ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да это-то фиг с ним! – махнула Карина рукой. – Где они, скоты, Илюху закопали – вот вопрос!

Сергей вдруг резко дал по тормозам и повернул руль вправо. Шины взвизгнули… Из-под колес выскочила кошка и стремглав бросилась через дорогу.

– Я все-таки надеюсь, что он жив, – хмуро сказал Сергей.

Карина промолчала.

Глава 3

КЛОУН И СМЕРТЬ

В доме Марка Анатольевича было темно. Машины нигде не было видно. Сергей, не останавливаясь, только чуть притормозив, проехал мимо.

– Где их носит?! – возмутилась Карина.

В окошке домика пузатого соседа Гриши горел свет.

– Небось, дозванивается до кочегарки. Надо бы предупредить.

– Не время, что характерно, – бросил Сергей, разворачивая машину в обратную сторону, но близко к дому не подъехал, а остановился на обочине на расстоянии трех домов от домика Марка Анатольевича.

Выключив двигатель, Сергей несколько секунд сидел молча, глядя вперед. Взглянув на него, Карина вдруг испугалась.

– Слушай, Сергуня, давай милицию вызовем, а?

Сергей молчал.

– Или наконец-то этой… как ее, Жанне позвоним…

Сергей молчал.

– Ну Сергуня!.. – заныла Карина.

– Я пойду один, – наконец сказал Сергей. – Его нельзя спугнуть. Это не просто хладнокровные и бесчувственные убийцы, это убийцы с психическим отклонением. И если их испугать милицейскими мигалками, – неизвестно чего от них можно тогда ожидать. Если даже Илья еще жив, то… Каковы будут их действия?.. Я пойду один.

– Хорошо, пойдем вместе, – охотно согласилась Карина и открыла дверцу автомобиля. – Куда ты с раненой рукой?

– Ты пойми, должен кто-то остаться на воле. Если попадусь я, ты позвонишь куда следует. Договорились?

– Ну хорошо, – глядя на него и понимая, что дальнейшие пререкания бессмысленны, согласилась Карина. – Но обещай мне, что будешь осторожен?.. Тьфу! Какая пошлая глупость лезет в голову… Ну, просто пообещай мне что-нибудь!

– Обещаю, – сказал Сергей и поцеловал ее в щечку.

Карине в лицо ударила краска.

– Тогда и я обещаю, – сказала она и поцеловала Сергея в губы…

Спустя несколько минут Сергей вылез из машины, на его лице блуждала счастливая улыбка. Если улыбка эта была не идиотская, то – влюбленного человека, каким и был сейчас Сергей. Но длилось это расслабленное состояние всего несколько мгновений, через несколько шагов взгляд его стал решительным, лицо окаменело. Глаза видели все, что происходило кругом, движения стали мягкими и упругими, как у животного. Сейчас он был неуязвим. Сейчас он был опасен.

На плохо освещенном нечастыми фонарями шоссе идущий по обочине его Сергей мало привлекал внимания и дошел до темно-синего домика Марка Анатольевича никем не замеченным. По-прежнему окна в нем были темными, и выглядел он почему-то зловеще. Возможно, потому что хранил в себе какую-то мрачную и жуткую тайну. И Сергей разгадает ее. Он не остановится ни перед чем.

Он быстро вошел в калитку и тут же бросился к первому попавшемуся дереву, слившись с его тенью. Тишина и темнота, в которой тонул дом Петрушки, могла быть обманчивой – в любую секунду могла возникнуть опасность. Иногда, тревожа тьму светом фар, по Таллинскому шоссе проносились автомобили. Сергей использовал любую возможность, чтобы разглядеть окна дома. Из темноты комнат за ним могли следить глаза убийцы… Убийц. Теперь-то Сергей точно знал, что Петрушка, вопреки уверениям директора театра уродов, не одинок в своем безумии.

Ловкое, гибкое тело Сергея перебежало в тень другого дерева, потом следующего. Хотя рана на плече, которую нанес ему пузатый Гриша, при резком движении иногда ощущалась, но Сергей умел преодолеть боль, попросту не замечать ее…

Он приник к стене дома и, прижимаясь к ней спиной, обошел его кругом. Лазеек, в которые можно было проникнуть, не обнаружилось. Стекла на веранде были слишком малы. Двери закрыты надежно. Но на задней стороне дома на втором этаже Сергей заметил два окна, выходящие не в сторону шоссе, а в сторону участка, густо заросшего деревьями, и там можно было, пожалуй, попробовать…

Сергей остановился у задней стены дома, расстегнул куртку. На поясе, среди ножей у него висели «железные когти». Это были специальные приспособления для лазанья по стенам и деревьям. Когда-то в монастыре Хаймань маленький Сергей освоил это искусство в совершенстве – давненько не приходилось ему практиковаться в этом деле. В городе среди камня и бетона «железные когти» были бесполезны. Но здесь дом был деревянный, и Сергей специально прихватил их с собой. «Железные когти» были древнейшим оружием, которое использовали в Китае в старые времена. Искусство владения ими входило в программу обучения в монастыре.

Сергей надел «железные когти» сначала на одну руку, потом на другую. Они представляли из себя длинные, почти на всю длину двух фаланг пальцев, наперстки, дальше шли металлические пластины, стягивавшиеся на запястье. Таким образом, рука оказывалась как бы в железной перчатке, и только большие пальцы оставались на свободе – именно они приводили в действие скрытый внутри механизм. Сергей нажал большими пальцами на рычажки, и из концов железных пальцев вышли острые, чуть закругленные внутрь лезвия из сверхпрочного металла. Это напоминало кошачью лапу, выпустившую когти, только страшнее ее – этот коготок нес не царапину, он нес смерть. Сергей посмотрел вверх на окно и, приставив концы пальцев к деревянной стене дома, – выпустил железные когти. Они глубоко впились в древесину… Сергей подтянулся, поднял вверх свободную руку, выпустил когти из другой перчатки, втянув у первой. Со стороны это было удивительное, фантастическое зрелище, словно гигантское насекомое медленно ползет по отвесной стене вверх. С виду делал он это без особого труда. Но так только казалось. Сергею это «ползание» по стене стоило огромных усилий, кроме того, от напряжения усилилась боль в плече.

Наконец он добрался до окна и, вцепившись железными когтями в стену дома, на высоте восьми метров над землей осмотрел раму. Но было слишком темно, а в таком висячем состоянии фонарик было не достать. Выручил проезжавший по шоссе автомобиль. Свет фар только на мгновение вырвал переплет окна из тьмы, но Сергею этого оказалось достаточно, чтобы увидеть, что форточка чуть-чуть приоткрыта. Вот это подарок судьбы!

Сергей втянул на одной руке когти и толкнул форточку, потом просунул в форточку руку и, нащупав свободным большим пальцем щеколду, открыл ее… Окно распахнулось… В комнате что-то зазвенело, в нос ударил резкий запах ацетона. Вероятно, с подоконника упала бутылка и разбилась. Сергей, подтянувшись на одной руке, вперед ногами влетел в комнату.

Здесь запах ацетона был резче, даже защипало глаза. Сергей в темноте снял с рук «железные когти» и повесил их обратно на пояс, только после этого, достав из кармана фонарик, зажег его.

Он оказался в небольшой комнате с кроватью и туалетным столиком. На кровати под тюлем – пирамидка подушек. Сергей выдвинул ящик туалетного столика, там были какие-то тряпочки, кукольные платьица и прочий, с точки зрения взрослых, хламец детской жизни. Не найдя ничего для себя интересного, Сергей открыл дверь и оказался в другой столь же маленькой комнате. Здесь он остановился, изумленно оглядываясь крутом. Большие на все стены стеллажи были уставлены игрушками. Куклы сидели, стояли, спали в детских кроватках, их было множество: пластмассовых, резиновых, деревянных… как в детском магазине. Но поразило Сергея не это, а то, что лица всех, без исключения всех, кукол, так же как у убитых свидетелей, были разрисованы под клоунов. И от этого делалось жутковато. Недолго пробыв в комнате среди странных игрушек, он вышел на лестницу и стал спускаться вниз.

Все чувства Сергея были напряжены, он вслушивался в каждый звук, доносящийся с улицы, – его шаги были неслышны, только изредка всхлипывала под ногой половица. Он оказался на веранде, это место ему было уже знакомо. Понимая, что нужно торопиться, что хозяева вот-вот могут вернуться, Сергей не стал здесь задерживаться, а прошел в комнату. Ему во что бы то ни стало нужно было найти улики. Хотя бы одну улику злодеяний Петрушки и его подручных карликов, до того как они вернутся. Ему нужны были доказательства. Иначе все зря, все напрасно…

70
{"b":"427","o":1}