ЛитМир - Электронная Библиотека

— Теперь… Здесь, на корабле, не слушай никого, кроме меня. Понятно?

— Да, конечно…

Он помолчал.

— Я надеюсь. Любителей покомандовать здесь хватает… Это не значит, что я собираюсь командовать — избави бог … — Он пожал плечами. — Дрессировка нюхачу не подходит.

— Ясно… — неуверенно ответил юноша, но Антор видел, что ему еще далеко не все ясно. Однако объяснять больше ничего не стал — если не дурак, сам поймет в дальнейшем. Дураки же не попадают в категорию «Д» — потенциально опасные подрывные элементы. Как не были дураками и те, кто опасался их…

…Проигнорированный вызов объяснялся просто — их код еще не был внесен в список личного состава. А когда будет внесен… Антор с тоской представил, как после этого покатиться его жизнь — бесчисленные ритуальные построения, единения, гипносеансы и психотесты, не говоря уже о еженедельных электронных исповедях, липкой паутиной опутывающих мысли… Но — ничего не поделаешь, надо идти на регистрацию.

— Нам пора, — он повернул крышку-дверь (конструкторов больше заботила прочность, чем удобство) и выжидающе посмотрел — Мовай на мгновение замер, потом бросил на койку какие-то мелкие блестящие кубики, которые держал в руках, и шагнул к двери, всем видом показывая, что готов хоть на край света. Антор кивнул самому себе — урок усваивался быстро, хотя движение и было несколько демонстративным. Что ж, молодость… Несмотря на то, что ему самому еще не стукнуло тридцати, по сравнению с совсем молодым афраном он чувствовал себя стариком.

…Не успев переступить порога, он получил подтверждение своим словам о «любителях покомандовать»:

— О! Вот еще свободное местечко — а ну-ка, сгинь… — парень с одутловатым припухшим лицом попытался с ходу отодвинуть стоящего в дверях, и, когда ему это не удалось, очень удивился:

— Ты что, не понял? Живо выметайся — это местечко для моих мальчиков…

Двое «мальчиков» неловко переминались за его спиной — Антор смутно припомнил новобранцев из своей команды. Переведя взгляд на их предводителя, но несколько долгих мгновений рассматривал его, потом процедил сквозь зубы:

— Пошел вон.

«Палачи» — он сразу узнал их. Отпетые уголовники, отчаянный сброд с доведенными до совершенства навыками убийц. Антор всегда считал, что все они там сумасшедшие, и был недалек от истины — чуть ли не ежедневные потасовки на средних уровнях давали к этому основания. Там царил самый настоящий закон джунглей… «Значит, и сюда добрались», — мысль возникла вместе с томительным ощущением опасности. В следующий миг он отлетел к дальней стене, не успев отшатнуться от мелькнувшего в воздухе ботинка:

— Уб-бью, сволочь!!!

Визгливый крик сделал свое дело — знакомое удушье стиснуло горло и волна страха ознобом прошла по телу… Это уже походило на работу. Поднимаясь, он незаметно прихватил из ниши графин из толстого стекла и шагнул вперед, отстраняя рванувшегося было на помощь Мовая:

— Ты посмел ударить меня… нечищеным ботинком? — слегка задыхаясь, медленно проговорил он, не отрывая взгляда от бешено расширившихся зрачков противника. Тот стоял в какой-то изломанной, расхлябанной позе, засунув руки в карманы:

— Что-о?! Заткнись, свинья хоннийская! — тон пренебрежительный, видимо, нападавший более чем уверен в себе. Оскорбление ожгло, но Антор подавил вспыхнувшую было ненависть — она ему не поможет. Наоборот… Сделав еще шаг, он бросил в ощерящееся лицо:

— Подонок!

…Графин взорвался в руке, протянутой вперед. Парень некоторое время оцепенело смотрел на свою кисть, видимо, ничего не понимая. Потом, взвыв, скрючился пополам, прижимая к груди синеющую руку:

— У-о-у-у!! Н… нюхачь дерьмовый! Э… это тебе даром не пройдет… — рыдающая угроза завершилась подзвизгиванием. «Мальчики» подхватили его под руки и, часто оборачиваясь, поспешно потащили в коридор. Из соседней ячейки выглянуло чье-то испуганное лицо и тут же скрылось — экипаж не рисковал встревать в дрязги десантников. Антор крепко захлопнул дверь, увидев напоследок, как, приседая и мотая головой, незваный гость заковылял восвояси. Мысленно послав его в задницу, хонниец устало опустился на свою койку.

— Приземляйся… — махнул рукой в направлении соседнего ложа. И, лишь увидев испуг в глазах молодого афрана, понял, что по-прежнему сжимает в кулаке горлышко разбитого графина.

…Настроение было испорчено.

«Хорошенькая встреча, — думал он некоторое время спустя, убирая с пола осколки, — по высшему разряду…» Подняв голову, чтобы глянуть, чем занимается Мовай, он наткнулся на ответный любопытный взгляд — и облегченно улыбнулся. Сказал, неловко подбирая слова:

— Сильно испугался?

Мовай ответил ослепительной афранской улыбкой и помотал головой. Спросил:

— И много здесь таких?

— Слава богу, нет. Столько подонков на весь флот не наберешь…

— Но зачем они вообще нужны? — глаза афрана блестели неутоленной любознательностью. Антор вздохнул:

— Зачем? Главным образом затем, чтобы внушать ужас… Это специалисты по террору, — неохотно ответил он, поднимаясь, чтобы выбросить осколки в утилизатор (роботов-уборщиков в ячейках не полагалась). Террор… Ему самому все это очень не нравилось. Запугивать мирных обывателей с планет Лигийского Пакта, захватывать транспортные и пассажирские корабли… В общем, воевать, да только не с армией. Впрочем, у противника имелись подобные же подразделения, вырезавшие мирные поселения землян с потрясающей жестокостью. Трудно было сказать, кто здесь кого переплюнул.

— …А ловко вы с ним разделались! — в голосе Мовая звучал мальчишеский восторг. Антор поспешил охладить его:

— Считай, нам повезло.

— Почему?

— Этих мерзавцев тренируют не на людей… Он бил в правый нервный узел — будь на моем месте синебрюхий, ему бы крышка.

— Но вы же среагировали?

Антор усмехнулся:

— В реакции с этими парнями не поспоришь… Просто я угадал.

И, увидев удивленно взлетевшие брови собеседника, добавил, пожав плечами:

— Единственный козырь «сенса» — предвидение.

— А если бы не угадали?

— Хм… Тогда не он, а я ковылял бы сейчас в медотсек.

На этом разговор иссяк. Уложив вещи и наведя порядок, они двинулись сначала в санузел, где, дождавшись своей очереди, с наслаждением приняли душ. Заодно сменили обмундирование на легкие комбинезоны из специального, впитывающего грязь и влагу полимера — обычную одежду внутри корабля. Затем следовало пройти медицинское освидетельствование, а Моваю еще и серию специальных тестов для медкарты — старая гражданская карточка здесь не годилась.

Войдя в медотсек, хонниец с облегчением убедился, что пострадавшего по его вине «палача» здесь нет. Саркофаг медицинского диагноста был гостеприимно распахнут. Повертев головой в поисках хозяина, он углядел его — вернее, его обширный зад, обтянутый халатом — над развороченными внутренностями какого-то прибора.

— Эй, док! — позвал Антор, подходя поближе, — у тебя вечерний намаз?

— А-а, это ты… — буркнул врач, оторвавшись от созерцания аппарата и глядя на вошедшего снизу вверх.

— Угу, я… ты не рад?

— Рад, рад! — раздраженно ответил тот, с кряхтением поднимаясь и отряхивая колени, — хотя ты мог бы появляться на корабле и с меньшим шумом… Вон, смотри, что натворил твой дружок!

Антор посмотрел в направлении указующего перста, потом перевел взгляд на доктора.

— Вот-вот, то самое! — ответил тот на немой вопрос, — Вонючка Удис в своем репертуаре! Когда я перевел его в запас за свой счет, он разбил блок анамнеза, а меня самого чуть не отправил на тот свет. Прэггу я, конечно, доложил, но ты же знаешь, как он носиться со своими суперменами…

Врач отвернулся и сердито засопел. Антор только кивал сочувственно. Этот толстый шумный добряк был одним из тех немногих, кто нравился ему здесь — может быть, потому что был его товарищем по несчастью. Выгнанный из клиники за запои и ненадлежащие высказывания, он оказался бесценным приобретением для «Грома», сумевшего (с помощью связей Прэгга в аристократических кругах) отбить первоклассного специалиста у громил Седьмой Поднебесной.

5
{"b":"429388","o":1}