ЛитМир - Электронная Библиотека

– Блейз умеет разговаривать с лошадьми, – объяснила Рейвен и, подождав, пока стихнет смех, продолжила: – Она и Блисс, наши финансовые гении, переодевались мужчинами и отправлялись на бега. Рысаки сообщали Блейз, – мужчины опять засмеялись, – которая из лошадей придет первой, и тогда наш дружелюбный сосед, живущий через дом от нас, делал ставку.

Герцог снова уставился на девушку долгим взглядом.

– Блейз когда-нибудь ошибалась?

– Никогда.

– В этом году Блейз будет посещать бега со мной, – улыбнулся герцог.

Князь Рудольф прочистил горло.

– Я бы составил вам компанию.

– Пожалуйста, – сказала Рейвен.

– Почему вы против моей женитьбы на вашей сестре? – спросил ее Михаил.

– Я не против, – ответила Рейвен. – Но Белл вам откажет, если подумает, что вы делаете это из жалости к ней.

– Я встречусь с ней как бы ненароком, – сказал Михаил, – и пущу в ход свои чары, чтобы склонить к замужеству. – Он подмигнул девушке, заставив ее покраснеть.

Его братья засмеялись над его самоуверенностью. Михаил знаком велел им замолчать.

– Белл отказывается принимать посетителей, – напомнила ему Рейвен.

– Рокси предложит ей коттедж на отшибе Примроуз-Хилл, – подключился к разговору герцог. – Там она сможет адаптироваться в течение нескольких дней. Гарантирую, моя жена сумеет уговорить Белл.

– Она может отказаться, опасаясь второго нападения, – возразила Рейвен.

Михаил пил свой виски, размышляя над проблемой, затем поставил стакан на стол.

– Белл может взять собаку для защиты.

– Где, когда и как вы встретитесь, не имеет значения, – сказала Рейвен. – Главное, чтобы сестра поверила в вашу любовь.

– Но для этого Михаил должен с ней встретиться, – сказал Степан. – И разумеется, будет смотреть на нее.

– А если Михаил будет смотреть на нее, – сказал Виктор, – она подумает, что ее жалеют.

– Только слепой может не увидеть ее шрама, – заметил Рудольф.

Князь Степан тут же опроверг его:

– Не думаете же вы, что Михаил себя ослепит, чтобы… – Степан умолк, когда Михаил внимательно посмотрел на него.

– Я прикинусь жертвой грабителей, – сказал Михаил с улыбкой. – Притворюсь на время слепым и потерявшим память.

– Потеря памяти не проблема, – сказала Рейвен. – Но симулировать слепоту не так просто. Белл поймет это по вашим глазам.

– Я знаю, как расфокусировать взгляд. У меня была длительная практика на университетских занятиях.

– Неудивительно, что ты так плохо успевал, – заметил Виктор.

– Лучше всего надеть солнцезащитные очки с темными стеклами, – произнес Степан.

– Это может сработать, – согласилась Рейвен. – А как вы докажете, что на вас напали грабители?

– Нам придется его поколотить, – хихикнул князь Рудольф.

Князь Виктор кивнул:

– Несколько хороших синяков убедят вашу сестру.

– Вчера ночью из Москвы приехали три кузена, – сказал Рудольф. – Драко, Лайкос и Гюнтер охотно помогут.

– Ваше совместное пребывание с Белл погубит ее репутацию, – сказал герцог Инверари по некотором размышлении.

– Я женюсь на ней по доверенности, до того как прибыть туда, – сказал Михаил.

Герцог заулыбался:

– Добро пожаловать в нашу семью, Михаил.

– Фэнси не любит аристократов, – сказала Рейвен. – Она все расскажет Белл, если узнает о наших планах.

– Я увезу Фэнси в Сарк-Айленд, в поместье Рудольфа. – Степан перевел взгляд на герцога. – Она никогда не простит меня, что я женюсь на ней по доверенности. Но вы можете объявлять о нашей помолвке, как только мы уедем из Лондона.

– Как долго ты сможешь продержать Фэнси в Сарке? – спросил Михаил.

– Возможно, две или три недели.

– Добровольно Фэнси не поедет, – сказал герцог.

– Я знаю травы, которые ускоряют засыпание, – сказала Рейвен. – Вам нужно уговорить Фэнси принять их. Под любым предлогом.

– Тогда все в порядке. – Степан улыбнулся Михаилу. – Когда каждый из нас женится, кем мы будем друг другу? Шуринами или братьями?

– Иногда ты поражаешь меня своим слабоумием, – сказал ему Михаил.

Степан ухмыльнулся.

– Я тебе не говорил, что наша будущая золовка, – он жестом показал на Рейвен, – передвигает предметы усилием воли?

Михаил перевел взгляд с младшего брата на свою будущую золовку. И расхохотался.

В это время его бокал, стоявший на краю стола, приподнялся, и не успел Михаил соскочить с кресла, как содержимое выплеснулось ему на брюки.

– Вот так! – сказала Рейвен и весело подмигнула Михаилу.

Сонная деревушка с ее идиллическим покоем располагалась в дальнем конце Примроуз-Хилл. Коттедж, окруженный изгородью из кустарников и деревьев, находился в конце аллеи. Дом состоял всего из трех комнат – большой гостиной и двух маленьких спален.

Общая комната служила одновременно и кухней, где на одной и другой стороне имелись два очага – один для приготовления пищи, другой для обогрева.

Это не Парк-лейн, подумала Белл, окинув взглядом коттедж. Но он устраивал ее. Здесь по крайней мере никто не будет смотреть на нее с любопытством, смешанным с жалостью.

– Если захочешь, – сказала Рейвен, разгружая на кухонном столе коробку, – я могу привезти Паддлза для защиты от негодяев.

Белл вышла на кухню.

– Паддлз будет их лизать, пока не залижет насмерть.

– Я представляю себе заголовки газет, – улыбнулась Рейвен. – Сторожевой пес обслюнявил преступника до смерти.

Белл захихикала:

– Негодяй утонул в собачьей слюне.

Рейвен рассмеялась.

Сестра выглядела веселой, однако Белл чувствовала, что Рейвен чем-то обеспокоена. Видела это по ее глазам. Однако Белл прогнала эту мысль прочь и открыла коробку с книгами, среди которых были романы Джейн Остен, позаимствованные из библиотеки герцога.

Рейвен извлекла из коробки две бутылки:

– Спиртное.

– Ни водка, ни виски мне не нужны, – заявила Белл. – А это еще что?

– Lunette de soleil[2]. – Рейвен передала сестре очки с темными стеклами. – Его светлость послал их тебе, будешь надевать во время работы в саду.

Белл нацепила очки, заправив дужки за уши, и улыбнулась, когда они соскочили на кончик носа.

– Видимо, у отца голова побольше твоей, – сказала Рейвен. – Без сомнения, от высокомерия голова становится толще. Как долго ты планируешь здесь оставаться?

– Мне нужно обрести душевное равновесие, – сказала Белл. Она снова заметила, что сестра чем-то встревожена. – Что с тобой? Тебя расстроил Александр Боудд?

– Нет. – Рейвен натянуто улыбнулась. – Я приеду через несколько дней, привезу еще съестного.

– Повар прислал так много, – заметила Белл, – что хватит на двоих на целый месяц.

– За свою безопасность можешь не беспокоиться, – сказала Рейвен, игнорируя ее замечание. – Окрестности патрулируют агенты отца.

– В этом нет необходимости. – Белл не хотела никому доставлять лишние хлопоты.

– Отец хочет спокойно спать, не беспокоясь о тебе. – Рейвен порывисто обняла сестру. – Береги себя.

Белл проводила Рейвен до калитки, подождала, пока та сядет в карету герцога, и помахала на прощание, когда карета повернула.

Она осталась одна. Впервые в жизни. Распаковав одежду, Белл обнаружила несколько не принадлежавших ей вещей – спальный халат, мужскую рубашку и брюки.

Очевидно, их по ошибке положила одна из горничных. Ночью кто-то из слуг будет искать свой спальный халат.

Два шага – и она оказалась у окна маленькой спальни. Сад занимал небольшую территорию, но был так запущен, что, казалось, его не убирали много лет.

Сегодня она собиралась обойти свои владения, чтобы обнаружить неполадки, а на следующий день их устранить.

Белл вышла из коттеджа. Ярко светило солнце. В ясном голубом небе не было ни облачка.

Белл обошла по периметру крошечный сад, граничащий с лесистой местностью. Лужайка заросла сорняками.

Белл заметила жмущиеся под серебристой березой одиночные анютины глазки. Опустилась на колени и потрогала кустики, шепча молитву.

вернуться

2

Солнцезащитные очки (фр.).

10
{"b":"432","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаги Командора
Русский язык на пальцах
Фикс
Тобол. Мало избранных
Излом времени
Роза и шип
Как курица лапой
Сандэр. Ночной Охотник
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов