A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
151

– Остальные живы? – Ричард охрип от крика ярости и говорил с трудом. – Кто-нибудь еще ранен?

Ответом была тишина. Раны, конечно же, были – серьезные, но не смертельные. Улик с Иганом так и не обнажили мечей. Тяжело дыша, с окровавленными кулаками, они возвышались над коленопреклоненными солдатами. Они были тогда в Народном Дворце, их глаза уже видели это.

Гратч сложил крылья и разулыбался. «По крайней мере хотя бы одно существо связано со мной только узами дружбы», – подумал Ричард. На полу валялись четыре мертвых мрисвиза. Одного прикончил Гратч, троих – Ричард. К счастью, твари не успели больше никого убить. Могло быть и хуже. Намного хуже. Кара отбросила со лба волосы, а Бердина стряхнула с плеч осколки стекла. Райна отпустила солдата, которого крепко держала за руку, и он отошел в сторону – перевести дух.

Ричард поглядел на разодранное Гратчем тело мрисвиза. Рядом, согнувшись, стояла Холли, обхватив руками живот. Ее светлые волосы резко выделялись на кроваво-красной одежде морд-сит. Эйджил болтался на цепочке, прикрепленной к запястью.

Поглядев вниз, Ричард вздрогнул. Красная одежда скрывала то, что он увидел теперь: Холли стояла в луже крови. Своей крови.

Отшвырнув ногой тело мирсвиза, Ричард подхватил Холли.

– Холли! – Он осторожно опустил ее на пол. – О духи! Что произошло?

Но еще не договорив, он уже понял. Так убивают мрисвизы. Ричард положил голову Холли к себе на колени; рядом опустились три оставшиеся морд-сит. Сзади припал к полу Гратч.

Взгляд синих глаз остановился на Ричарде.

– Магистр Рал...

– О, Холли, прости! Зачем я только позволил тебе...

– Нет... Послушайте... Я была невнимательна... а он – очень быстр... и все же... когда он ударил меня... я поймала его магию. На мгновение... прежде чем вы его убили... она была моей.

Если против морд-сит обращали магию, они могли подчинить ее себе, сделав противника беспомощным. Именно так в свое время Денне удалось взять в плен Ричарда.

– О, Холли, это я виноват, я промедлил...

– Это был дар.

– Что?

– Его магия... Она как ваша... Дар.

Ричард погладил ее по лицу, заставляя себя смотреть ей в глаза, а не ниже.

– Дар? Спасибо за предупреждение, Холли. Я перед тобой в долгу.

Окровавленной рукой она вцепилась ему в плащ.

– Благодарю вас, магистр Рал... за мою свободу. – Холли судорожно вздохнула. – Она была недолгой... но стоила... этой цены. – Холли посмотрела на своих подруг. – Защищайте его...

Она вздохнула в последний раз, и глаза ее начали стекленеть.

Ричард прижал к себе обмякшее тело; по его лицу катились слезы бессильной ярости. Как бы он хотел повернуть время вспять! Гратч нежно накрыл лапой Холли, а Кара положила руку на плечо гару.

– Я не хотел, чтобы кто-то из вас погиб. О духи, я этого не хотел!

Райна взяла его за руку.

– Мы знаем, магистр Рал. Именно поэтому мы обязаны вас защищать.

Ричард положил Холли на пол и склонился над ней, не желая, чтобы другие видели ее раны. Он огляделся. Рядом валялся плащ мрисвиза. Но Ричард не стал поднимать его, а повернулся к ближайшему солдату.

– Дай сюда свой плащ!

Солдат стянул с себя плащ с такой скоростью, будто тот был горячим. Ричард закрыл Холли глаза и укрыл плащом.

– Ее похоронят, как принято в Д’Харе, магистр Рал, – произнес стоящий рядом генерал Райбих. – Ее и Эдвардса. – Он указал на мертвого офицера.

Ричард прикрыл глаза и вознес молитву добрым духам, прося их позаботиться о душе Холли. Потом он поднялся на ноги.

– После посвящения. Генерал прищурил глаз.

– Магистр Рал?

– Она сражалась за меня. Она погибла, пытаясь меня защитить. Я хочу, чтобы ее дух увидел то, за что она боролась. Сегодня днем, после посвящения, Холли и ваш офицер будут погребены со всеми почестями.

Кара наклонилась к нему и прошептала:

– Магистр Рал, полностью обряд посвящения проводится только в Д’Харе. В полевых условиях достаточно того, что сделал генерал Райбих.

Генерал Райбих виновато кивнул. Ричард обежал глазами комнату. Все взгляды были устремлены на него. Белые стены и потолок окрасились кровью мрисвизов. Ричард вновь посмотрел на генерала.

– Мне наплевать, как это делалось в прошлом. Сегодня состоится полное посвящение, здесь, в Эйдиндриле. Завтра можете возвращаться к своим обычаям, если хотите. Но сегодня все д’харианцы в городе и вокруг него совершат полное посвящение.

Генерал потеребил бороду.

– Магистр Рал, в этом районе очень много наших войск. Всех нужно оповестить и...

– Мне не нужны объяснения, генерал Райбих. Нам предстоит тяжелый и долгий путь. Если вы не в состоянии выполнить этой задачи, то не ждите, что я поверю, будто вы справитесь с тем, что от вас может потребоваться в дальнейшем.

Генерал глянул через плечо на своих офицеров, как бы предупреждая, что намерен дать слово и таким образом обязать их тоже. Потом он повернулся к Ричарду и отсалютовал, прижав кулак к сердцу.

– Как солдат на службе Д’Хары, сталь против стали, передаю волю магистра Рала. Сегодня днем всем д’харианцам будет оказана великая честь принять участие в полном посвящении новому магистру Ралу.

Генерал посмотрел на труп мрисвиза возле стола.

– Мне никогда еще не доводилось слышать, чтобы магистр Рал сражался сталью против стали бок о бок со своими солдатами. Казалось, сами духи направляют вашу руку. – Он прокашлялся. – Если позволите, магистр Рал, могу я спросить – что за трудный путь лежит перед нами?

Ричард внимательно посмотрел на рассеченное шрамом лицо генерала.

– Я боевой чародей. Я сражаюсь всем, что есть в моем распоряжении, – и магией, и сталью.

– А мой вопрос, магистр Рал?

– Я только что на него ответил, генерал Райбих. Легкая улыбка тронула губы генерала. Взгляд Ричарда сам собой опустился вниз, на Холли. Плащ не мог прикрыть все ее раны. У Кэлен нет ни малейшего шанса уцелеть при встрече с мрисвизом, подумал Ричард, и к горлу его подступила тошнота.

– Она умерла так, как хотела умереть, магистр Рал, – тихо сказала Кара. – Она умерла, как морд-сит.

Ричард попробовал представить себе улыбку Холли, которую видел на протяжении нескольких часов. И не смог. Перед его мысленным взором стояли лишь ужасные раны, увиденные несколько мгновений назад.

Он сжал кулаки и, справившись с приступом дурноты, поглядел на трех оставшихся морд-сит.

– Клянусь всеми духами, я прослежу, чтобы вы все умерли в постели, старыми и беззубыми. Так что свыкнитесь с этой мыслью!

Глава 10

Тобиас Броган, теребя усы, краем глаза наблюдал за Лунеттой. Она чуть заметно кивнула, и хорошее настроение, столь редко свойственное генералу, сразу пропало. Этот человек говорил правду. В такого рода вещах Лунетта никогда не ошибалась, и все же Броган понимал, что он лжет. Просто знал. Броган перевел взгляд на мужчину, стоящего перед ним по другую сторону длинного стола, за которым могли бы разместиться человек семьдесят, и обходительно улыбнулся.

– Благодарю вас. Вы нам очень помогли.

Мужчина покосился на стоящих у него по бокам солдат в блестящих доспехах.

– Это все, что вы хотели узнать? Меня притащили сюда, только чтобы спросить о том, что известно любому? Я мог сразу все рассказать вашим людям, если бы они меня попросили.

Броган заставил себя сохранять улыбку.

– Примите извинения за доставленное неудобство. Вы хорошо послужили Создателю и мне. – Улыбка исчезла. – Можете идти.

Увидев выражение его глаз, мужчина торопливо поклонился и устремился к дверям.

Броган побарабанил пальцами по коробочке на поясе и нетерпеливо посмотрел на Лунетту.

– Ты уверена?

Ответный взгляд Лунетты был безмятежен.

– Он говорить правду, господин генерал, как и все остальные. – Она хорошо владела своим гнусным мастерством, и, когда прибегала к нему, в результате сомневаться не приходилось.

Брогана это всегда раздражало.

27
{"b":"43","o":1}