ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сашка опять ударилась в слезы, ревет целыми днями, с матерью не разговаривает, бросает трубки. Я так надеялся, что это безумие уже позади, но нет, маразм крепчает. Видимо, мне придется брать дело в свои руки – просто ради собственного спокойствия.

Первым делом я встретился с тещей – кажется, что может быть проще, чем организовать мою встречу с господами Юровскими? Я не Сашка, биться в истерике и заламывать руки точно не буду, я почти посторонний в этой истории, просто посредник с Сашкиной стороны. Теща это простое задание с блеском провалила. Уж не знаю, что там она им мычала и как, только результат был плачевным – господа Юровские от встречи отказались.

Я навел справки о господине Юровском. Он, конечно, птица более высокого полета, чем я, мои надежды, что у нас могут быть общие знакомые по бизнесу, которые нас познакомят, растаяли.

Сашке кажется, что нам может помочь познакомиться с Юровскими Сергей. Не думаю, что обратиться за помощью к этому алкашу – хорошая идея. Мне неприятен этот человек и отвратительно его присутствие в Сашкиной жизни.

Честно говоря, мне кажется, что Сашке пора угомониться – она знает, что ее дочь жива, здорова, воспитывается в хорошей семье, в условиях достатка. Что ей еще надо? Девочка наверняка не знает, что она не родной ребенок, и считает Юровских своими настоящими родителями. Зачем лезть в их семью? Ребенку не нужна никакая помощь. Навязывать девочке себя – это чистый эгоизм со стороны Сашки.

16 сентября 2006

Саша

Я знаю, что у моей доченьки есть семья. Есть мама и папа. Я так рада за нее! Но мне так хочется ее увидеть, увидеть, как она живет. Увидеть ее мир. Сейчас, если я пытаюсь представить себе ее, у меня ничего не получается. Ее образ не складывается, а мне так нужно знать, какая она. Я даже не могу объяснить, почему. Просто я не могу думать ни о чем другом, пока не увижу ее. Это как наваждение.

21 сентября 2006

Кирилл

Сашкины сюрпризы не кончаются. Сегодня она познакомилась с дочкой! Без всяких посредников, без всяких договоренностей, сама. Я начинаю думать, что недооценивал свою жену. Она умеет переть как танк к своей цели. И умеет этого не стесняться. Ей нужно заниматься бизнесом, а не дырки в зубах латать.

Короче, дело было так. Сашка взяла очередной отгул – сослалась на нездоровье, и взяла, кто же беременной откажет? Поехала к дому Юровских – адресок их я узнал, как только теща «раскололась» тогда в больнице, когда мы думали, что Сашкина дочь умерла. Дом их оказался не так уж далеко от нас, на севере Москвы, в коттеджном поселке «Вершки». Поселок «элитный», охраняемый. На въезде – КПП, шлагбаум, чужих не пускают. У Сашки, пропуска, конечно же, нет. Она машину возле КПП бросила, и пошла гулять вдоль забора. Забор высокий, кирпичный, сверху – проволока колючая – не подкопаешься. Но мы в России живем, на это и был Сашкин расчет. Раз в России – значит, в заборе должна быть дырка. В этом заборе дырки не было. Он просто заканчивался через пятьсот метров после поворота от КПП – там еще продолжалось строительство коттеджей, и территория поселка была гораздо менее охраняемой. Сашка прошла мимо удивленных ее появлением рабочих-узбеков. Удивлены они были, впрочем, безмолвно, понимали, что не их ума дело, что такая красивая-нарядная дама на стройке забыла. Пройдя стройку насквозь, Сашка оказалась на ухоженной пустынной улице. Все тут было игрушечным – нарядные домики в три этажа, построенные будто бы по эскизам Уолта Диснея, стриженые газончики с ярко-зеленой травкой, белые бордюры и желтые скамейки вдоль узеньких тротуаров. И названия улиц все какие-то не в московской традиции – никаких вам Индустриальных переулков, площадей Восстания, Электровольтных проездов. Были: улица Студеного ручья – без всяких ручьев, конечно, Цветочная улица – без цветов, Сосновая улица – естественно, без сосен. Сашке казалось, что вот-вот из-за угла выйдет Незнайка в сопровождении других веселых человечков.

Сашка легко нашла дом, ставший родным для ее брошенной дочери. Уселась на лавочку на детской площадке и принялась наблюдать. Старания ее были вознаграждены – приблизительно в четыре часа пополудни она увидела, как к дому подъехал большой красивый джип, из которого вышла девочка-подросток и вошла в дом. Сашка страшно разволновалась – она была уверена, что это ее дочь, но все произошло слишком быстро, она не успела разглядеть девочку. Приблизительно через час девочка вышла на улицу снова. В руках ее была спортивная сумка и теннисная ракетка в чехле. К крыльцу снова подъехал джип, девочка села в него и уехала. Сашка продолжала сидеть на лавочке. У нее было ощущение, что она прекрасно проводит время. Ей совсем не было скучно. Она хотела снова увидеть дочь и готова была сидеть на лавочке до самой ночи.

Еще через полчаса – час из дома вышла просто одетая стройная женщина и подошло к Сашке. Сашка чуть-чуть струхнула, но женщина не проявила никакой агрессии. Она представилась и пригласила Сашку зайти в дом. Так Сашка познакомилась с Анастасией Юровских.

Анастасия Юровских – успешная на тот момент бизнесвумен, счастливая супруга преуспевающего мужа-бизнесмена решилась взять в свой дом чужого ребенка не сразу. Сначала она прошла долгий путь бесконечных мытарств по врачам, бессмысленных поездок к всевозможным знахарям и хилерам, вымаливала себе дитя у святых икон по всем православным храмам мира, ездила в Лурд, посещала буддистский храм Танахлот – и все без толку. Что-то было безнадежно не так в ее организме, и это что-то не давало ей забеременеть. Когда ей было тридцать пять, муж ее чуть было не ушел от нее к молодой девчонке, которая сказала ему, что беременна. Девочка оказалась дурой, никакой беременности у нее не было и в помине, она просто хотела напугать любовника, но напугала не его, а его жену. Анастасия поняла, что ребенок нужен срочно. То, что в ее рассуждения вкралась ошибка, и чужой ребенок никогда не заменит ее мужу своего, она поняла позже, значительно позже, когда ничего изменить было уже нельзя. Да даже если бы и было можно, Анастасия оставила бы все, как есть – она сразу же, с первого взгляда полюбила приемную девочку, как свою.

А тогда, когда у дальних родственников мужа случился какой-то скандал, в результате которого образовался никому не нужный младенец, Настя поняла – действовать надо быстро. Денег у них тогда было поменьше, чем сейчас, но все же много, Настя щедро раздавала эти бумажки в роддоме, и вскоре в ее доме завелся долгожданный младенец и круто изменил Настину жизнь.

Полина – так назвали удочеренную девочку – была первым младенцем в жизни Анастасии, до того она даже близко не видела таких маленьких детей. Девочка круглосуточно орала, несмотря на безупречный уход приставленных к ней нянек. Настя была уверена, что девочка чем-то серьезно больна – не может же здоровый ребенок беспричинно кричать целыми днями напролет. Она сходила с ума от беспокойства, не смотря на уверения врачей, что с ребенком все в полном порядке. Это беспокойство не давало ей отвлечься от малышки ни на минуту. Забыт был не только бизнес, забыты были светские развлечения. Настя с головой на долгие годы ушла в материнские обязанности. Оказалось, что это очень интересно – растить ребенка. Бросаешь семена в благодатную почву – и смотришь, как они прорастают. Настя была перфекционисткой и хотела бросать только самые лучшие семена. Няньки у маленькой Полины менялись с необыкновенной частотой. Одна не умела как следует говорить по-русски, другая пугала ребенка букой, третья отличалась нечистоплотностью, четвертая мало гуляла. В конце концов Настя решила заниматься ребенком сама. Возле себя на роли «принеси-подай» она оставила только безропотную и молчаливую девчонку из белорусского села, не претендующую на то, чтобы иметь хоть о чем-нибудь собственное мнение.

У Полины было все. Лучшие игрушки. Великолепная одежда. Любые развлечения были ей доступны. Когда в пять лет она попросила у родителей пони, ей купили двух пони. Училась она на отлично, естественно, в элитной школе. За свою недолгую жизнь она успела позаниматься конным спортом, фигурным катаньем, акробатикой, спортивной гимнастикой, бальными танцами, сноубордом, виндсерфиногом, серфингом, теннисом и карате. Еще она рисовала – причем не просто ходила в художественную школу, нет, ее учителем был известный художник, чьи выставки частенько проходят в лучших галереях Москвы. Ну, и конечно же, Полина музицировала – ее белый рояль стоял в большой гостиной Юровских на самом почетном месте.

13
{"b":"429767","o":1}