ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Илья думал, рассказать Жанне о своем приключении на кладбище или нет, но решил с этим пока не торопиться.

– А что, они сильно похожи были? – не то чтоб заинтересованно, но так, для разговора, спросил Илья.

– В том-то и дело, что ничуть не похожи. Настоящий полковник Бойко был широкоплечим, коренастым крепышом… Да вон в «бардачке» возьми его фотографию, полюбуйся, если хочешь…

Илья открыл «бардачок» нашел там фотографию и… обомлел. С фотографии на него глядел Транс! Ну точно, это был он, Илья не мог ошибиться – одно и то же лицо… Если бы только не глаза. У живого Транса они были пустыми и бессмысленными, здесь же наоборот – Транс с фотокарточки глядел умными проницательными глазами. Надо же, как только одно это меняет человека.

– Ну, похож?

Жанна бросила на Илью насмешливый взгляд.

– Не очень-то…

– Ну что, значит, узнаешь его?

В вопросе таилась какая-то ловушка, и Илья, уловив это, промолчал. Он никак не мог решить, стоит ли сказать Жанне о том, что Транс, вернее, настоящий полковник Бойко, жив.

– Я уже сказала, что настоящий Бойко исчез при загадочных обстоятельствах. Но здесь тоже не все ясно. Возможно, имеет место преступный сговор. Представь себе, несколько дней назад настоящий Бойко или как две капли воды похожий на него человек был задержан работниками милиции Петроградского района – его опознали по фотографии. И случилось невероятное происшествие. Бойко, если, конечно, это был он, убив двух милиционеров, бежал. Так что вполне возможно, что они в сговоре.

– Разве такое может быть?

– Знаешь, Илья, я видела за свою жизнь столько странных людей и думаю, что в жизни может быть все что угодно. Ну вот и приехали.

Автомобиль въехал в тихий дворик со сквериком в центре.

– Ты здесь живешь? – спросил Илья.

– Нет, что ты. Здесь так называемая конспиративная квартира. Но здесь не хуже, чем под гаражом.

Однокомнатная квартира имела гостиничный вид и содержала в себе все необходимое для комфортабельной жизни. Как только они оказались наедине. Илья тут же полез целоваться со свойственным ему напором и наглостью. Но Жанна отстранилась от него.

– Прошу тебя, присядь на минуту. Я должна тебе кое-что сказать.

– Давай потом, – все больше возбуждаясь, предложил Илья.

– Нет, Илья, сейчас.

Она насильно убрала его руки… с части своего тела.

– Дело прежде всего, – добавила она, но как-то не очень уверенно.

Прихрамывая на искалеченную конечность в ортопедическом ботинке, Жанна села в кресло, кокетливо закинув ногу на ногу. На ней была короткая юбка и черные чулки. Вид черных чулок и ортопедического ботинка привел Илью в иступленное состояние… Как все-таки привлекала его эта женщина!

Превозмогая желание, Илья уселся напротив нее.

– Ну, давай поговорим. Только, если можно, покороче.

– Как тебе, Илья, известно, – неторопливо начала Жанна, – Китаец мертв. Но есть люди, в интересах которых сохранить империю, созданную этим ужасным человеком. Где-то существуют несколько мощных лабораторий по переработке наркотиков и каналы переправки их в страны Европы. Нам пока многое неизвестно о его махинациях, но даже то, что известно, ужасает своим размахом. Я ничуть не преувеличиваю, мы не знаем действительно многого. И вот сейчас с его смертью появилась возможность развалить его обширное хозяйство.

– Ну хорошо, а какое отношение это имеет к нам?

Илья пожирал ее взглядом.

– Дело в том, – продолжала Жанна, не обратив внимания на его реплику, – что в городе имеются определенные силы, сконцентрированные в руках бандитских группировок, в интересах которых растащить империю на куски. Ты же понимаешь, ее сила и опасность в единстве. Историю-то помнишь? Так вот, начиная с завтрашнего дня начнется раздел собственности Китайца. Скорее всего, бандиты сначала устроят уборку города от людей Китайца. Так что умоляю тебя, постарайся в ближайшие дни не выходить на улицу – в городе будет неспокойно. Я это рассказала тебе только потому, что, если бы я не объяснила подробно всех причин, ты бы не послушался меня. На этот шаг мы были вынуждены пойти, чтобы выявить собственность Китайца. Обещай, что три дня ты просидишь дома. Ну!

– Обещаю, обещаю… – сладким влюбленным голоском проворковал Илья. Да такой женщине сейчас он готов был пообещать все, что в его и не в его силах.

Ответ его, кажется, удовлетворил Жанну, но Илья отнюдь удовлетворен не был. Он поднялся с кресла и подошел к Жанне…

– Все это было очень интересно… – Он присел перед ней на корточки, положил обе руки на ее ноги…

И вновь дикая невообразимая страсть сплела их тела в противоестественной борьбе; буря наслаждения вертела ими, потерявшими свое Я, волю… И снова можно было все… и даже больше, чем все. Это не была борьба животных удовольствий, нет, это было изощреннее, витиеватее и сложнее… Такое могла проделать с ними только любовь… И снова, как и в первый раз, перед воспламененным любовью и страстью взором Ильи стоял ортопедический сапожок его возлюбленной.

Этот восторг любви с небольшими перерывами продолжался до самого вечера. Жанна подвезла Илью до дома, и он, расставшись со своей возлюбленной, измученный, но счастливый, напоследок махнув рукой, вошел в подворотню. Тело его было изнурено до последней степени, душа же была наполнена восторгом и счастьем.

Возле парадной совсем близко от входа стоял автомобиль, в нем кто-то сидел. Но когда Илья подошел ближе, водитель вдруг обдал его светом фар, включив их хотя и на мгновение, но Илья не успел отвернуть лицо в сторону.

Ослепленный светом, он вошел в парадную… И вдруг с правой стороны, из темноты, на него ринулось что-то черное. Илья вскрикнул и. оттолкнув это что-то, отступил. Но человеческое тело вновь бросилось на него. Илья снова отпихнул его, повернулся к двери, толкнул ее рукой, она вдруг резко и широко растворилась без его помощи, и перед ним вырос высокий человек…

Нет! Это был не человек! Это был огромный, как человек, Петрушка в красном балаганном кафтане, красной шапочке, его губы и щеки были раскрашены алой помадой. Он скалил… зло и страшно скалил большие зубы… Боже! Это был Петрушка, которого десятки раз Илья видел в своих снах, но огромный… неестественно огромный… Крик ужаса застрял в горле Ильи, он хотел и не мог закричать, и в этом тоже было сходство со сном, с жутким сном…

Скаля зубы, Петрушка широко раскрыл объятия… Это было последним, что запомнил Илья, что-то сильно ударило в спину… И стало темно.

– Слышал? – Карина насторожилась. – Будто вскрикнул кто-то на лестнице.

– Мне тоже показалось…

Сергей неслышными шагами подошел к входной двери, приложил ухо к ее деревянной поверхности.

– Сейчас я спущусь, посмотрю, – прошептал он, тихонько открывая замок.

– Будь осторожен, – шепнула вслед Карина.

Сергей вышел на лестницу, заглянул в лестничный пролет, потом неслышно, торопливо стал спускаться по ступеням вниз… Он спешил, он чувствовал что-то не то!.. Последний пролет он преодолел, уже перескакивая через ступеньки. Когда он уже протянул руку, чтобы открыть входную дверь, со двора донесся стук закрывающейся дверцы автомобиля и визг шин… Сергей толкнул дверь… тут же светом резануло но глазам, он зажмурился, резко бросился в сторону, зная, что в ярком свете фар представляет собой слишком хорошую мишень. Но машина развернулась, свет погас. Сергей выскочил во двор и, напрягая зрение, всмотрелся в удаляющийся автомобиль. Хотя ослепленные светом фар глаза все еще видели перед собой темные шары, но Сергей смог разглядеть, что машина марки «жигули» фиолетового цвета; номер был заклеен.

– Что случилось, я слышала во дворе визг тормозов? – встретила его Карина.

Сергей, ничего не ответив, в глубокой задумчивости уселся на табуретку в кухне и потер лоб рукой.

– Что случилось? – немного погодя снова спросила Карина.

– Вспомнил! Вспомнил, где я видел эту машину! – Сергей пригладил усы. – Ведь эту машину, – он понизил голос, – фиолетовую «копейку» я видел уже дважды, и оба раза возле домов убитых свидетелей. Как я мог еще тогда не обратить на нее внимания…

56
{"b":"427","o":1}