ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ещё

«Тише едешь – дальше будешь»

Русская пословица
Ещё лизни буйца, река прогресса —
и тем изобрази волны подъём…
Ещё одна благая поэтесса
воспела иссушение твоё.
Ещё один безродный мужичонка
с прокуренно-пропитым голоском —
расчухал, как талантлива печёнка —
когда не под промышленным замком.
Ещё один художник-покупатель —
зелёных красок взял, а красных – нет,
рисунок на подсолнечном Арбате
лучами сбалансирует свой цвет.
Ещё одна воскресшая авоська
пакету рассадила гладкий спрос,
еще одна мутировала моська —
и слон таки с ушами в землю врос.
«Ещё, ещё!» – твой лозунг, прогрессивный,
согласный с перекормленным лещём,
но ты же половодишь – по России,
а значит, и погибнешь – от «ещё».
Лижи, толкай буи, река прогресса,
бурли, изображай волны подъём,
пока с моей подружкой поэтессой
мы медленные реки воспоём…

shitалко/переword

матрицайтунг суетайм
цивилярва убилайн
воспитаймеринг мудоу
абсолюди никогоу
спозаранку суета
в рот пихается еда
как же в садике х… ёво
больше нету никакого

Девка из черни

Верил бы Клаве, но Клава – стучит,
и допускает при этом ошибки…
Был бы я вправе стукачку учить —
стали бы общими наши пожитки.
Верил бы Моне, но Моня дрожит,
с каждым дрожит покорённо и страстно —
с вором в законе, с пропащим во ржи,
с красным, и с белым, и заново – с красным.
Девка из черни, из грубых чернил,
тесно с тобой на бумажной простынке,
имя – в вечерней заре обронил…
Тесно – тепло. Губы – к имени линки.
Клавы и мони – я буду у них,
общество хочет налога и лиры.
Буду, в поклоне – себя обронив,
вновь сохранив только наши пунктиры.
Не было – было, не чаялось – есть,
сводит простынка пробелы – в полоску.
Высшая выпала нам с тобой честь —
ведать, как нищий латается лоскут.

Мы делаем то

Я думал, что кодекс обычного мага —
бумага, такая же, как
диплом о кончине души некрофага,
подложка под божий бигмак.
А кодекс обычного мага – плотнее
воздушных исчёрканных масс.
Но птичка порхает легко. А под нею
и я, в параллельности нас.
Листаю мыслишки, читать неохота,
что может внизу удивить?
Вчера было – хобби, сегодня – работа:
чуток ненавидя – любить.
И ветер ко мне всё нежнее и строже,
летать – не разделывать птиц…
Пичуга уверена – я осторожен,
но изредка смотрит и вниз.
И, кстати, «летать» – только в пятом разделе —
равно «щекотать высоту».
Мы делаем то, что мы делать хотели,
и будем хотеть… на лету.

Сомали

У меня – по гравёру в столетии каждом,
и в кремле-змейсовете есть люди свои…
Там, где любят Россию менты по бумажкам —
я, как всякий пират, полюбил Сомали!
Полюбил – по водице – догнать кораблишко,
и обчистить до нитки друзей ментовских,
чтобы те и другие сияли не слишком,
чтобы тоже хлебнули супца из тоски —
как придумали третьи друзья для народа,
доедая на завтрак фруктовый салат.
Заигралась ты, кодла – сменилась колода,
паучиха вахтёрша – всё-всё заспала.
Я помог добрым людям, поплакал, что – мало,
и пошёл себе дальше родимой межой.
А шпана мне бока между дел поломала,
растереть бы шпану, да я мальчик – большой.
В сельсовете тусуется верная кобра,
и заметны в грядущем – закладки мои…
А ведь сразу понятно, что мент – это образ,
что в составе России – моя Сомали?

Из фри

Всё состоит из фрикций,
это – железный факт.
Любят принцессок принцы.
С ветром играет флаг.
Сердце любого зверя
рвётся – туда-сюда.
Снова придёт на берег,
снова уйдёт вода.
Ластик залез на принцип —
и заскользил, чудак.
Я же сказал, из фрикций
всё состоит и так.
Встреча, разлука, встреча —
самый продлённый… миг.
Схемка свободы вечна:
крик – полушёпот – крик!

Декотанс

Сначала думай —
потом шагай.
Меня учили.
Я сдал зачёты.
Но свет латунный —
упал за край
в ночи… В ночи ли?
Ты кто? За что ты?..
Я безрассуден.
Стучит мой мозг.
Латунно-красный.
Горящий, жадный.
Кипящей сути
в следах заноз —
по капле грязной.
Как хороша ты…
Прости, что с крыши,
прости за шаг —
прощу за роспись
моих остатков!
…Латунно-рыжий
летит кошак.
Высокий хоспис.
Сезон осадков…
Сначала думай —
потом шагай.
Меня учили.
Я сдал зачёты.
Но свет латунный —
оплавил край.
Врачи… Врачи ли?
Мне колют ноты.
2
{"b":"431140","o":1}