ЛитМир - Электронная Библиотека

При последних аккордах кто – нибудь обязательно вскакивал и кричал «слава Украыни!»

«Гэроям слава!» – орали в ответ молодые голоса, которым отвечало эхо.

У старого Деркача от умиления наворачивались на глазах слезы.

Глава 3. Солдаты удачи

– Хаййя аля-ссалят! – пропел заоблачный голос муэдзина в старой части Кабула, после чего Джек Блад разлепил глаза и хрипло выругался.

После вчерашней попойки с приятелями ужасно болела голова, и хотелось пристрелить служителя культа.

Сглотнув клейкую слюну, Джек нашарил рукой стоящую на полу бутылку джина, сделал из нее пару глотков, поморщился и прислушался к организму.

Через несколько минут тот пришел в тонус, Блад громко рыгнул и встал с постели.

На трех других дрыхли его соседи.

Сунув ноги в тапки, он проследовал в ванную, совмещенную с туалетом, где встал под холодный душ, а потом растерся полотенцем.

Затем сунул в розетку «Филипс», чисто выбрил лицо и освежил его лосьоном.

В прошлом выпускник академии Вест Пойнт и 1-й лейтенант армии США8, Джек Адамс Блад, работал в частной военной компании «Triple Canopy», охраняющей американское посольство в столице Афганистана, а также его очередного президента Раббани.

После окончания академии Блад довольно успешно начал службу, приняв участие в войне в Панаме, а затем Персидском заливе, за что даже получил медаль от Конгресса. Но затем, находясь в отпуске в родном штате Канзас, изнасиловал в ночном клубе местную красотку, что поставило крест на его военной карьере.

За решетку, благодаря заслугам и заступничеству отца – мэра города, где он родился, Джек не попал, однако с армией пришлось расстаться. А поскольку кроме как стрелять и командовать взводом он больше ничего не умел, теперь уже бывший лейтенант подался в «солдаты удачи».

И вот теперь Джек в числе еще трех десятков таких же отставных военных трудился на «Triple Canopy», о чем не жалел. Работа была «не пыльная» и хорошо оплачивалась.

В прошлом полевой командир моджахедов, владелец изрядного состояния и торговец опиумом, четвертый президент Афганистана весьма заботился о своей безопасности и, не доверяя соплеменникам, препоручил ее иностранным наемникам.

Этим утром часть из них, в составе Блада и его соседей по номеру в гостинице при президентских апартаментах, должна была сопровождать Раббани в неофициальной поездке на юг страны в провинцию Гильменд. Там у него была назначена встреча с одним из влиятельных полевых командиров. Старым другом и соратником.

Точнее это была не поездка, а перелет. В стране продолжалась война, и по дорогам даже президентскому кортежу ездить было опасно.

– Эй вы, поднимайте свои толстые задницы! – вернувшись в номер, принялся одеваться Блад. – Нас ждут великие дела и свершения!

В ответ послышались недовольная ругань с бурчанием, и наемники быстро воспряли от сна, занявшись своим туалетом.

Минут через десять, в пятнистой униформе без знаков различия и с шевронами компании на груди, все сидели за столом в смежном отсеке – кухне, подкрепляясь сэндвичами и горячим кофе.

Прошлое у них было примерно одинаковое.

Отставной лейтенант Пирсон, в прошлом десантник, был уволен из армии за гомосексуализм; сержант Родригес, в бытность «морской котик» – за торговлю марихуаной; а последний и самый старый – майор Залесски отличился больше всех. Он был садистом и истязал пленных в Пакистане, где раньше служил военным инструктором.

Позавтракав, «солдаты удачи» закурили, забросив ноги на стол, и Пирсон рассказал новый анекдот, доставленный на днях из США одним знакомым.

– Значит так, – начал он, – парень познакомился с длинноногой красоткой, и вот наконец-то она пригласила его к себе поздно вечером домой. Шикарная такая вилла. Заходят в одну из комнат, начинают ласки.

Красотка:

«Т-с, у меня родители дома, спят сейчас. Папа – прокурор округа, мама – судья».

Парень про себя – «черт, куда я попал?»

Продолжают, забылись уже.

Красотка:

«Тише, у меня брат в соседней комнате, он рейнджер. Приехал в отпуск».

Парень про себя – «черт, куда я попал?»

Красотка:

«Хочешь незабываемую ночь?»

«Да!»

«Насилуют!!!»

– Га-га-га! – довольно загоготали охранники, и кто-то громко испортил воздух.

В это время запищала лежавшая на столе мобильная рация, Залесски приложил ее к уху.

– Слушаюсь, босс, – пробубнил в микрофон и бросил парням, – на выход!

После этого наемники отворили створки встроенного в стену шкафа, облачились в бронежилеты с касками и, прихватив с крючков висящие там карабины «М-4», пружиня берцами, вышли наружу.

Спустя непродолжительное время, понадобившееся на путешествие по дворцовым переходам, все четверо поднялись на крышу одного изданий, оборудованного вертолетной площадкой.

На ней, окрашенный в тона пустыни, стоял «Ирокез» американских ВВС, из кабины которого весело скалились пилоты.

– Хелло парни! – поприветствовали их «солдаты удачи».

– Хелло! – ответили те, чавкая жвачкой.

Далее появился САМ, в шелковом одеянии, сопровождаемый двумя личными охранниками, и наемники изобразили строевую стойку.

Величаво кивнув черным тюрбаном, президент первым шагнул в машину.

Затем погрузились остальные, и стальная птица понеслась над столицей. В сторону синеющих вдали гор. Подернутой утренней дымкой.

Приземлился вертолет спустя час у большого кишлака близ реки, окруженного полями опийного мака, зеленеющего в долинах.

Навстречу уже пылил «джип», в сопровождении бронетранспортера, на броне которого сидели несколько вооруженных моджахедов в пакулях и длинных рубахах.

– Ассалам алейкум! – низко кланяясь, выскочил из автомобиля и засеменил к вертолету упитанный бородатый крепыш в чалме и расшитой золотом безрукавке.

– Ва алейкум салам! – сделал ему шаг навстречу высокий гость, и хозяин облобызал ему руки.

После этого они заговорили о чем-то на фарси9 – первый назидательно, а второй подобострастно, охрана же обменялась подозрительными взглядами. Правоверные не любили кафиров10.

Чуть позже, погрузившись в автотранспорт (президент был препровожден в «джип», а охрана на броню), кавалькада тронулась обратно.

Миновав окраину кишлака с арыками и уходящими в небо пирамидальными тополями, она направилась к центру и въехала в широко открытые ворота обширной усадьбы. Та была обнесена высоким глиняным дувалом с вышкой в одном из углов, на которой расхаживал часовой, и имела по внутреннему периметру несколько строений.

Далее машины остановились, и президент с личной охраной был приглашен хозяином в одно из них, возведенное из камня и с претензией на архитектуру, а «солдат удачи» похожий на муллу старик, расположил на открытой террасе второго. Напротив.

– Располагайтесь, парни! – первым снял с головы каску Залесски и, положив рядом карабин, скрестив ноги, уселся на персидский ковер с несколькими, лежащими на нем подушками, под которым виднелись второй – из войлока.

Остальные последовали совету и с интересом стали оглядывать усадьбу.

По площади она была не менее акра и, судя по виду, относилась к зажиточным.

Между тем, по знаку «муллы», на террасе появились два молодых парня в тюбетейках, которые, расстелив перед гостями цветастый дастрахан, быстро его накрыли.

Там поочередно появились горячая баранина «шиш-кебаб» на шампурах, исходящий паром душистый плов с фисташками, белые лепешки, дыни с виноградом, а также чай, в двух больших фаянсовых чайниках.

– Шам хорди? – певуче вопросил у наемников старик (те недоуменно переглянулись), а потом сказал – «лотфан», делая приглашающий жест рукою.

– Окей! – поняли американцы, разбирая шампуры, и дружно заработали челюстями.

вернуться

8

старший лейтенант

вернуться

9

персидском

вернуться

10

неверных

6
{"b":"430633","o":1}