ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– …Мы пр-ригласили тишину… На наш прощальный ужин…

Удивительное это было сочетание песен Вертинского и небесных акробатов. Илья не мог оторвать глаз…

Но музыка смолкла, свет прожекторов погас, и Илья остался наедине со своим ужасом, тоской смерти и, вновь оказавшись в полной темноте, впал в какое-то получеловеческое-полурастительное состояние, находясь вне времени, вне пространства…

Сидя на дне колодца среди человеческих останков, Илья и самого себя переставал считать живым. Сколько проходило времени – час, день, неделя?.. Но снова загорался свет, и наверху на краю колодца скакал, гримасничая и бросая в Илью камешки, мерзкий Петрушка… и слышался радостный детский смех.

Иногда у Ильи появлялась способность размышлять. Он понимал, что в нем самом тоже живет такая кукла. Страшно было оказаться в лапах больного человека. Но может быть, еще страшнее оказаться на его месте. А ведь Илья запросто может оказаться на его месте и уже будет не жертвой, а безумным, кровожадным маньяком, мучающим и убивающим ни в чем не повинных людей, подчиняясь только приказам своей болезни, находясь в руках опасного для окружающих безумия, не сознавая, насколько это чудовищно и страшно. И только по случайности, недоразумению в колодце сейчас Илья. А ведь он мог быть по ту сторону мучений – быть мучителем.

От этих мыслей Илья тихонько скулил и корчился во тьме, как щенок от тоски по теплому материнскому телу. Илья скулил оттого, что терял связь с чем-то родным – человеческим… постепенно становясь животным… Уже в который раз Илья глядел на вертящихся под потолком акробатов, не с тем затаенным ужасом и восторгом, как в первый раз, а со злостью. Вот бы упала эта девчонка. Он знал, что это они приходят вместе с Петрушкой и хохочут и издеваются над ним, а потом устраивают ему представления… Хоть бы ты сорвалась!.. А я бы!..

И другой, уже голос разума: «Ведь они нарочно превращают его в животное, чтобы он бросался на стены в бессильной и тупой звериной злобе. Но нет! Они не дождутся этого… никогда…»

Сверху Илье бросали хлеб и грелку, наполненную водой. И он ползал в темноте, шаря руками по полу, натыкаясь на человеческие останки. Неприятно это было только первое время, потом привык. И бежать он тоже собирался только в первое время, пока не понял, что по бетонным стенам наверх не забраться.

Но самым страшным здесь были не голод и даже не камешки Петрушки. Страшен был лютый холод, который сводил не только ноги, спину… все тело жуткими судорогами, и хотелось кричать от боли… И он кричал, пока боль не отпускала, но не надолго. Когда удавалось уснуть, судороги вновь набрасывались на расслабленное тело и вновь крутили его… И он кричал, выл…

Глава 5

МЫ ЕЩЕ ВСТРЕТИМСЯ!

Снизу, из колодца, на него смотрело разрисованное лицо клоуна… Сергей от неожиданности отступил, взяв себя в руки, вновь заглянул в колодец. Клоун уже не смотрел. Он сидел не шевелясь, обхватив голову руками.

– Эй! Эй, ты кто такой? – позвал Сергей и мигнул пару раз фонариком.

Он был готов в любой момент убрать голову, если сидящий на дне колодца клоун ради смеха попробует швырнуть в него чем-нибудь, бумерангом, например.

– Эй ты! Вылезай оттуда! Кому говорю-то, что характерно!..

Человек вздрогнул, медленно убрал от головы руки и поднял вверх свое клоунское лицо. Сергей немного подался назад. Клоун поднялся на ноги.

– Это ты, Сергей? – донеслось из колодца.

Это был голос не Ильи, но Сергей сразу понял, что это он. Просто какая-то сволочь перепачкала ему лицо краской.

– Илья, это ты, что ли?!

– Да, – ответил он из колодца, но в отзыве этом не прозвучало радости.

– Подожди, я сейчас тебя вытащу.

Сергей отвязал веревочную лестницу, прикрепленную к потолку одним концом, она оказалась такой длины, что ее хватило, чтобы дотянуться до дна колодца. Но Илья не торопился подниматься на волю.

– Ну что же ты?! Вылезай. Скорее! – поторопил его Сергей.

Только после этого окрика Илья взялся за лестницу и стал подниматься. Когда он оказался рядом с Сергеем, тот обнял его, но Илья ответил на объятия друга слабо, будто нехотя. Было видно: что-то надорвалось в Илье. Ну ничего, самое главное – вытащить его отсюда. Там оклемается!

– Теперь пошли, быстро. Они могут в любую минуту вернуться.

– Подожди, Сергей, – сказал Илья.

Сергей промелькнул по его раскрашенному лицу светом фонаря, и показалось ему вдруг, что Илья вот сейчас захохочет истерически, захлопает в ладоши, как настоящий цирковой клоун, и заходит дурацкой походкой вокруг него.

– Ну что? Что?!.

Сергею не терпелось покинуть эту страшную комнату.

– Вот это, кажется, тебе.

Илья протянул ему тонкую, мятую тетрадь.

– Что это? – Сергей взял тетрадь, посветил на нее, открыл и пробежал глазами первую строку. – Это же дневник моего отца, – сорвавшимся голосом проговорил Сергей, пролистывая еще несколько страниц, испещренных мелкими китайскими иероглифами. – Где ты его взял?

– Там, внизу, – кивнул Илья в сторону колодца. – Там же и твой отец.

– Что?! – переспросил Сергей.

Но не дождался повторения, а оно ему и не требовалось. Он подошел к краю колодца и осветил то, что лежало на его дне. Илья подошел и остановился сзади.

– Где он? – тихо спросил Сергей.

– Вон там, в углу, – указал Илья, он еще хотел что-то сказать, но вздрогнул и отошел в сторону. – У него на руке сохранилась татуировка, – чуть помедлив, глухо сказал Илья, глядя в сторону.

– Подожди меня здесь, – Сергей взялся за веревочную лестницу и стал спускаться в колодец.

Илья проследил за тем, как Сергей, рассмотрев наколку и самого покойника, удостоверился и осторожно поднял его на руки. Через несколько минут Сергей был уже наверху. Труп сохранился на удивление хорошо и фактически представлял из себя высохшую мумию. На сморщенном лице, если приглядеться, даже можно было разглядеть черты родового сходства. Но сейчас было не до этого… Не до этого было сейчас!

– Нужно уходить, они в любую минуту появиться могут.

Сергей передал фонарик Илье, самому ему с мумией отца на руках светить было неудобно.

Илья откинул ковер, и они оказались в комнате, потом прошли на веранду. Замок оказался удобным – он захлопывался снаружи, поэтому хозяева, когда они явятся, не сразу обнаружат, что дом их посещал гость, и не вдруг хватятся пропажи.

– Боже ты мой! Это ты, Илья, что ли?! – Хоть и было темно на улице, но Карина узнала его по походке. – Ну и рожа у тебя размалеванная. А третий кто? – спросила она, увидев как Сергей бережно укладывает мумию на заднее сиденье автомобиля.

– Это отец Сергея, – ответил Илья.

Карина сидела на месте водителя, Илья уселся рядом. Сергей на заднее сиденье, рядом с мумией.

– Как же ты исхудал! Я так и думала, что мы тебя найдем, – Карина поцеловала Илью в раскрашенную, покрытую щетиной и грязью щеку. – А чего это ты так намакияжился?

Илья посмотрел в зеркальце.

– Я не знал, что у меня такое лицо, – сказал он.

Карина дала Илье платок, и он стал старательно, даже с каким-то остервенением, оттирать от краски лицо. Сергей не принимал участия в разговоре. Сидя на заднем сиденье, рядом с мумией отца, он увлеченно читал испещренную китайскими иероглифами тетрадь, иногда у него вырывалось возмущенное: «Эх!» или еще какой-нибудь нечленораздельный возглас. Сергей находился в крайней степени возбуждения. Пожалуй, в таком состоянии его никогда не видел ни Илья, ни тем более Карина.

– Ну, как ты, Илюша? – когда он, стерев краску, обнажил свое настоящее лицо, спросила Карина. Лицо это имело ужасный, изможденный вид, особенно страшны были глаза Ильи. У них на дне сидела какая-то безнадежная тоска и страх; и смотрели они так, будто остановилась в Илье жизнь, – кончилась, а двигается, смотрит и говорит он только по инерции.

Илья, не ответив, отвернулся к окошку. Минут десять сидели молча.

– Может, музыку включить? – предложила Карина. – Реквием можно…

72
{"b":"427","o":1}