ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Надо будет забинтовать во время привала», – думала Руслана, но только стиснула зубы и продолжила переставлять ноги, в тайне опасаясь заражения крови или гангрены, но остановиться и задержать группу ради перевязки стало бы признанием слов Дмитрия о ее физической несостоятельности.

Экспедиция с каждым километром все дальше углублялась в лес. Девушке казалось, что она попала в древнюю языческую сказку. Вокруг нее шумели вековые кедры, тонкоствольные бронзовые сосны и темные ели, солнце почти не пробивалось сквозь их раскидистые тяжелые лапы. Деревья словно застыли в попытке дотянуться до неба, которое радовало своей безоблачной лазурью, в лесу стоял пряный запах трав, грибов, смолы и прелой хвойной подстилки. Берцы мягко и бесшумно ступали по хвойному ковру, который густо покрывал лесную почву. Кое-где прямо на стволах деревьев рос мох, зеленый, чуть подернутый серебристым налетом, отчего деревья казались сказочными древними старцами. У Русланы возникло чувство, что она когда-то уже была здесь, очень давно, но почему-то позабыла об этом, словно эти воспоминания дремали в ней до этого самого дня, но она могла побиться об заклад, что этого леса она никогда ранее не видела, она даже помотала головой, чтобы отогнать это наваждение.

«Скорей бы привал, а то у меня уже крышу от усталости сносит», – думала Руслана, с любопытством озираясь по сторонам.

Дмитрий словно прочитал ее мысли и объявил привал. Самый старший из мужчин закурил, один из «одинаковых», как про себя окрестила троицу Руслана, достал фляжку с водой и с жадностью припал к ней, а сама Руслана вытащила из рюкзака свою аптечку с самыми необходимыми в пути медикаментами и повертела головой в поисках удобной кочки.

Серега, недолго думая, плюхнулся прямо на землю и с блаженством вытянул ноги, зарывшись пятками треккинговых ботинок в сосновые иглы.

– Садись! – он похлопал по земле рядом с собой, приглашая Руслану присесть поближе, хотя она намеревалась уйти куда-нибудь в сторонку, подальше от посторонних глаз, чтобы ее мозоли не списали, на хилость или чего хуже по форме изящной ноги не раскрыли ее пол. Но вызов брошен – бежать некуда, да и бессмысленно, поэтому усевшись рядом с Сергеем, она с невозмутимым видом достала бинт из аптечки и принялась заматывать сбитую ногу, в душе радуясь, что у нее хватило ума, снять педикюр и не красоваться сейчас красным лаком.

– Ты пластырь на вату наклей, а бинт сверху намотай, так надежнее будет, а то вата без пластыря скатается и еще больше ногу натрет. Эх, салага! – посоветовал Сергей. – Слушай, все хочу спросить, но стесняюсь, – он добродушно осклабился, при этом его глаза озорно блеснули. – Вот скажи, зачем тебе такие большие уши?

В свои двадцать семь лет он сохранил юношеский задор и взбалмошность и все время над кем-нибудь подшучивал, подтрунивал, вызывая общий смех. Но чаще всего от него доставалось Руслане, вот и на этот раз опять он не обошел ее своим вниманием.

– Штобы лушше слышать тебя, – прошипела Руслана, зубами разрывая бинт на узкие полоски и завязывая крепкий узел. – И вообще, они у меня не большие, а просто торчат чуть-чуть, а ты прямо-таки заставляешь меня испытывать какой-то комплекс неполноценности.

Руслана и сама понимала, что выглядит по-дурацки и тем паче лопоухо с волосами туго собранными в хвост. Сначала она натянула на макушку бейсболку, но было слишком жарко, и через пару часов ее голова вспотела, и начала почесываться, тогда Руслана без сожаления сняла кепку и засунула в рюкзак, ну не стричься же ей было ради правдоподобности.

– Да ладно тебе, не кипятись, я же любя, – и Серега ткнул Руслану кулаком в плечо, не ожидая нападения, она потеряла равновесие и завалилась на бок.

– Ну, берегись! – она весьма чувствительно двинула его в бок кулаком.

– Сдаюсь! – взвизгнул Серега, вскинув руки вверх и упав на спину, комично задрыгал руками и ногами.

– Пленных не берем!

Дмитрий оторвал взгляд от своей карты, над которой он сидел и делал красным карандашом какие-то пометки.

– Все, завтра будем на месте, но только если сегодня поторопимся, так что поднимаемся и вперед!

– А отдохнуть? – приподнялся на локтях Сергей, он валялся на спине и смотрел на проплывавшие по небу редкие перистые облака, развлекая себя и Руслану выдумками, на что эти самые облака похожи.

– Надо было отдыхать, а не лясы точить, – проворчал Леонид.

– А разве это не одно и то же?

Леонид был самым старшим в группе. Ему было лет пятьдесят, и он напоминал деда из фильмов о войне. Особый колорит ему придавали армейская шапка ушанка с кокардой, которую он никогда не снимал и замусоленная телогрейка. И даже когда он ложился спать, то подкладывал шапку себе под голову.

Сергей и Руслана обреченно пристроились в конец колонны.

– Это все из-за тебя ирод окаянный… – ворчала ему в спину Руслана, при этом прилагая все усилия, чтобы эти слова дошли до его ушей.

Руслане к ее удивлению, понравилось находиться среди этих мужчин. Все они были искренние, простые, и вызывали ее симпатию, не смотря на напускную мужскую суровость некоторых членов группы. Особенно ей нравилось общество весельчака Сереги. Она не рассматривала его как мужчину, с которым можно флиртовать или же строить отношения, он ей нравился просто как человек, с ним ей было легко и весело болтать. Он не давал ей скучать ни минуты, а это сейчас для нее было очень важно. На протяжении последних дней в пути, как не странно, но она почти не вспоминала об Игоре. Как будто все ее рухнувшие надежды и мечты, которым не суждено было сбыться, остались далеко позади в прошлом, в шумном, пыльном городе, а здесь в лесу у нее начался новый этап жизни. Она решила начать все с чистого листа, вычеркнув из своей жизни, и по мере возможности, из памяти все эпизоды так или иначе связанные с Игорем и сейчас ей вообще не хотелось думать об его измене. Мысли о подлости пусть и чужой казались в этих местах святотатством, ей претила мысль нарушить эту звенящую, искрящуюся чистоту, которая просто окружала путников вместе с рассеянным теплым дневным светом. Лес словно бы отгородил ее от всех проблем и неприятностей, и она наслаждалась чувствами свободы и обновления, отдаваясь им без остатка. Ей нравились вечера, когда они все вместе рассаживались у костра, пили чай с лесными травами, которые Леонид собирал по дороге. Мужчины ели, курили, или же просто разговаривали, и, конечно же, слушали рассказы Дмитрия о важности исследования внеземных материй. А потом Леха – тридцатилетний десантник брал гитару и играл, иногда напевая что-то тихим, но сильным голосом. И было во всем этом что-то такое душевное, отчего душа наполнялась покоем, и взгляд, словно магнитом притягивался к костру, который весело лизал хворост, с треском чихая искрами в темно-синее усыпанное звездами небо. В воздухе пахло горьковатым дымом от сыроватых полешек и пряной смолой. Руслана с детства любила смотреть на пламя костра, ей казалось, что если долго смотреть на огонь, то языки пламени, танцуя свой первобытный танец жизни и смерти, складывались в сказочные образы. Много раз она фантазировала, что видит тропические джунгли, объятые разрушительным пожаром, или древнего коварного дракона изрыгающего пламя, или же представляла себя ведьмой-знахаркой сидящей у костра после дня в поисках целебных трав. И Руслане в такие мгновения казалось, что если она сейчас обернется, то увидит позади себя своего верного волка, который сейчас чутко спит, положив свою остромордую ушастую голову на передние лапы, но, увы, это всего лишь фантазии, которым она не могла противостоять. Но только не в этот раз. Сейчас благодаря Сергею ей не удавалось оставаться наедине со своими мыслями. И чтобы как-то прервать поток подшучивания над собой, она демонстративно расстилала спальник и с наслаждением вытягиваясь, засыпала. Каждый вечер Руслана чувствовала, что тело гудит после дневной нагрузки, а наутро она просыпалась без малейших намеков на вчерашнюю боль. Она списывала эти чудеса с организмом на свежий воздух, понимая, что устань она так дома на тренировке в бассейне, или просто хорошенько пробежавшись перед сном, наутро она бы просто не встала. А здесь наутро все поднимались бодрые и веселые, словно это не они, а кто-то другой отмахал десятки километров через лес, а им только и оставалось, что идти к заветной цели.

6
{"b":"429790","o":1}