ЛитМир - Электронная Библиотека

– А если не отпустит?

– Если ударите достаточно сильно, отпустит. Поверьте мне, принцесса.

– И после этого я должна бежать?

Михаил покачал головой:

– Нет. Вы должны лишить его боеспособности, чтобы он не смог вас преследовать. Вы резко повернетесь кругом и нанесете ему удар кулаком в шею, в мертвую точку. – Михаил показал, как это делается, и продолжил: – Ваш противник схватится за шею, и тогда вы изо всех сил ударите его коленом в пах.

Белл снова покраснела.

– В битве не может быть никакого смущения, принцесса. – Михаил подмигнул ей. – После удара в пах ваш противник согнется пополам. Вы ткнете пальцами ему в глаза и побежите что есть мочи, как будто за вами гонится сам дьявол. Поняли?

– Думаю, да, – сказала Белл, хотя выражение ее лица говорило об обратном.

– Запоминайте, принцесса. – Михаил повторил: – Локтем в живот, топнуть ногой, кулаком по шее, коленом в пах и пальцами в глаза.

Белл стояла спиной к нему. Руководя ее движениями, он продемонстрировал защитные приемы несколько раз. Глядя на ее изящное тело, вдыхая чувственный запах роз, Михаил вдруг почувствовал, что его охватило желание. Однако он взял себя в руки и приказал:

– Теперь проделайте все это сами. На мне.

Шаг за шагом Белл повторяла пять рутинных приемов, и очень скоро они превратились в одно плавное движение.

Запыхавшись от напряжения, Белл ощутила, как пот катится по ложбинке на груди. Затылок тоже был влажным, капельки пота проступили над верхней губой и на висках.

Михаил поднял ее волшебную корзинку и жестом показал на дом:

– Вы заслужили отдых.

Белл кивнула. Она так устала, что у нее даже не было сил говорить. Как быстро он превратился из гостя в хозяина, отметила про себя девушка. Белл не понравилось, что он отдает ей приказания, однако она промолчала.

Она направилась к парадной двери, и тут сзади ее схватили сильные руки.

Резким движением Белл толкнула нападавшего локтем в живот и изо всех сил наступила ему на ногу. Затем повернулась и, обрушив ему на шею кулак, ударила в пах коленом.

Михаил упал навзничь, прежде чем она успела ткнуть ему пальцы в глаза. Весь красный, он схватился за пах, тяжело дыша, судорожно хватая ртом воздух.

– Я никогда не тыкала пальцами в… – Белл запнулась, осознав, кто пострадал. Она опустилась рядом с ним на колени. – Простите.

Михаил поднял руку, показывая, что все в порядке.

– Отлично, – задыхаясь, произнес он, перевалившись на бок. – Вы способная ученица.

Белл улыбнулась похвале. Она наклонилась и коснулась губами его губ, сначала неуверенно, потом смелее.

Он прижал ее к себе и вернул поцелуй.

Михаил дразнил языком ее губы. Она приоткрыла их, впустив его язык в рот.

Упершись ладонями ему в плечи, она оттолкнула его.

– Я сильнее вас, – сказала Белл, склонившись над ним. – Сдаетесь?

Он смотрел на нее смеющимися темными глазами.

– Сдаюсь, принцесса. А теперь помогите мне.

Когда она встала и подала ему руку, Михаил дернул ее вниз и повалил на себя. Затем перекатился на бок и, захватив ее губы долгим ленивым поцелуем, спросил:

– А вы сдаетесь?

Белл кокетливо улыбнулась:

– Я подумаю.

Михаил помог ей встать и непринужденным дружеским жестом обнял за плечи:

– Принцесса, вам никогда не приходило в голову открыть ресторан? Я полагаю, хамоватая лондонская элита воспримет сандвичи с пауками как деликатес.

Повестка с вызовом в королевский суд встревожила бы его меньше, чем просьба явиться в Инверари-Хаус. Изложенное в любезных выражениях послание предполагало приглашение, но подлинный смысл записки воистину кричал о требовании герцога. И читалось это так: «Иначе пеняй на себя».

Александр Боулд отвел со лба завиток, выбившийся из густой шевелюры, и взялся за дверное кольцо. Но дворецкий уже открывал ему дверь и отступил в сторону, пропустив Александра Боулда внутрь.

– Добрый день, – приветствовал слугу Александр. – Мне назначена встреча.

– Его светлость ждет вас, – сказал дворецкий. – Следуйте за мной, лорд Боулд.

Александр понятия не имел, что нужно от него герцогу. Но ни один разумный человек не рискнул бы оскорбить знаменитого герцога Инверари. Среди его друзей было много высокопоставленных персон, и они оказывали ему благосклонности больше, чем любому другому аристократу в королевстве. Даже больше, чем его собственному дедушке, который был на короткой ноге с монаршим семейством.

Тинкер постучал в дверь кабинета и вошел с докладом.

– Лорд Боулд прибыл, ваша светлость.

Александр резко остановился в дверях, удивленный таким собранием. За письменным столом, развалясь в кожаном кресле, находился Магнус Кемпбелл. По правую руку от него восседала герцогиня, наливавшая чай в изящные фарфоровые чашки. У письменного стола стояли в ряд три кресла. В среднем восседал его дедушка, у подлокотника стояла его трость.

– Александр, счастлива видеть вас снова. – Герцогиня Инверари приветствовала его улыбкой. Она была известна как искусная сваха и устроительница браков. Его дедушка и герцог самодовольно улыбались. Ничего, кроме головной боли, это не предвещало.

– Проходите и присоединяйтесь к нам, – обратился к Александру герцог Инверари.

Натянуто улыбаясь, Александр прошел в кабинет, поклонился герцогу и принял от герцогини чашку чаю.

– Добрый день, дедушка.

Герцог Эссекс жестом указал на кресло справа от себя:

– Садись.

Александр не собирался задерживаться, поднес чашку ко рту, сделал глоток и сказал:

– Я постою, если не возражаете.

– Возражаем.

– Дедушка… – с мольбой в голосе произнес Александр.

Герцог Эссекс схватил трость и ударил ею о поручень свободного кресла:

– Сядь!

Александр привык к подобным выходкам дедушки и скрепя сердце процедил сквозь зубы:

– Ну, раз вы настаиваете. – Поморщившись, словно от боли, Александр плюхнулся в кресло.

Кабинет герцога был выдержан в строго мужском стиле. Кожаная обивка на креслах была мягче, чем коленка леди. Остальная мебель темного дерева встроена между книжными стеллажами вдоль стен.

Подарочный портрет герцогини над камином и ваза с розами на журнальном столике смягчали строгость обстановки. Ласковый бриз приносил в окно ароматы сада.

– Эти молодые влюбленные не имеют ни малейшего понятия о приличиях, – посетовал дедушка Александра. – Представляю, какое падение нравов ждет королевство, когда наши дети и внуки достигнут почтенного возраста.

– Дедушка, вы не доживете до падения нравов, – сухо произнес Александр. – Зачем же тратить оставшиеся несколько лет на пустое беспокойство, тем более что от вас ничего не зависит? Кроме того, любые изменения могут обернуться благом для Англии.

– Именно об этом и собирается поговорить мой муж, – сказала герцогиня.

Александр весь обратился в слух.

– О каких изменениях беспокоится ваша светлость?

– Я беспокоюсь о репутации младшей дочери, – сказал герцог. – Ни один мужчина на устоит перед ней, предложит руку и сердце.

– Не понял.

– Вы и констебль Блэк собираетесь привлечь Рейвен к расследованию дела шайки маньяков?

– Да, ваша светлость.

– Это абсурд, – заявил герцог Эссекс.

Александр взглянул на дедушку:

– Вашего мнения никто не спрашивает.

– Гм… вы слышали? – обратился дедушка к герцогу. – Я же говорю, эти молодые денди никого не уважают.

– Будем надеяться, они исправятся. – Герцог Инверари снова переключился на Александра: – Вы верите в эти фокусы-покусы?

– А вы?

Герцог улыбнулся:

– Я первый спросил.

Чтобы потянуть время, Александр стал пить чай, размышляя, как бы увильнуть от прямого ответа.

– Констебль Блэк хочет услышать что-нибудь, – сказал он, – что помогло бы расследовать этот случай.

– А вы? – обратился герцог к Александру. Инверари пытается поймать его на неразумном ответе? Это его цель?

– Констебль Блэк учит меня самым эффективным методам расследования, – сказал Александр. – И я учусь у него не сбрасывать со счетов что-либо на первый взгляд бесполезное.

20
{"b":"432","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мертвые души
Скажи маркизу «да»
Голодное сердце
Теория противоположностей
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Три царицы под окном
Тайна красного шатра
Брачная ночь с графом
Клинки кардинала