натренированным движением перевернул тело Ильи на живот, заломив одну руку за спину, и коленом надавил между лопаток, так что в спине у Ильи что-то хрустнуло, и он, взвыв от боли, попытался вырваться… но не тут-то было – Чукча держал крепко.

– А сейчас Чукча отрежет тебе ухо. Чукча не шутит! Где горбун?! Кто отбил горбуна?!

– Не знаю, не знаю… – бубнил Илья, хлюпая хлещущей из носа кровью.

Повернув голову в сторону дивана, на котором, закинув ногу на ногу, сидел Туз, он видел перед носом его модный ботинок и от боли уже ничего не соображал.

Чукча, тем временем достав из кармана ножичек с выкидным лезвием, нажал на кнопку. Блестящее лезвие красиво со щелчком выскочило из рукоятки.

– Отпустите его! – закричала Карина. – Я скажу!

– Погоди, Чукча, успеешь наиздеваться, – остановил его Туз.

Чукча, уже оттянувший ухо Ильи и готовый отхватить его под самый корешок, разочарованно посмотрел на Карину и неохотно отпустил ухо.

– Его отбила гвинейская разведка.

– Ах, разведка! – издевательски повторил Туз. – Режь его, Чукча. Потом кастрируем, если без ушей не скажет.

Чукча ухмыльнулся и сладострастно взял Илью за ухо.

– Щас, сука, ты у меня слышать будешь плохо, – в последний раз зашептал Чукча в то самое ухо, которое собирался удалить. Казалось, ему был до фени горбун, сведения о котором нужно было выпытать, ему просто было приятно поиздеваться над кем-нибудь живым. За полгода работы санитаром в психушке Чукча истосковался по настоящей, мужской работе и сейчас, сжимая в пальцах человеческое ухо, трепетал от блаженства.

Илья дико орал от боли.

– Щас, щас, однако, – бубнил Чукча, не слыша воплей Ильи, еще сильнее для собственного удобства оттопыривая ухо несчастного. – Подарю тебе, зачем на голове, будешь на груди, однако, носить…

Чукча неспешно прицелился острием ножа… Стоявший возле открытой настежь двери молодой человек, гнавший Илью в комнату пинками и с довольной и восхищенной ухмылочкой наблюдавший за четкими действиями Чукчи, вдруг, ничего не произнеся, упал, словно кто-то наверху, помогая двигаться, дергал его за ниточки, за счет чего парень только и двигался, но тот, наверху, вдруг отпустил ниточки, и парень, словно гуттаперчевый, полностью расслабившись, осел на пол. Чукча, двух сантиметров не донеся лезвия до уха Ильи, повернул лицо в сторону упавшего тела…

Легко и невесомо, как тень, перескочив через лежащего, в комнату проник человек – его изящное тело передвигалось рывками, как в танце. Чукча сразу узнал своего злейшего врага, не однажды разбивавшего ему лицо. Он не растерялся и, вскочив навстречу Сергею, выбросил вперед руку с ножом. Оказавшись к противнику боком, Чукча напоминал позой мушкетера со шпагой. Но Сергей ушел от удара в сторону, каким-то механическим и трудно различимым для глаза движением правой ноги сбоку вышиб нож из руки Чукчи и тут же, не давая мгновения опомниться, ударил второй ногой в спину куда-то между лопаток. Чучка охнул и повалился на лежавшего на полу Илью.

Но Туз, мгновенно оценив ситуацию, был уже на ногах. Мастер рукопашного боя, он рад был поразмяться. Они несколько мгновений стояли друг против друга, никто не начинал бой первым. Сергей почти на голову был ниже и миниатюрнее своего соперника. Туз махиной натренированного тела возвышался над Сергеем, зло и презрительно глядя ему в глаза.

Сергей сделал легкое, почти незаметное движение телом. Это была проверка, готов ли его соперник. Но Туз и бровью не повел на обманное движение – в нем угадывался серьезный боец. Сергей решил быть осторожнее. Настала очередь Туза, он произвел обманное движение в сторону и нанес Сергею прямой удар ногой. Сергей поставил блок. Потом Сергей сделал несколько ударов, успешно отбитых Тузом.

– Ш-ш-ш… – вдруг зашипел, как змея, Сергей, произведя в воздухе несколько резких и непонятных движений руками. Это значило, что кончились силовые гимнастические упражнения и на смену им приходят другие, до сей минуты сокрытые силы воинов древнего монастыря, прячущегося в дебрях непроходимых лесов Китая…

Сергей нанес мощный удар ногой, Туз успел отскочить, но на этом Сергей не остановился, он бросился в сторону и ударил ногой сбоку. Но Туз снова ушел от удара, схватил валявшийся на полу стул и с огромной силой бросил его в Сергея, но тот увернулся, стул, пролетев мимо, ударился о стену.

Илья уже выбрался из-под придавившего его Чукчи, который продолжал находиться в глубоком вырубе, второй, лежавший у входа, хотя и постанывал, но подняться попыток не предпринимал. Когда началась заварушка, бугай с лампообразной головой, державший Карину, так и остолбенел, с открытым ртом глядя на драку; Карина тоже, забывшись и перестав вырываться, изумленно глядела на побоище. Но ударивший в стену стул вывел лысого из забытья. Он с силой отшвырнул вскрикнувшую Карину в сторону. Та, от неожиданного толчка наткнувшись на перевернутое кресло, упала и забарахталась на полу среди разбросанных вещей. Лампоголовый двинулся на Сергея. Теперь он оказался между двух огней. Кулачищи у лампоголового были здоровенные, так что можно было ожидать от него лишних неприятностей.

– Ну что, козел, влип! – зло прорычал Туз и сделал движение к Сергею.

Последовавшее за этим произошло молниеносно, в какие-то доли секунды. Лампоголовый, несмотря на свои здоровенные кулачищи, оказался лохом. Когда он очутился на расстоянии досягаемости, Сергей сделал ему удар ногой в живот. Лампоголовый как будто даже и не ожидал, что его будут бить, словно это было для него полной неожиданностью, он тут же угодливо согнулся от резкой боли, а Сергей, не ставя ее на пол, той же ногой вдарил по наклоненной к полу физиономии лампоголового, как по мячику (такому удару позавидовал бы сам Пеле). Одновременно левой рукой он отбил удар ноги Туза, нанес ему мощный удар в солнечное сплетение и повернулся к нему всем корпусом. Что дальше случится с лампоголовым, его уже не интересовало. И не зря, потому что лампоголовый слег.

Со стороны казалось, что Сергей словно предугадывает действия соперников и на долю мгновения опережает их. Это казалось сверхъестественным.

В глазах Туза мелькнуло что-то похожее на страх. Он не ожидал встречи с таким мастером, а уж их Туз перевидал на своем веку много, но этот был на голову выше их всех.

– Слушай, парень, может, решим все спокойно, без мордобоя, – предложил он, не меняя положения, а только повернув кисти ладонями вперед. – Может, успокоимся, а?

Сергей молчал, тело его выглядело безжизненной статуей.

– Ну так что, поговорим? – так и не дождавшись ответа, вновь спросил Туз.

Сергей молчал. И вдруг пружиняще слегка подпрыгнул и переменил стойку на левостороннюю. Эта с первого взгляда безобидная перестановка неприятно подействовала на Туза. Он отступил, ожидая нападения, но не дождался. Сергей снова окаменел.

– Ну мы, конечно, погорячились с обыском… – слегка дрогнувшим голосом начал оправдываться Туз. – Сам понимаешь, мужики слишком нахальные. Ну так что, поговорим?

Сергей молчал. Он уже победил, он знал это. Соперник был сломлен, подавлен, и каждая секунда молчания Сергея вселяла в него все больше неуверенности, все больше смятения… И теперь стоило только нанести последний решающий удар. Но зачем спешить?..

Тут вмешалась Карина.

– Ну что, придурок лагерный! Описался?! – Она быстро оправилась от посягательств на ее женское достоинство, того же нельзя было сказать об Илье, тщетно старавшемся прекратить кровотечение из носа. – Начисть ему мурло, Сергуня! Чтобы не припирался в приличный дом с мордоворотами без приглашения хозяина. Сделай, Сергуня, ему козью морду.

– Девушка, я вам, кажется, не хотел ничего плохого. – Туз смотрел на Карину с запоздалой нежностью, в голосе его появилась бархатная мягкость.

54
{"b":"427","o":1}