ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сейчас поздно. Спи. Завтра я тебе все расскажу.

Серьга приподнялся на локте и скривился от боли. Он чувствовал сильную слабость.

– Я и так проспал полжизни. Рассказывай сейчас.

– Хорошо, хорошо. Везет же мне на упрямцев.

Серьга хотел сострить, но голова еще плохо работала, и он просто молча ждал, что она скажет.

– Эта женщина обнаружила тебя в бессознательном состоянии два дня назад возле своего дома. Она оказала тебе первую медицинскую помощь, и ты ее должен благодарить. Фактически она тебе спасла жизнь.

– Спасибо ей за все, – произнес больной.

– А теперь пошевели мозгами и ответь мне, откуда ты сюда пришел?

– Не помню.

Ксения фыркнула.

– Скажи мне, где Макс?

Серьга молчал, уставившись в потолок.

– Почему мобильник Макса оказался в твоем кармане?

– Не помню. Ничего не помню.

И Серьга схватился за голову и закрыл глаза.

– У него амнезия, – сказала подошедшая Валентина Ивановна. – Это следствие ранения.

– Что с ним будем делать? – спросила Ксения.

– Думаю надо полицию известить.

– Не надо сообщать в полицию. Ему нужен покой. Можно я побуду с ним несколько дней, пока он не окрепнет? А потом, я его увезу к себе. Я хорошо вам заплачу.

Хозяйка задумчиво смотрела на гостью, оценивая ситуацию и решая, как правильно поступить? Затем вздохнула и произнесла:

– Конечно, я хорошо обработала раны. Огнестрельное ранение на ноге сквозное, кость не повреждена. Ножевое ранение в груди не смертельно: жизненно—важные органы не задеты. Все равно, ему нужно больничное лечение, чтобы осмотрел профессиональный хирург.

– Пожалуйста, я вас прошу, – выдавила из себя Ксения, умоляюще глядя на хозяйку.

– Мне все равно. Живите сколько хотите, – согласилась женщина. – Но курс антибиотиков нужно проколоть, – настоятельно заявила она.

– Я сделаю это сама. У меня есть опыт подобного лечения, – ответила девушка.

***

Они приехали в ресторан «Султан» и поднялись на второй этаж. Наверху находились кабинеты для администрации, два банкетных зала, две комнаты для vip персон и три гостиничные комнаты. На первом этаже были холл, гардеробная, туалеты, основной зал, бар, кухня, склад и сауна для избранных. Осмотрев хозяйство, Роман Фокич познакомился с персоналом ресторана и уединился с экономкой.

– Итак, Клара Кузьминична, – сказал Плесин. – Половину из административного штата я сокращаю. Оставишь только нужных людей, дармоеды мне не нужны. Остальных пересели на первый этаж, их рабочие кабинеты надо немедленно переоборудовать под игровые комнаты. Нужно, чтобы каждый метр площади в моем здании давал доходы. Впредь все кадровые вопросы будешь согласовывать только со мной.

Она кокетливо вздохнула. Старик Плесин пристально посмотрел на нее. Женщина очаровательно улыбнулась и мило пролепетала:

– Я подыщу кадры более подходящие.

– И не надо мне глазки строить, и вздыхать. Мокша оставил хозяйство неидеальное, а поэтому, сегодня нужно работать и делать деньги.

Она засмеялась и, вращая задом, вышла из кабинета. Лицо Плесина оставалось невозмутимым. Он понял, что она с ним заигрывает.

***

Клара Кузьминична была женщиной надежной во всех отношениях и верно служила своему хозяину Моисею Израилевичу Ицкову, рассчитывая, что их близость в будущем перерастет в супружеские отношения. Но после того, как он продал все свое движимое и недвижимое имущество Плесину и уехал, не взяв ее с собой, она осознала, что он как законченный эгоист только пользовался ею. С ее интересами он не посчитался и она, как вещь была передана другому владельцу ресторана. Проработав с Ицковым в тесном контакте свыше десяти лет и потеряв свои лучшие годы, она так и не женила его на себе и не нажила капитал. Клара Кузьминична понимала, что в личной жизни допустила просчет. Новый владелец ресторана вначале ей не понравился, но узнав, что Роман Фокич вдовец она поменяла свою точку зрения и стала с ним заигрывать, не обращая внимания на то, что он старше ее на двадцать лет.

Её взрослой дочери Елене в жизни так же не повезло. Родив от первого брака ребенка, она отдала его на воспитание родителям бывшего супруга неудачника, с которым развелась. Молодая цветущая и очаровательная Елена испытывала на себе похотливые взгляды самцов. Она поняла, что имеет среди мужчин успех. В полном блеске своей неотразимой красоты Елена бросилась в полымя любовных утех с представителями частного капитала. Она меняла их как перчатки. Ее одаривали ювелирными драгоценностями, дорогими одеждами и приличными денежными суммами. Елена понимала, что это лишь мимолетные увлечения неверных мужей, которые втайне от своих жен пытались украсить свою жизнь. Однако долго продолжаться это не могло. Она не могла себе позволить заработать репутацию ветреной особы. По совету матери Клары Кузьминичны Елена искала себе богатого вдовца. Она как хищница, высматривала и вынюхивала на вечеринках одинокого и обделенного женской лаской мужчину. Это продолжалось длительное время, и однажды Елена уловила мимолетный заинтересованный взгляд респектабельного пожилого мужчины. Ей не составило труда узнать о нем все подробности. Это оказался состоятельный и одинокий банкир. Делая вид, что он ей безразличен, она не упускала его из виду. Елена применила на этом вечере все свое женское обаяние и красноречие, чтобы усилить к себе интерес и это возымело свои первые плоды. Вскоре она была приглашена на закрытую вечеринку местного олигарха. Благодаря стечению обстоятельств или это было сделано кем—то намеренно, она оказалась рядом с ним за столом. Это был известный банкир Шлиман Герман Карлович. Персона в деловых кругах авторитетная, и весьма состоятельная. После их знакомства наступил бурный и продолжительный любовный роман, который продолжается уже год. За этот период времени они четырежды побывали по туристической путевке на отдыхе. Но последняя поездка на Мальту завершилась неудачей для банкира Шлимана.

Глава 5

Прошло две недели. Внедорожник «Вольво» за рулем, которого сидел Карасев, подъехал к бывшему дому Моисея Ицкова. Из машины вышел старик Плесин и направился в дом. За ним поплелся водитель. Толкнув дверь, старик вошел в дом. Беспорядок, который творился там, ему не нравился. В комнатах он увидел безобразную картину: телевизор, вся аудио—видео—аппаратура, посуда и зеркало были разбиты и куски стекла валялись на полу.

Денис стоял с виноватым видом.

– Ее снесло с катушек, – заявил он.

– Где девчонка? – возмущенно рявкнул старик.

– Я ее немного проучил и закрыл в подвале. Пусть охладится.

– Хватит бездельничать! – сердито рявкнул Фокич. – Пора тебе заняться делом.

Денис влил в себя полстакана водки, поморщился и закурил, развалившись на диване.

– Что будем делать с дочкой Шлимана? – спросил он. – Ведь за ней нужен контроль.

– Пусть сидит в холодной комнате. Никуда она не сбежит, – в голосе старика звучало явное раздражение.

Физиономия Дениса скривилась в сарказме.

– От нее надо избавиться, – изрек Денис. – Она слишком много знает.

– Заткнись, идиот! – огрызнулся старик. – Эта девица принесет нам тридцать миллионов рублей. Сегодня из отпуска возвратился Шлиман. Он начал принимать меры к поиску дочери. Мы свяжемся с ним и скажем, чтобы он не подключал к этому делу сыщиков и приготовил тридцать миллионов рублей, потом сообщим, как нам передать деньги. Он заплатит, чтобы вернуть дочь. Денег у него много.

Денис изменился в лице и с восхищением посмотрел на старика. Фокич присел рядом и обнял внука.

– Поезжай в город и позвони с таксофона Шлиману. Объясни, что к чему и, предупреди, чтобы не вздумал выдать нас, иначе дочери отрежем голову и перешлем ему в посылке. Говори грубо, жестко, цинично, чтобы слова твои дошли до его мозгов. Иногда ты это умеешь делать.

– Конечно, дед, – усмехнулся Денис.

– Поезжай и ничего не бойся.

8
{"b":"429484","o":1}