ЛитМир - Электронная Библиотека

На этом месте следователь кашлянул и слегка покраснел. Была и у него в молодости одна историйка, узнай о ней жена, ох и не поздоровилось бы ему. Убивать, может, и не стала бы, но жизнь превратила бы в полный ад, можно не сомневаться. Но бог миловал, все осталось в тайне. А вот у этого молодого человека судьба сложилась иначе. Он узнал про любовника, узнал место встречи неверной супруги и ее ухажера, оказался там в нужное время, и даже свидетель имеется, который видел, как этот человек или кто-то очень похожий на него стрелял в жертву несколько раз, а потом столкнул ее тело в воду и быстро ушел с места преступления.

И все же что-то мешало поверить следователю в то, что этот молодой мужчина является убийцей. Было что-то в лице подозреваемого хорошее и чистое, что мешало думать о его виновности. Но конечно, следователь не собирался доверять одним лишь чувствам. Это у нервных дамочек всякие там инсинуации и интуиции, а он мужик и привык работать с фактами. А факты говорят, что Роман вполне может быть тем самым убийцей.

Но если убийцей был Роман, застрелил и ушел, тогда зачем он вернулся обратно к Неве? Потянуло на место преступления? Так по логике вещей рановато. Раскаяние обычно накрывает не раньше, чем через несколько часов, а то и дней. Тогда зачем вернулся? Что-то забыл на месте преступления? Но что? Сыщики внимательнейшим образом осмотрели все вокруг и ровным счетом ничего примечательного не обнаружили. То есть следов, окурков и прочего мусора там было предостаточно, но все это оказался старый мусор и старые следы. Из свежего был только труп, в голове которого засели три пули. И несколько капель крови на набережной у самого спуска к Неве, предположительно опять же принадлежавших покойной.

Вот эти пули тоже были своеобразной головной болью для самого следователя. Откуда взялись эти пули? Ясно, что выпущены они были из боевого оружия. Получалось, что у этого тихого паренька – бухгалтера, которого со всех сторон со школьной поры окружают одни лишь похвальные грамоты, поощрения и хорошие отметки, откуда-то появились связи, чтобы приобрести огнестрельное оружие. И не в магазине он его купил, а непонятно у кого и как.

А ведь такое нигде не зарегистрированное оружие должно стоить очень дорого, потому что достать его было трудно. И вообще, к чему эта помпа с выстрелами в голову? Мог бы попроще с ней расправиться. Кругом полно подручных средств. К чему тратиться еще и на оружие для неверной жены? Добывать его, где-то хранить и ухаживать, чтобы в нужный момент не подвело. И все это ради трех эффектных выстрелов в голову? Чистой воды позерство.

А что-что, но на позера этот молодой человек тоже не походил. Одет был аккуратно, но скромно. И ничто в его забитой внешности не вызывало мыслей о столь громком убийстве. Конечно, встречались в жизни следователя такие случаи, когда внешность жестоких убийц была самая что ни на есть заурядная, но всегда было в их поведении что-то настораживающее, дергающее за нерв. А этот молодой человек казался вполне естественным в проявлении своих чувств. Он был напуган, он был озадачен, и еще он очень переживал за свою жену и особенно за своего ребенка.

– По факту исчезновения вашего ребенка будет заведено отдельное дело. Если после проводимой нами проверки выяснится, что ребенок и впрямь похищен, а не живет где-нибудь у бабушки или у тети, то мы возбудим дело о его похищении.

Следователь держался спокойно. Что-то подсказывало ему, что если мать лично знала «няню», приглашенную к ребенку, значит, волноваться особо не о чем. Какая мать пожелает зла собственному дитяти, да еще такому обожаемому, как Михасик? Наверняка между женщинами существовал какой-то тайный сговор. Они хотели обмануть папашу, зачем и с какой целью, разбираться нужно, но это не срочно. Ясно, что ребенку ничего не угрожает. Если бы это было не так, то мать не отдала бы сына своей знакомой. Она ей доверяла, это факт. Доверяла настолько, что доверила самое дорогое, что имела.

Все опрошенные оперативниками соседи по дому потерпевшей в один голос отзывались о покойной как об очень хорошей и заботливой до трепетности мамаше.

– Ребенка своего она боготворила. Дрожала над ним, словно невесть над каким сокровищем. На прогулке его дальше чем на несколько шагов от себя никогда не отпускала. Чуть что, сразу же за ним мчалась, Михасик, не упади! Михасик, эту бяку не трогай! Михасик, туда не лезь, это опасно!

– Она всегда звала сына именно Михасиком?

– Да.

– А ссоры у родителей ребенка между собой случались?

– Случались, наверное, как же без них? В любой, даже самой лучшей семье бывают разногласия.

– Но громких скандалов, особенно с угрозами, слышно не было?

Этот вопрос был адресован ближайшей соседке потерпевшей, которая жила через стену и с которой убитая женщина поддерживала дружеские отношения.

– Так были со стороны мужа угрозы в адрес жены?

Соседка покачала головой. Нет, громких ссор или угроз в адрес жены она от Романа не слышала. Роман с Наташей частенько ссорились, это соседка не отрицала, но чтобы у них дело доходило до драки или чего-то подобного, такого не наблюдалось. Роман всегда пытался сгладить ситуацию, и частенько это ему удавалось.

– Может быть, замечали какие-нибудь странности в поведении отца ребенка?

– Странной можно было бы назвать мать – Наташу.

– Почему ее?

– Ну, знаете, я и сама мать, у меня двое детей, правда, взрослые они уже. Но когда они были маленькие, я не припомню, чтобы я так их баловала или так с ними носилась. Михасику же было разрешено буквально все, разумеется, если это не угрожало, по мнению матери, его безопасности. Тут уж она стояла жестко. Но если она считала, что угрозы нет, то ребенок получал что хотел и по первому же звонку.

– А Роман?

– Тот нет. И все ссоры, что были у Романа с Наташей, случались из-за разного подхода к воспитанию ребенка. Но так как Роман много работал, то больше всего времени Михасик проводил с мамой. Ну и она его воспитывала по-своему.

Следователь и сам видел, что не такая уж большая квартира молодой семьи казалась еще меньше из-за обилия всевозможных игрушек. Только электромобилей было три штуки. Огромный черный джип, стремительный «Мазератти» и красная пожарная машина. Они занимали собой все свободное пространство коридора, так что пройти можно было с большим трудом, лавируя и держась за стену.

Увидев, как оперативники входят в квартиру Романа и Наташи, соседка насторожилась:

– А что случилось? Где Роман? Где Наташа с ребенком?

Оперативники пробовали отмолчаться, но потом решили, что все равно женщина рано или поздно узнает правду, и рассказали, что Романа подозревают в убийстве жены, случившемся вчера вечером. А их ребенок куда-то пропал, по словам отца, еще днем его увезла некая няня, нанятая его женой. Так это или нет, предстоит выяснить следствию.

После этого соседка тихо ушла к себе в квартиру, явно пораженная до глубины души услышанным. Но напрасно оперативники думали, что женщина теперь от них отстанет и что полученной информации ей хватит с избытком. Когда полицейские закончили осмотр квартиры и вышли на лестничную клетку, то первой, кого они увидели, была эта женщина.

Она выглядела взволнованной и сразу же подошла к оперативникам:

– Мне нужно вам кое-что сказать. Насчет этой няни… Она и правда была, Роман вас не обманывает. Я видела эту женщину. И Наташа мне сказала, что это их новая няня.

– Можете ее описать?

– Могу. Выше меня примерно на полголовы, а во мне и так метр семьдесят, так что эта женщина еще выше. Лет пятидесяти пяти. Нос длинный. На голове носит каштановый парик. Одета была в длинное темно-синее пальто и черные сапоги на высокой платформе и с каблуком. Да, еще длинный тоже синий шерстяной шарф, но немного более светлого оттенка. Такая вот дамочка. Когда я услышала, что это няня для Михасика, честно говоря, я была удивлена.

– Почему?

– Ну, знаете… Вот у вас самого дети есть?

Оперативник опешил от такого вопроса, но потом кивнул.

11
{"b":"429333","o":1}