A
A
1
2
3
...
76
77
78
...
151

– Видите? Я разрешаю ей это делать. Пусть тешится напрасной надеждой. Если бы я запретил, она, чего доброго, покончила бы с собой, потому что не боится смерти в отличие от тех, кто присягнул Владетелю. Не так ли, Джанет, дорогуша?

– Да, превосходительство, – покорно ответила Джанет. – Мое тело принадлежит вам, но, когда я умру, душа моя будет принадлежать Создателю.

Джегань разразился неприятным скрежещущим смехом. Улиции уже доводилось слышать его, и она понимала, что услышит этот смех еще не раз.

– Вот видите? Это все, что я ей позволяю, чтобы не потерять над ней контроль. Конечно, теперь ей в наказание придется неделю отработать в палатках. – Под его взглядом Джанет отшатнулась. – Но ты ведь понимала это, прежде чем раскрыть ротик, правда, дорогуша?

– Да, превосходительство. – Голос Джанет дрожал.

Затянутые мрачной дымкой глаза Джеганя вновь обратились к шестерым сестрам.

– Сестры Тьмы мне нравятся больше, потому что у них есть веские причины бояться смерти. – Император разломил фазана пополам. – Они обманули надежды Владетеля, которому поклялись отдать свои души. И если они умрут, то спасения им нет.

Если они умрут, Владетель им отомстит за обман. – Он издевательски захохотал. – Он получит и вас шестерых, если мое недовольство вами заставит меня лишить вас жизни.

Улиция судорожно сглотнула.

– Мы все поняли... превосходительство. Темный взгляд Джеганя лишил ее способности дышать.

– О нет, Улиция! Не думаю, что вы действительно поняли. Но, когда урок закончится, поймете.

Не сводя кошмарного взгляда с Улиции, он сунул руку под стол и вытащил оттуда за волосы миниатюрную женщину. Та скривилась от боли. Одета она была так же, как остальные. Сквозь прозрачную ткань Улиция разглядела старые, уже пожелтевшие синяки и совсем свежие, лиловые. На правой щеке виднелась длинная царапина, а левая превратилась в сплошной кровоподтек с четырьмя глубокими порезами, оставленными перстнями Джеганя.

Это была Кристабель, одна из сестер Тьмы, оставленных Улицией во Дворце Пророков. Они должны были все подготовить к ее возвращению. Похоже, теперь они ведут подготовку к прибытию Джеганя. Вот только что ему нужно во Дворце Пророков, Улиция никак не могла сообразить.

– Встань передо мной, – велел Кристабели Джегань.

Сестра Кристабель бегом обогнула стол и встала перед императором. Она быстро пригладила волосы, вытерла губы и поклонилась.

– Чем могу служить, превосходительство?

– Видишь ли, Кристабель, мне необходимо преподать этим сестрам первый урок. – Он оторвал от фазана вторую ножку. – А для этого ты должна умереть.

– Она поклонилась:

– Слушаюсь, прево... – И застыла, осознав, что именно он произнес. Улиция видела, как у нее задрожали ноги, но несчастная не осмелилась издать ни звука.

Джегань жестом приказал сидящим на шкуре женщинам убраться, и те быстро отползли в сторону.

– Прощай, Кристабель.

Вскрикнув, она взмахнула руками и рухнула на пол. В следующее мгновение она закричала так истошно, что у Улиции заложило уши. С остановившимся дыханием шесть сестер смотрели на Кристабель. Джегань впился зубами в фазанью ножку. Душераздирающие вопли не прекращались. Кристабель отчаянно трясла головой, тело ее выгибалось в конвульсиях.

Джегань лениво обгладывал ножку и запивал вином. Никто не произнес ни слова, пока он не покончил с мясом и не потянулся за виноградом.

Наконец Улиция не выдержала:

– Когда она умрет?

– Когда умрет? – выгнул бровь Джегань. Откинув голову, он гулко расхохотался. Никто в зале даже не улыбнулся. Мощное тело императора сотрясалось от смеха. Тоненькая цепочка на щеке подрагивала. Наконец он успокоился. – Да она умерла прежде, чем коснулась пола!

– Что?! Но она же... Она же еще кричит!

Кристабель внезапно умолкла. Грудь ее не вздымалась.

– Она умерла мгновенно, – снизошел до объяснения Джегань. Не сводя кошмарного взгляда с Улиции, он медленно улыбнулся. – Тот клин, о котором я тебе уже говорил. Такой же, что я вбил в ваш разум. Это кричала ее душа. В мире мертвых. Похоже, Владетель здорово недоволен этой сестрой Тьмы.

Джегань воздел палец, и Кристабель снова с криком забилась.

– И когда... – Улиция с трудом сглотнула. – Когда это прекратится?

Джегань облизнулся.

– Когда ее сожрут черви.

Улиция почувствовала, как у нее задрожали колени, и ощутила, что остальные пятеро сестер готовы завопить от ужаса, как вопит Кристабель. Да, если им не удастся восстановить власть Владетеля в мире живых, месть его будет ужасна! Джегань щелкнул пальцами.

– Слит! Эрис!

На стене мелькнуло светлое пятно. Улиция ахнула, когда словно из камня материализовались две фигуры в плащах.

Два покрытых чешуей существа скользнули к столу и поклонились.

– С-слушаем, с-сноходец.

Джегань ткнул толстым пальцем в корчащуюся на полу женщину.

– Бросьте ее в колодец.

Мрисвизы, отбросив плащи за спины, наклонились и подняли дергающееся в конвульсиях тело женщины, которою Улиция знала более ста лет, женщины, которая многим ей помогла и была послушной исполнительницей воли Владетеля. Кристабель должна была быть вознаграждена за свои старания. Они все должны были быть вознаграждены.

Когда мрисвизы унесли труп, Улиция поглядела на Джеганя:

– Чего ты от нас хочешь?

Джегань поднял руку и жестом велел одному из солдат подойти.

– Эти шестеро принадлежат мне. Окольцуй их.

Коренастый солдат, с ног до головы увешанный оружием, поклонился. Подойдя к ближайшей из сестер, которой оказалась Никки, он грязными пальцами бесцеремонно оттянул ей нижнюю губу. В голубых глазах Никки плескался ужас. Улиция вскрикнула одновременно с ней, благодаря связи почувствовав боль, когда тупое ржавое шило проткнуло Никки губу. Солдат деловито сунул шило за пояс и достал из кармана золотое кольцо. Зубами разжав его, он оттянул Никки губу, вставил кольцо в рану и, тоже зубами, соединил концы.

Солдат подошел к Улиции в последнюю очередь. К этому времени она уже едва стояла на ногах, прочувствовав на себе все, что испытали другие. Солдат оттянул ей губу, и от боли из глаз Улиции брызнули слезы.

Джегань, с усмешкой глядя на стекающую по подбородкам сестер кровь, вытер рукой жирные губы.

– Теперь вы мои рабыни. Если вы не дадите мне повода вас убить, я найду вам дело в Дворце Пророков. А когда Ричард Рал станет мне больше не нужен, может быть, даже отдам вам его на растерзание.

Он снова пристально поглядел на них, и Улиция невольно затаила дыхание. В черных омутах его глаз не осталось ни малейших признаков веселья, лишь смертельная угроза.

– Но сначала я должен закончить урок.

– Мы все уже поняли, – поспешно заверила его Улиция. – Пожалуйста... У тебя нет оснований сомневаться в нашей верности.

– О, я это прекрасно знаю, – прошелестел Джегань. – И все же урок еще не закончен. Это было только начало. Но продолжения вам не придется ждать долго.

Улицию колотила дрожь. С тех пор как Джегань впервые появился в ее снах, жизнь превратилась в сплошной кошмар. Должен же быть способ покончить с этим! Беда была только в том, что ей ничего не приходило в голову. Она представила себе, как возвращается во Дворец Пророков, облаченная в эту прозрачную одежду, возвращается рабыней Джеганя.

Джегань поглядел куда-то за ее спиной.

– Вы, ребята, все хорошо слышали?

Улиция услышала голос капитана Блейка, подтвердившего, что да, слышали. И застыла. Она совсем забыла о тридцати моряках, стоящих позади нее.

Джегань жестом велел матросам приблизиться.

– Утром вы можете отплывать. Но я подумал, что на ночь вам, возможно, понадобятся эти шесть дам.

Сестры Тьмы замерли.

– Но...

Взгляд кошмарных глаз заставил Улицию замолчать.

– Отныне, если вы посмеете прибегнуть к магии без моего позволения, даже для того, чтобы вылечить насморк, вас постигнет судьба Кристабель. В ваших снах я дал вам лишь немного прочувствовать то, что я могу с вами сделать наяву. Что сделает с вами Владетель, если вы умрете, надеюсь, тоже вам ясно. Вы в шаге от смерти. И на вашем месте я бы очень внимательно смотрел, куда ставить ноги.

77
{"b":"43","o":1}