ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поэтому будьте благоразумны те, кого Господь наделил красотою, внимательно следите за тем, чтобы самим не соблазняться своей красотою и не соблазнять ею других.

Человеку, не имеющему красивые черты, нельзя думать о том, что его внешний вид повлиял на его жизнь, и что если бы он был красивым, то в жизни все сложилось бы по-другому. Если есть такие мысли, это говорит о том, что человек придает большое значение внешнему миру и его пристрастиям, а также забывает, что Промыслителем является Господь, а не внешность человека. И еще одно страшное для души последствие — скрытый или открытый ропот на Бога за то, что не дал внешней красоты. Упаси нас, Боже. Поэтому, думайте о душевной красоте и благодарите Бога за то, что оградил вас от множества соблазнов. Может быть, ваша внешняя красота могла повредить вашему внутреннему миру. Так что оставьте ваши сетования и саможаления, и заботьтесь о внутренней красоте души.

Иоанн Златоуст (т.12, ч.1, беседа 28):«Будем же заботиться о (душевной) красоте, будем украшаться этим украшением, чтобы нам войти на небеса, в духовные обители, в нетленный Брачный Чертог. Красота телесная от всего повреждается, и если даже хорошо сохраняется, если ни болезнь, ни заботы не искажают ее — что, впрочем, невозможно, — и тогда она не продолжается и двадцати лет; а …красота душевная всегда цветет, никогда не увядает; она не боится никакой перемены, ни наступившая старость не наводит на нее морщин, ни приключившаяся болезнь не заставляет увядать, ни беспокойная забота не вредит, но она выше всего этого».

Об увлечении красотой другого человека

Встречая красивого человека противоположного пола, мы любуемся его чертами и испытываем приятные ощущения, но в этом не было бы греха, если бы после такого проявления эстетического вкуса мы прославили бы Творца или за внешней красотой увидели внутреннюю красоту души или ее уродство, а не увлекаясь быстропроходящей красотой, строили наши отношения только по внешнему виду, или образ красивого человека не использовали в блудных мечтаниях и разжжениях плоти.

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.15):«Некто, увидев необыкновенно красивую женщину, прославил о ней Творца. От воззрения на нее возгорелась в нем любовь к Богу, и из очей исторгся источник слез. И дивно было видеть, как то, что для другого послужило бы в погибель, для него паче естества стало венцом (победы). Если такой человек всегда в подобных случаях имеет такое же чувство и делание, то он восприял нетление прежде общего воскресения».

Нил Синайский (О восьми лукавых духах, гл.6):«Воззрение на женщину в невоздержном возбуждает непотребную страсть, а целомудренного располагает к прославлению Бога».

Итак, если не воздается хвала Творцу и мысль не переходит на богомыслие, то это говорит о нашей порочности, легкомыслии и грубости чувств прекрасного.

Григорий Нисский (О девстве, гл.11):«Смотрящие на предметы поверхностно, без внимания, когда видят человека, или другое, какое случится, явление, ничего более в нем не исследуют, как только то, что видят — для них достаточно увидеть объем тела, чтобы подумать, что они составили полное понятие о человеке. Человек же одаренный умом проницательным и образованным, не вверяет рассматривание предметов одному чувству зрения, не останавливается на одном только видимом, и невидимого ныне почитает несуществующим, но наблюдает как природу души, так и природные качества тела, и рассматривает их как вообще, так и каждое отдельно… Так и при исследовании красоты, несовершенный по уму, как скоро увидит какой-нибудь предмет, имеющий вид некоторой красоты, то самое (в нем) сочтет прекрасным по своей природе, что привлекает удовольствием его чувство; больше сего не старается ничего исследовать; а кто имеет чистое око души и может созерцать такого рода предметы, тот оставив восхищаться веществом, подчиненным идее красоты, пользуется видимым как некоторою ступенью к умосозерцанию красоты разумной, по общению с которой и все прочее есть и называется прекрасным».

Но мы не только не ищем истинной красоты, но и грешим против заповеди Господней.

Как происходит грех от взгляда?

Нравственное Богословие Е. Попова (Грехи против 7-ой заповеди, грех: Похотный взгляд на другой пол и пристрастие к красивым лицам):«Как мысли блудные пробуждают в теле страсть и тело может быть доведено от них до настоящего блуда, так, с противной стороны, телесное впечатление вносит в душу блудную мысль. Яснее сказать: «от внутреннего блуда зарождается и внешний, но и от внешнего возникает внутренний». Праведный Иов потому-то и полагал себе зарок не смотреть на красоту женскую, что «за воззрением следует мысль, за мыслью — услаждение, за услаждением страстное пожелание, а за пожеланием — и самое падение».

Т.е. вслед за взглядом возникает пожелание, которое приводит ко греху.

Иоанн Златоуст (т.7, ч.1, беседа 17):«"А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем" (Мф. 5, 28). Иисус Христос запрещает здесь не всякое пожелание, но пожелание, рождающееся в нас от воззрения на женщин. Ибо любящий смотреть на красивые лица преимущественно сам возжигает в себе пламя страсти, делает душу пленницей и после этого скоро приступает и к совершению пожелания… Ибо Господь не сказал: кто пожелает, поскольку можно желать и сидя в горах, но "кто смотрит с вожделением", то есть кто сам производит в себе пожелание, кто без всякого принуждения вовлечет этого зверя в свое спокойное сердце; это уже происходит не от природы, но от нерадения… Поэтому-то Спаситель не вовсе запретил смотреть на женщин, но только запретил смотреть на них с вожделением».

Следует отметить, что:

Исидор Пелусиот (Письма, ч.3, п.149):«Многие думают, что с любопытством смотреть на чужую красоту ничего не значит, но от этого рождается прелюбодеяние и расстройства в домах».

Каковы еще последствия таких, на первый взгляд, безвинных желаний?

Иоанн Златоуст (т.6, ч.1, Еще о неясности Ветхого Завета…):«Когда ты видишь женщину благообразную, со светлым взором, веселую, с блестящими щеками, с необыкновенною красотою в лице, воспламеняющую твои помыслы и возбуждающую пожелание, то представь, что предмет твоего удивления — земля, что воспламеняет тебя пепел — и душа твоя перестанет неистовствовать. Вскрой кожу лица ее, и тогда ты увидишь все ничтожество ее красоты; не останавливайся на поверхности, но проникай мыслию глубже, — и ты не найдешь ничего больше, кроме костей, нервов и жил. Но недостаточно этого? Представь, что она изменилась, состарилась, заболела, что глаза ее впали, щеки опустились, весь прежний цвет поблек; подумай, чему ты удивляешься, и устыдись своего суждения».

Итак, необходимо понимать, что увлекаясь внешней красотою, а не внутренней, мы получаем пагубное наслаждение от общения.

Иоанн Златоуст (т.7, ч.1, беседа 34):«Любовь к телесной красоте смешана с огорчением; напротив, любовь к красоте душевной соединена с чистым, невозмущаемым удовольствием».

Отцы говорят, да и мы по собственному опыту знаем, что такие отношения долго не продлятся, и в этом хорошо видна порочность такой любви.

Иоанн Златоуст (т.3, ч.1, Похвала Максиму…):«Красота телесная, не соединенная с душевной добродетелью, может увлекать супругов двадцать или тридцать дней, а далее не будет иметь силы, но, обнаружив дурные свойства супругов, уничтожит любовь».

Также св. отцы предупреждают, что даже стремление к христианской любви и желание помочь может повлечь за собою человеческую влюбленность или страстное воспоминание о человеке, и поэтому пока в нас действует блудная страсть, необходимо осторожно и рассудительно общаться с лицами противоположного пола.

Нил Синайский (О том, что пребывающие на безмолвии в пустынях преимуществуют пред живущими в городах, хотя многие из неопытных противного сему мнения):«Ибо тогда, что в виде семени запало посредством зрения, слуха или других чувств, начинает возрастать наподобие терний и, постепенно созревая, болезненно язвит своими иглами или, лучше сказать, наравне с баснословною у народных певцов гидрою подъемлет одни на место других головы, тысячами угрызений причиняя боль несчастному. Ибо предстает ему светлым виденное лицо, дорогой убор, разливающийся смех, обольстительная наружность, умильность и нежность, изысканно употребляемые для уловления, беглое движение глаз, хитрый взгляд, трепетное движение, стройность голоса, мягкость выговора, даже и не это только, но и непритворный нрав — одним словом, степенность и простодушие, трогательная речь, сострадательный вздох, слезы души болезнующей вызывают на великий, решительный подвиг; и воспоминание, может быть, о самой, возбудившей сострадание и воспользовавшейся попечительностию, готовит опасность, когда просительница, находящаяся в нужде и борющаяся с нею, напоследок возбудила сожаление о нужде ее и милосердие и воспламеняет любовь.

20
{"b":"429472","o":1}