ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но движение получилось у него не очень удачным. Вытянутая рука в гипсе шарахнула по золоченой вешалке, приспособленной специально для головных уборов, и она, разбрасывая шляпы, с грохотом повалилась на пол. Охранник тут же поднял ее и поставил на место.

– Ну вот! – плачущим голосом воскликнул адвокат, скорым шагом направляясь в кабинет. – Уже полквартиры, соответственно, разгромил. И это только за один день.

Он пропустил Сергея вперед, потом вошел за ним. Адвокат уселся за стол, попутно опрокинув загипсованной рукой лампу, и со вздохом облегчения, положил больную руку на крышку стола.

– Представьте, Сергей Васильевич. Только вчера сняли гипс с ноги, а сегодня конкуренты клиента… Ай! – махнул он левой, здоровой рукой. – Вспоминать не хочется… Ну да ладно. Рассказывайте вы, драгоценный. Ведь вы что-то узнали… Скажите, узнали?!

Сергей достал из нагрудного кармана куртки дневник отца.

– Да, узнал.

– Ну говорите, говорите скорее, мой драгоценнейший, ведь я так любил папочку.

– Я пришел сообщить вам, что ваш отец умер. Но перед смертью просил передать, что любит вас и хочет, чтобы вы продолжили его дело…

– А откуда все это известно? – Огонек недоверия блеснул в многострадальных глазах Александра Михайловича. Он неповрежденной рукой надел очки и присмотрелся к Сергею. – Откуда?

– Далее он просил передать, – проигнорировав вопрос адвоката, продолжал Сергей, – что на левой стене, за книжным шкафом, – Сергей открыл дневник отца и, чтобы не допустить ошибки, стал читать из него вслух, – десять сантиметров от подоконника, сто тридцать сантиметров от пола, под слоем штукатурки… Все. Больше, что характерно, ничего нет.

На адвокате не было лица, он выглядел потерянным и изумленным.

– Десять сантиметров от подоконника, сто тридцать от пола… Десять от подоконника… – тихо шептал он одними губами. – …Десять от подоконника… Молоток… Молоток!!! – вдруг дико заорал адвокат, голос у него был удивительно высокий и звонкий, ведь когда-то в хоре мальчиков он пел сопрано.

И от этого сопрано у Сергея заложило уши. Двое очумелых амбалов с пистолетами в руках вломились в комнату и выпученными глазами стали искать, кого бы пристрелить.

– Срочно молоток! – прокричал из-за стола Александр Михайлович. – И сантиметр.

Охранники тут же убежали, на ходу пряча оружие. Сам адвокат вскочил, повернулся к окну, с грохотом на пол упал монитор компьютера. Но Александр Михайлович, казалось, не заметил этого – он старался здоровой рукой отодвинуть здоровенный шкаф с книгами от стены. Но то ли шкаф был слишком тяжелым, то ли неудобно было его отодвигать, но адвокату это не удавалось. Помогли подоспевшие молодцы. Они отодвинули шкаф и по велению охраняемого тела удалились. Сергей следил за происходящим в комнате безразлично.

Хотя принесли ему, как он и просил, сантиметр, адвокат не стал ничего мерить, а, выбрав место, на глазок долбанул несколько раз молотком но стеке, потом снова и снова… Пока не образовалось отверстие, в которое адвокат сунул здоровую руку и, пошарив там, вытащил старинную шкатулку. Александр Михайлович поставил ее на стол и открыл: там лежал перепутанный комочек драгоценностей, несколько колечек, цепочек и прочая ювелирная шелупень.

Адвокат вдруг резко захлопнул крышку и со страхом посмотрел на безразличного Сергея, за время всех этих разрушений так и не переменившего позу. Хозяин быстрым, торопливым движением выдвинул ящик стола и спрятал туда шкатулку, потом сел в кресло и тяжело грохнул загипсованную руку на стол. Здоровой рукой он вытер со лба пот. Сергей не произнес ни слова, глядя на ошалевшего адвоката.

– Господи! Сколько лет я ждал этого дня! – наконец проговорил Александр Михайлович. – Извините, Сергей Васильевич, за мое поведение, но ведь это драгоценности бабушки, из-за них, соответственно, расстреляли дедушку. Они чудом сохранились после обысков ГПУ… Ведь я из-за них всю дачу разрушил, а они здесь, в квартире… нет, это невероятно! – Адвокат схватился рукой за лоб. – Бедный папочка! Ведь я думал, что его убили из-за этих самых драгоценностей…

Адвокат Михин, судя по виду, успел взять себя в руки.

– Нет. Его убили, что характерно, по другой причине.

– Кто?! Кто убил моего папочку? – воскликнул адвокат и подался вперед, загипсованной рукой сбив со стола пепельницу.

– Человек, который убил его, вчера на моих глазах сгорел заживо. Но вас, должно быть, интересует не он, а заказчик…

– Так был еще и заказчик?! Говорите, драгоценный мой, кто этот человек? Я из него сделаю кучу мусора…

– Это Китаец, именно он приказал выкрасть вашего отца и замучить до смерти, но и он, что характерно, мертв. Так что… – Сергей развел руками.

– Китаец?.. Я боялся, что он приложил сюда свою лапу, хотя и подозревал… Это из-за завещания вашего отца, да?

И Сергей вкратце рассказал, как все случилось и как умер отец адвоката. Из дневниковых записей следовало, что некоторое время их отцы сидели в колодце вместе. Отец адвоката умер первым.

– Отец адресовал этот дневник мне, хотя в то время все думали, что я погиб в Афганистане. Там произошла путаница с документами, я тогда находился в госпитале. Возможно, эта путаница спасла мне жизнь, потому что и Китаец думал, что я мертв, в ином случае он постарался бы ликвидировать меня, чтобы я не совал свой нос и как-нибудь не докопался до смерти отца. Они даже не потрудились как следует подделать завещание.

– Бедный, бедный мой папочка, – вновь запричитал адвокат. – Послушайте, послушайте меня, драгоценный Сергей Васильевич. Мне очень стыдно, что я недостойно вел себя, когда обнаружились драгоценности бабушки. Но ведь без вас не было бы ничего. – Адвокат выдвинул ящик стола и, порывшись в нем, положил на стол крохотный перстенек с камнем. – Вот. Я хочу подарить вам это в знак дружбы и благодарности.

– Зачем он мне? – пожал плечами Сергей. – Да и, что характерно, маловат.

– Конечно, маловат, – это перстень для дамы, для дамы, которую вы любите.

Сергей улыбнулся:

– Ну, тогда, пожалуй…

Он спрятал перстень в карман.

– Так где, вы говорите, находится дом, в котором умер мой папочка?

Сергей назвал адрес.

– Ага-а! Я куплю это место… Я куплю это место и поставлю там памятник. Сегодня же этим и займусь.

Адвокат пошел провожать Сергея до двери.

– Ну вот, теперь вы знаете, кто виновен в смерти наших отцов, – сказал Сергей, уже стоя возле входной двери.

– А вы знаете, – вдруг почему-то перейдя на шепот, заговорил Александр Михайлович. Он поманил Сергея к себе поближе. – А ведь он жив, – еле слышно, одними губами проговорил адвокат и оглянулся.

– Кто жив? – тоже шепотом переспросил Сергей.

Хотя он уже понял, он сразу понял, кто. Желваки заходили на его щеках, он пронзительно смотрел в глаза адвоката.

Адвокат, немного помедлив, оглянулся снова и, приблизившись к уху Сергея, прошептал:

– Китаец жив.

Глава 7

ДЕЛЕЖКА – ТРУДНОЕ ДЕЛО

(В БОЙ ИДУТ ОДНИ МЕРТВЕЦЫ)

Раздел имущества между бандитскими коллективами проходил на пятом этаже гостиницы рангом пониже и позамызганнее, хотя и тоже недалеко от центра города.

Забойщик, устраивавший сходку, решил, что при дележе могут возникнуть эксцессы, а поножовщина или стрельба в шикарной гостинице может привлечь внимание правоохранительных органов.

Все собравшиеся после крупной уборки братки были на взводе: каждому казалось, что он замогилил большее, чем другие, следовательно, может рассчитывать на больший кусок.

В назначенное время во главе длинного стола с золотым колокольчиком восседал Забойщик. Паханы сидели по обе стороны стола. Все они были возбуждены предстоящей дележкой, только старый Ублюдок тихонько посапывал, уронив плешивую голову на грудь, – изношенный его организм не мог подолгу выносить бодрость.

Звон золотого колокольчика заставил смолкнуть разговоры за столом.

– Я рад видеть вас снова, – по привычке используя американскую формулировку, поднявшись и обводя доброжелательным оком собравшихся за столом, проговорил Забойщик. – Пора подвести итоги большой уборки. По нашим сведениям, уборка удалась на славу. Город очищен от скверны. Полутора-двумя сотнями головорезов, насильников, убийц и прочих подонков, паразитирующих на теле демократического государства, стало меньше. И в этом ваша заслуга! – Сдержанные аплодисменты прервали его вдохновенную речь, паханы согласно закивали. – Наши потери в этом благородном деле невелики, всего десять-пятнадцать братков. Цифры уточняются, но все равно прошу почтить их память молчанием…

76
{"b":"427","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анатомия на пальцах. Для детей и родителей, которые хотят объяснять детям
Проклятое золото храмовников
Как хороший человек становится негодяем. Эксперименты о механизмах подчинения. Индивид в сетях общества
Солонго. Тайна пропавшей экспедиции
Кремль 2222. Охотный ряд
Как ты смеешь
«Наутилус Помпилиус». Мы вошли в эту воду однажды
Тень