ЛитМир - Электронная Библиотека
***

Принц с утра был в плохом настроении. Впрочем, мальчик пребывал в нем с самой свадьбы, и даже богатые свадебные подарки не помогли его развеять. Давняя мечта - настоящий кавднийский жеребец, отправился на конюшню, в соседнее стойло рядом с бочкообразным смирным пони, набор резных фигур для клеточного боя валялся на полу, а доска пала жертвой кошачьих когтей. Мальчик рассеянно перелистывал книгу, даже не пытаясь читать. Хранитель терпеливо ждал, когда Арлану надоест играть в молчанку, но не выдержал первым:

- Вы сегодня собираетесь заниматься, ваше высочество, или я могу вернуться в библиотеку?

Принц сердито захлопнул книгу:

- Почему я должен был на ней жениться?

- Так пожелал король, - Лерик уже сбился со счету, сколько раз за последние дни он отвечал на этот вопрос. Обычно, получив ответ, Арлан замолкал, не смея открыто возмущаться, но сегодня, сердито сопя, продолжил разговор:

- Это не причина. Это следствие, - они недавно начали изучать логику, и Лерик был вынужден согласиться.

- Государственные соображения, Арлан. Империи нужна Ландия.

- Но мы же ее и так захватили, зачем жениться?

- Чтобы твой сын мог править Ландией по закону, а не по праву сильного. Захватчиков нигде не любят.

Мальчик нахмурился:

- Но она не сможет родить мне сына. Она уже пожилая, а когда я вырасту, будет совсем старуха. У нее уже кровь не будет идти, а без крови у женщины детей не бывает.

Лерик ощутил, как пылают его уши, к счастью, прикрытые волосами. Столь деликатные особенности строения женского тела не входили в программу обучения семилетнего мальчика. Но разве можно что-то скрыть в этом дворце? Проведя детство на побегушках в доме удовольствий, легче сохранить невинность, чем среди придворных сплетниц! Он не хотел лгать, но и не был готов объяснять ученику все подробности человеческого размножения. Нельзя же так, сразу, сперва надо про птичек поговорить, пчелок, самые стеснительные и вовсе с цветочков начинают:

- В таких случаях обращаются к белым ведьмам.

- А они ушли, - спокойно возразил мальчик.

- Как это?! - Временно потерял дар речи Хранитель.

Арлан пожал плечами:

- А так, я слышал, госпожа Адира говорила сегодня утром госпоже Каре, у матушки в приемной, что теперь ей придется идти к коновалу, потому что целитель не согласится даже за деньги ее избавить, а ведьмы ушли, а муж ее убьет. У нее лошадь заболела, и муж будет сердиться, да?

Не успевшие остыть уши вспыхнули с новой силой. Лерик хмыкнул что-то неопределенное, что при желании можно было расценить как утвердительный ответ, а Арлан, похоже, решил сегодня окончательно добить наставника:

- Так если ведьмы ушли, она не сможет родить сына. Можно я попрошу отца о разводе? Этот брак ведь все равно не настоящий, я ведь с ней не спал в одной кровати, а без этого не считается. Если надо обязательно жениться, то я женюсь, только сам выберу. Красивую! - По тому, как заблестели глаза мальчика, Лерик понял, что выбор уже сделан, и Арлан теперь прощупывает почву. Интересно, кто же счастливица? Он возразил:

- Супруга принца должна быть не только красивой, но так же умной, доброго нрава и знатного рода.

- Леди Лиора знатная и добрая! И любит меня! Я принес ей цветы из оранжереи, а она меня поцеловала. Вот сюда, - мальчик показал на левую щеку, где если приглядеться, до сих пор можно было различить слабый розовый след помады, - как ты думаешь, отец позволит?

Вдобавок к ушам, вспыхнули щеки. Да что ж это такое?! Вот ведь ненасытная дрянь, ей что, мало королевского внимания и подарков?! Хочет сама стать королевой? Ну что ж, маленькой фаворитке нельзя было отказать в дальновидности. Но эта игра, сегодня безобидная, завтра может стать смертельно опасной. Если Элиан узнает, Лиоре конец, она не понимает, во что ввязывается. Лерик резко возразил:

- Об этом рано не только разговаривать, но и думать, - и раскрыв грамматику, подтолкнул ученика за стол:

- Страница двадцать восемь, ваше высочество. От сих до сих. И еще два параграфа за вчерашний пропущенный урок.

***

Документы из всех городских управ Сурема хранились в архивах главного храма Хейнара, при школе, где обучали судей. Министр государственного спокойствия не без оснований полагал безупречное судопроизводство одним из столпов этого самого спокойствия, и время от времени, но не реже двух раз в год наведывался в архив. Там он наугад выбирал отчеты, сверял записи. Кто-то в итоге отправлялся в отставку, а кого-то повышали по службе. Иногда, впрочем, Чанг только удивлялся, какой чепухой забивают голову Хейнара простые смертные, если он и впрямь, как говорят жрецы, вникает в каждое дело и помогает судье принять праведное решение.

Из-за чего только не судились почтенные горожане! Вот, к примеру, дело купца Крутона против соседского козла. Вернее, против соседа, конечно, ведь это сосед выпускал свое животное пастись в чужой палисадник. Но только житель Сурема мог обвинить владельца козла не в потраве, а в посягательстве на честь и достоинство - ибо вышеозначенный козел был плешив и холощен, а почтенный Крутон плешью обзавелся еще в молодости. С тех пор он успел жениться, наплодить детей, но в совокупности козлиных недостатков все равно усмотрел намек, и отправился скандалить. Слово за слово, дело дошло до суда. Но окончательно добило Чанга решение судьи: поскольку истца оскорбляет сочетание козлиных увечий, а вернуть козлу мужественность невозможно, постановляется животное побрить так, чтобы плешивость его стала незаметна глазу, а судебные издержки взыскать в двойном размере - как с истца, так и с ответчика.

Но сегодня он приехал в храм с другой целью. Министр прихватил с полки первую попавшуюся папку и вышел в небольшой сад, разбитый позади здания. Отыскал скамейку, присел и закрыл глаза, откинувшись на спинку. Распогодилось, солнце припекало, где-то неподалеку долбил дерево дятел, священная птица Хейнара. Трещали цикады. В такое утро хорошо пить карнэ на террасе в вишневом саду, или прогуливаться неспешно вдоль канала, кидая хлеб вальяжным лебедям. Все что угодно, лишь бы не начинать тот разговор, ради которого он пришел сюда. Но высокая нескладная фигура бывшего старшего дознавателя как раз показалась в конце аллеи.

- Вы уже знаете, что белые ведьмы покинули империю? - Поинтересовался министр, как только Реймон присел на другой конец скамьи.

- Трудно не знать того, о чем говорит весь город.

- Я доложил днем его величеству.

- И что король?

- Его величество изволил рассмеяться, затем сказал: "Пусть бегут, трусливые серые мышки, все равно им не укрыться". И нельзя сказать, что он сильно удивился.

Дознаватель сжал губы и ничего не сказал, но министр не дал ему отмолчаться:

- Империя начала войну с Кавдном, Ландия уже захвачена. Король отвечает за свои слова, скоро весь обитаемый мир будет принадлежать его величеству. Огромная единая империя, белым ведьмам и впрямь будет негде спрятаться. Не так ли?

- Я предупреждал Илану, что на этот раз бегство их не спасет.

Чанг развел руками:

- Знаете, Реймон, мне по должности положено быть всеведущим и всемогущим. И если всемогущество доступно только Творцу, то над всеведеньем я усиленно трудился много лет. Однако последнее время у меня сложилось впечатление, что младшей судомойке на дворцовой кухне известно больше, чем мне. Ей хотя бы гадалка рассказывает, что было, что будет, чем сердце успокоится. А мне даже гадать приходится самому. Но если вам нужна моя помощь, господин бывший старший дознаватель, то я должен знать, а не догадываться.

Реймон одарил министра весьма неприятным оценивающим взглядом:

- Вы не тот человек, от чьей помощи отказываются, министр. Но действительно ли вы хотите помочь? Вы ведь верный слуга короля и империи.

- Я служу империи, Реймон. А чему, или кому служите вы?

62
{"b":"429311","o":1}