A
A
1
2
3
...
144
145
146
...
151

Море алых плащей заливало темный берег мертвых д’харианцев. Количество погибших было огромно, но во власти магии Ричард не думал ни о чем, кроме своих врагов. Все остальное было лишь мелким ручейком в бурлящем потоке его гнева.

Где-то в самой глубине души он рыдал, видя такое количество погибших, но рыдания тонули в ураганном реве его ярости.

Ричард сначала почувствовал их, и лишь потом увидел. Текучее движение, собирающее урожай смерти. За ними шли Защитники Паствы, добивая уцелевших д’харианцев.

Ричард воздел Меч Истины, коснувшись окровавленным лезвием своего лба.

– Клинок, – умоляюще прошептал он, – будь сегодня правдив.

Несущий смерть.

– Танцуй со мной, смерть, – пробормотал он. – Я готов.

Ричард спрыгнул на мостовую. Каким-то образом инстинкты прежних владельцев меча смешались с его собственными. Он натянул на себя как вторую кожу их знания, опыт и умение.

Он позволил своей магии вести себя, но и ее влек вперед яростный ураган его воли. Охваченный жаждой убийства, Ричард скользнул между рядами людей.

Неотвратимый как смерть, его клинок нашел первую жертву, и мрисвиз рухнул на землю.

Не трать силы на тех, кого могут убить другие, шептали ему духи. Убивай только тех, кого они убить неспособны.

Ричард упрятал голоса поглубже и позволил своему внутреннему чутью ощутить окружавших его мрисвизов, некоторые из них завернулись в плащи. Он плясал со смертью, и смерть находила их прежде, чем они успевали его заметить. Он убивал без малейшего усилия, не делая лишних движений. Каждый удар меча был смертельным.

Ричард шел вдоль рядов, высматривая чешуйчатых тварей, возглавлявших Защитников Паствы. Он слышал удивленное шипение мрисвизов, и запах их крови мешался с запахом дыма.

И все же он со смутным ужасом понимал, что этого недостаточно. Он один, и если допустит хотя бы малейший промах, то и его не станет. Это все равно что пытаться истребить муравейник, давя муравьев по одному.

Уже не раз йабри оказывались ближе, чем он намеревался допустить. Дважды им удалось оставить на его теле длинные алые полосы. Но, что гораздо хуже, его люди гибли сотнями, а Защитники Паствы только лениво добивали раненых. Бой тянулся бесконечно.

Ричард поглядел на солнце и увидел, что оно уже наполовину скрылось за горизонтом. Ночь опускала на умирающих свое покрывало. И он понимал, что для него утро тоже уже не наступит.

Делая выпад, Ричард почувствовал, что ему распороли бок. Голова мрисвиза раскололась, кровь брызнула в разные стороны. Он начал уставать, и враги подбирались все ближе. Он взмахнул мечом, вспоров живот следующему мрисвизу. Предсмертного воя он не слышал.

Ричард вспомнил о Кэлен. Утро не наступит. Для него. Для нее. За ними, как сама тьма, скоро пожалует смерть.

Усилием воли он выбросил эти мысли из головы. Ему нельзя отвлекаться. Поворот. Меч вверх, голова прочь. Разворот, и вспорот живот. Удар сверху, клинок опускается на гладкую голову. Выпад. Уклониться. Еще выпад. Голоса подсказывали ему, и он выполнял не задумываясь.

Внезапно он осознал, что их теснят к центру Эйдиндрила. Ричард оглянулся на огромную площадь, где кипела битва, и увидел, что до дворца Исповедниц осталось совсем чуть-чуть. Скоро мрисвизы прорвут ряды защитников и хлынут туда.

Он услышал громкий рев и увидел две роты д’харианских солдат, которые выскочили из боковых улиц и обрушились на Защитников Паствы с фланга. С другой стороны тоже появились д’харианцы и ворвались в ряды противника, рубя направо и налево.

Ричард застыл, увидев, что группу справа возглавляет Кэлен. Она вела за собой не только д’харианцев, но и мужчин из дворцовой обслуги. У него кровь застыла в жилах, когда он вспомнил, что перед самым падением Эбиниссии все жители встали на защиту своего города.

Что она вытворяет? Она должна оставаться во дворце, в безопасности. Он видел, что предпринятый ею маневр был смелым, но безнадежным. Защитников Паствы слишком много, и она скоро окажется в окружении.

Но прежде чем это произошло, Кэлен отвела людей назад. Ричард снес голову очередному мрисвизу. И в тот самый момент, когда он подумал, что Кэлен, должно быть, все-таки вернулась во дворец, она устроила очередную вылазку.

Защитники Паствы развернулись, чтобы отбить атаку, и на них тут же навалились с тыла, но мрисвизы свели на нет эффективность тактики Кэлен, вырезав ее солдат точно так же, как они резали остальных д’харианцев весь этот ужасный день.

Ричард прорубился к Кэлен. По сравнению с мрисвизами люди казались медлительными и неповоротливыми. Для Ричарда представляло сложность только расстояние, которое надо преодолеть.

Руки отяжелели, ноги подгибались.

– Кэлен! Что ты вытворяешь? – Он схватил ее за руку, и голос его, усиленный магией, гремел. – Я отправил тебя во дворец, чтобы ты была в безопасности!

Кэлен вырвалась. В другой руке она сжимала окровавленный меч.

– Я не собираюсь умирать, как последняя трусиха, забившись в угол, Ричард! Я буду бороться за свою жизнь! И не смей на меня орать!

Ричард развернулся, почуяв присутствие мрисвиза. Кэлен пригнулась, когда брызнула кровь чешуйчатой твари.

Повернувшись, Кэлен прокричала приказ. Солдаты бросились в атаку.

– Тогда мы умрем вместе, моя королева, – прошептал Ричард, не желая, чтобы она услышала безысходность в его голосе.

Д’харианцев оттеснили к площади, и Ричард почувствовал сразу многих мрисвизов.

Вдали, за морем алых плащей и сияющих доспехов, он разглядел что-то зеленое, и это зеленое неумолимо приближалось к городу. Ричард не понимал, что это может быть.

Он отбросил Кэлен назад. Слова протеста замерли у нее на губах, когда он атаковал чешуйчатых тварей, возникших прямо из воздуха. Он танцевал между ними, убивая так быстро, как только мог.

Поглощенный битвой, он все же заметил что-то, какие-то точки в небе, и подумал, что от усталости у него, наверное, уже рябит в глазах.

Ричард взвыл от бешенства, когда йабри промелькнул слишком близко от него. Он мгновенно отсек лапу, а потом и голову твари. Другого противника он убил кинжалом. Следующего отпихнул ногой и тут же зарубил.

С ледяной яростью он осознал, что мрисвизы наконец сообразили, что основную угрозу для них представляет он, и начали его окружать. Ричард услышал, как Кэлен выкрикивает его имя. Повсюду вокруг себя он видел змеиные глазки. Он ничего не мог сделать, и ему было некуда бежать, даже если бы он захотел. Он чувствовал вонь их клинков, оказавшихся слишком близко к его лицу прежде, чем он успел этому помешать.

Их слишком много. Добрые духи, их слишком много!

Солдат рядом с ним уже не осталось. Теперь его окружала стена чешуи и ножей с тремя лезвиями. Только его магия позволяла ему пока опережать их. Ричард пожалел, что вместо того, чтобы орать на Кэлен, не сказал ей, как сильно он ее любит.

Что-то коричневое мелькнуло у него перед глазами. Он услышал вой мрисвиза, но взвыл не тот, которого рубанул мечом Ричард. Он отстраненно подумал, что, должно быть, именно это слышишь, когда умираешь. В голове шумело от усталости.

Что-то огромное упало сверху. Ричард попытался стереть заливающую глаза кровь мрисвизов, чтобы разглядеть, что происходит. Вокруг выли мрисвизы. Ричард увидел крылья. Коричневые крылья. Перед его глазами мелькали мохнатые лапы, отрывающие мрисвизам головы, и когти, раздирающие чешуйчатые тела. Клыки впивались в шеи.

Ричард отшатнулся, когда здоровенный гар плюхнулся перед ним, попутно перебив хребет мрисвизу.

Это был Гратч.

Ричард, моргнув, огляделся. Гары были повсюду. И еще больше их летело к городу. Это и были те самые точки в небе, которые он видел.

Гратч швырнул выпотрошенного мрисвиза в Защитников Паствы и обрушился на следующего. Гары, окружив плотным кольцом Ричарда, методично уничтожали чешуйчатых тварей. Со всех сторон сверкали изумрудные глаза. Мрисвизы заворачивались в свои плащи, делаясь невидимыми, но толку от этого было мало. Гары их все равно находили. Бежать мрисвизам было некуда.

145
{"b":"43","o":1}