ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня и в мыслях такого не было, – сказала она и, обойдя пятерых сестер, уточнила: – Забудьте, что я сказала. Верьте всему, что вам скажут джентльмены.

– Нет. Мужчины будут говорить молодой леди все, чтобы убедить ее в… – Он запнулся и покраснел. – Просто следуйте совету Рокси – и все будет хорошо.

Рейвен закусила нижнюю губу, чтобы удержаться от смеха, когда Блейз пробормотала своей сестре-близняшке:

– Папе лучше знать. В свое время он…

Герцог Инверари повернулся к ней с недовольным видом. Блейз ответила ему невинной улыбкой.

Вскоре сестры последовали за герцогом и герцогиней в зал графа и графини Уинчестеров. Графиня приходилась герцогине племянницей.

В огромной комнате в роскошных канделябрах горели сотни пахнувших пчелиным воском свечей. Их огоньки, преломляясь сквозь призмы хрусталя, сверкали подобно светлячкам ночью.

Приглушенные голоса беседующих смешивались с тихим смехом, оркестр создавал мелодичный фон для аристократического собрания.

Внешне все выглядело вполне достойно, но фальшивая вежливость высшего общества вызывала у Рейвен тошнотворное чувство.

– Герцог Эссекс, – объявил дворецкий. – И маркиз Базилдон.

Рейвен наблюдала, как в зал входят Александр Боулд и его дедушка. Александр был самый красивый из всех мужчин, каких она когда-либо видела, особенно в своем строгом вечернем костюме. Рейвен однако не могла простить ему, что он насмешливо отнесся к ее признанию в любви и что он обращается с ней как с несмышленым ребенком.

Разговаривая с одним из закадычных друзей дедушки, Александр поднял глаза и поймал на себе ее взгляд. Она тотчас же отвернулась.

Заметив, что к ней направляются три джентльмена, Рейвен спряталась за спину отца. Ей не хотелось танцевать с этими молодыми людьми, которых она уже раньше встречала.

– Мисс Рейвен, – окликнул ее Уильям Кастлрейх. Она шагнула назад, поскольку этот джентльмен во время разговора брызгал слюной.

– Я первый ее увидел, – посетовал Клод Уэйкфилд, страдающий косоглазием.

– Могу я надеяться на этот танец? – опередил его Уинстон Крэнмор.

Рейвен взглянула на его дергающийся нос. Лорды Плюющийся, Косой и Шмыгающий ее совсем не привлекали, но она не хотела никого обижать.

– Моя мачеха наказывала мне, – сказала она, приветливо улыбаясь, – обещать не более двух танцев кому бы то ни было. Смею вам сказать, я должна начать этот вечер с танца…

– Со старым другом семьи, – сказал князь Рудольф, оказавшийся рядом с ней.

Князь взял ее за руку, повел на паркет, и они закружились в вальсе.

– Спасибо, что выручили меня, – сказала Рейвен.

– Я сделал это с большим удовольствием, – сказал Рудольф. – Не мог же я позволить тем трем лихачам встать у вас на пути.

Рейвен засмеялась и перевела взгляд на толпу, пытаясь найти Александра.

– Вы кого-то ищете? – спросил князь Рудольф.

Рейвен покраснела.

– Извините, я отвлеклась.

Князь улыбнулся:

– Вы не ответили на мой вопрос.

В этот момент на паркет ступил Александр с княжной Анной, племянницей русского посла, белокурой красавицей. У Рейвен упало сердце.

После вступления в наследство своего дедушки Александр должен был стать герцогом. Даже для княжны это было весьма заманчиво.

– Ну что ж, можно сделать маленький размен и отплатить той же монетой, – сказал князь Рудольф, следуя за взглядом своей партнерши.

– Простите, что вы сказали?

– Мы применим тактику, которая в экономике называется законом спроса и предложения, – пояснил князь Рудольф. – Детали предоставьте мне. Вам же нужно только улыбаться и делать вид, что это самый замечательный вечер в вашей жизни.

– Это я могу, – сказала Рейвен.

Когда танец закончился, князь Рудольф проводил ее к мачехе. Рейвен видела, что к ней направляется Александр.

Но князь Драко, старший кузен братьев Казановых, опередил Александра. Рейвен подала ему руку, и они пошли танцевать.

Рейвен с притворным восхищением смотрела в темные глаза князя, остальные леди бросали на нее завистливые взгляды.

Однако князь в его тридцать лет казался Рейвен слишком старым и умудренным жизненным опытом.

– Спасибо, что пришли мне на помощь, ваша светлость.

– Танцевать с вами одно удовольствие, – сказал князь Драко. – Кроме того, помогать девушкам в бедственном положении – моя специальность. Конечно, до той поры, пока девушка не влюбилась в меня.

– Ну, мне это не грозит, – заверила его Рейвен. – Вы слишком стары, чтобы ухаживать за мной.

Князь Драко улыбнулся:

– Это удар по моему самолюбию.

– Сомневаюсь, что он был болезненным для вас.

– Хотите сказать, что я самоуверен, – рассмеялся князь.

Вальс закончился, и Драко проводил Рейвен к ее мачехе, беседовавшей с красивой молодой женщиной.

– Драко, дорогой, – пропела герцогиня Инверари, – я хочу познакомить вас с графиней ди Салерно. Покойный муж Катерины был итальянцем, но сама она уроженка Москвы.

Князь Драко склонился над рукой графини.

– Странно, что мы никогда не встречались, графиня.

Она наградила его теплой улыбкой.

– Мое счастье мне иногда изменяет, – промолвила графиня и, не говоря больше ни слова, удалилась.

Князь Драко проводил ее взглядом. На губах у него заиграла улыбка, и он последовал за графиней.

– Я знала, что Драко заинтересуется ею, – сказала герцогиня Инверари.

– Может, ты и права, Рокси, – произнес герцог, – но, похоже, графиню князь не заинтересовал.

Герцогиня взмахом руки отмела слова мужа.

– Графиня ди Салерно – блестящий стратег.

Наблюдая за реакцией князя и слушая свою мачеху, Рейвен получила еще один бесценный урок. Уверенность решает все, когда имеешь дело с джентльменами. А сами они, очевидно, получают удовольствие от страданий.

Рейвен обвела взглядом зал, высматривая Александра. Он с решительным видом как раз направлялся к ней.

– Мисс Рейвен? – Князь Лайкос, теперь уже другой кузен братьев Казановых, предложил ей руку. – Потанцуем?

– С удовольствием. – Рейвен приняла его руку, торжествуя победу, поскольку заметила на лице Александра досаду.

Но блаженство ее длилось недолго. Когда она увидела его танцующим с Синтией Кларк, в сердце вспорхнула тревога.

Следующий танец Рейвен танцевала с князем Гюнтером, третьим кузеном братьев Казановых. Александр отвечал тем же. Теперь он танцевал с Лавинией Смит. Потом Рейвен получила приглашение от князя Виктора Казанова. Вальсируя с ним, она пробегала глазами по лицам. Но Александра нигде не было видно.

Вернувшись к своей мачехе, Рейвен обнаружила, что ее сестры куда-то исчезли. Уже не первый раз в жизни она пожалела, что у нее нет сестры-близнеца. Тогда сейчас не пришлось бы стоять здесь, зная, что она бросается всем в глаза. Хотя Фэнси и Белл сделали все, чтобы она чувствовала себя частью их компании, обе на время ушли со сцены.

– Рейвен Фламбо! – К ней подошел Каспер Уингейт.

– Да? – Она надеялась, что барон не собирается приглашать ее на танец.

– Я хотел узнать, как себя чувствует Белл.

Рейвен выгнула бровь.

– Зачем?

– Я знаю, вы мне не верите, – сказал барон, – но я глубоко обеспокоен здоровьем вашей сестры.

– Вы правы, – сказала Рейвен. – Я вам не верю.

– Хочу исправить свою ошибку.

– Что вы имеете в виду?

– Я уговорил мать дать согласие на наш брак с Белл и хочу сообщить ей об этом.

– Белл уехала отдохнуть, – сказала Рейвен. – Впрочем, вряд ли она захочет вас видеть.

– Я ее очень обидел, – с виноватым видом произнес Каспер.

– Напротив, уважили, поскольку Белл никогда не чувствовала себя лучше, чем сейчас, – солгала Рейвен, наградив барона невинной улыбкой. – Она рассматривает новое брачное предложение.

– От кого? – спросил барон.

– Пока это тайна, – ответила Рейвен. – Но на вашем месте я поискала бы себе другую невесту. С менее высоким статусом, чем сказочно богатая дочь герцога.

Барон побагровел от гнева.

17
{"b":"432","o":1}