ЛитМир - Электронная Библиотека

О чем он? Собирается отчитать ее в присутствии Алекса? Она умрет от стыда.

– Я знаю, ты помогала констеблю Блэку и Александру в их предыдущем расследовании, – продолжал отец. – Они просят моего разрешения использовать твой дар в расследовании последнего преступления маньяка.

Рейвен вскинула взгляд на Александра и торжествующе улыбнулась. Очевидно, ее фокусы-покусы признаны полезными, в то время как его ограниченная логика потерпела поражение.

– Да, отец, знаю. Они нуждаются в моей экспертизе.

Рейвен услышала, как Александр что-то пробормотал, и состроила ему гримасу. Однако ни единый мускул не дрогнул у него на лице. Он как ни в чем не бывало попивал чай.

– Так ты хочешь помочь констеблю? – обратился к ней отец.

Рейвен едва сдерживала смех.

– Я рассматриваю свою помощь им как мой гражданский долг, – сказала Рейвен с непроницаемым лицом.

– Гм, – хмыкнул Александр, точь-в-точь как его дедушка, – гражданский долг в этой семье, видимо, передается по наследству.

Рейвен едва сдерживала раздражение. Поведение Александра выглядит странным, учитывая, что он нуждается в ее помощи.

Но то, что сказал отец, поистине сразило Рейвен.

– В таком случае объявляю вас с Александром помолвленными.

Рейвен в шоке открыла рот.

– Я… я…

– Не притворяйтесь, что вас это удивило, – выпалил Александр. – Вы добивались этого долгое время, пострел. Всеми правдами и неправдами.

Рейвен резко повернула к нему голову и прищурилась. Чаша, которую он держал в руках, разлетелась вдребезги, брызги горячего чая полетели во все стороны.

Издав возглас удивления, Александр с криком вскочил с кресла, гневно сверкая глазами.

– Это ваших рук дело, – заявил он, глядя на Рейвен.

Герцог Инверари хихикнул:

– Тетя Беделия однажды проделала такую же шутку с дядей Колином.

– Вы, конечно, не верите, – сказала Рейвен, наградив Александра сладчайшей улыбкой, – но это мой фокус-покус выбил у вас чашку из рук.

– Судя по твоему тону, ты не согласна на этот брак.

– Я этого не сказала, отец.

– Значит, ты согласна стать в один прекрасный день герцогиней? – спросил герцог Эссекс. – Скажи!

Рейвен быстро взглянула на мачеху и повторила ответ графини ди Салерно князю Драко:

– Я скажу, что счастье мое, как видно, мне изменило…

Герцог Эссекс выдал герцогине недовольный взгляд.

– Рокси, крошка учится вашему коварству.

– Все мои приемные дочери – способные ученицы, – сказала герцогиня Инверари. – Мы, беззащитные женщины, нуждаемся в какой-то протекции.

Александр поднялся со своего кресла и сделал три шага к его почти невесте. Он пригнулся, чтобы их глаза были на одном уровне, и спросил:

– Что скажете, пострел?

Рейвен с радостью задушила бы его – об этом говорили ее фиалковые глаза. Ни одной женщине в мире не хотелось слышать индифферентное брачное предложение. Она хотела лунного света, роз и объяснений в любви. В то же время после помолвки у нее появится масса возможностей помучить Александра.

Изобразив сладкую улыбку, Рейвен перевела взгляд на своего отца:

– Я принимаю предложение.

Александр пожал руку ей, ее отцу.

– Добро пожаловать в семью, – сказал герцог Инверари.

– Благодарю, ваша светлость.

Герцогиня Инверари хлопнула в ладоши.

– Как замечательно! – воскликнула она в порыве чувств. – Ты не волнуешься, дорогая?

– Трепещу от радости, – скучающим тоном протянула Рейвен.

Игнорируя ее оскорбительный ответ, Александр повернулся к своему дедушке:

– Вы счастливы, ваша светлость?

Герцог Эссекс покосился на свою будущую внучку.

– Я буду счастлив, когда она подарит тебе наследника.

Вскочив с кресла, Рейвен напустилась на старика:

– Оставьте свои непристойности при себе, ваша светлость. Убедительно вас прошу пересмотреть свои взгляды. Я не так терпелива, как ваш внук.

Герцог Эссекс рассмеялся:

– Мне нравится ее норов.

– Предоставлю вам оговорить все детали контракта, – обратился Александр к герцогам. – Мне нужно с глазу на глаз поговорить с невестой.

Александр открыл дверь и поторопил Рейвен выйти с ним. Не глядя на него, Рейвен направилась к лестнице.

– Подождите минуту, – бросил Александр, взяв ее за руку. – Я приношу извинения за мое поведение. Дедушка требует, чтобы я женился и произвел на свет следующее поколение. Терпение мое на исходе, но вашей вины тут нет, и я не хотел вас обидеть.

Рейвен не знала, правду он говорит или нет, однако кивнула, хотя не простила его.

– В ближайшее время мы с Амадеусом обратимся к вам с просьбой, – сказал Александр. – Хотим использовать ваши способности. На месте последнего преступления мы обнаружили улику.

– Значит, вы верите в мой дар? – спросила Рейвен.

– Моего скептицизма недостаточно, чтобы утверждать, будто вашего дара не существует, – улыбнулся Александр. – Ведь это вы выбили чашку из моей руки.

Он рассуждал удивительно разумно. Для скептика. Но был ли он искренним? Или просто не хотел ссориться с ней?

– На месте последнего преступления я встретил молоденькую девушку, по сути, ребенка, – сказал Александр. – Тьюлип Вудс, чья сестра погибла от рук маньяка, возможно, видела его лицо. Поэтому мы взяли ее под свою защиту, и она находится в доме моего дедушки. Не окажете ли вы ей дружескую поддержку?

Молоденькая девушка из низов живет в доме его дедушки?

– Сколько лет Тьюлип?

– Пятнадцать или шестнадцать.

– И ей нужна подруга?

– Ей нужно поделиться с кем-нибудь своими мыслями, чтобы не чувствовать себя одинокой.

Рейвен кивнула:

– Я встречусь с Тьюлип и предложу ей дружбу.

– И обещайте больше не взрывать чайных чашек, – подмигнул ей Александр. – Я не хочу, чтобы она переняла от вас дурные привычки.

– А что, эта Тьюлип образец женственности?

– Напротив, настоящий сорванец, переговорила даже моего дедушку.

Рейвен улыбнулась:

– Девушки-сорванцы мне нравятся.

Когда они дошли до парадной двери, Александр поднес к губам ее руку:

– Полагаю, бриллианты и рубины на обручальном кольце моей невесты будут символизировать лед и пламень.

Рейвен с улыбкой на губах какое-то время смотрела на дверь, которую закрыл за собой Александр. Она опустила глаза на руку, которую он поцеловал, и вспомнила слова своей няни. Все хорошее приходит к тем, кто ждет.

В коттедже пахло снетками и грибами, жаренными на трюфельном масле. У Михаила, сидевшего за кухонным столом, текли слюнки, а в желудке урчало.

– Я умираю от голода.

Белл оглянулась через плечо и сказала:

– Все хорошее приходит к тем, кто ждет.

Михаил поднял наполненный виски стакан, приветствуя ее мудрость. Или это была мудрость няни Смадж?

В обоих каминах потрескивал огонь. Выбивая ритмичную дробь по крыше, барабанил затяжной дождь.

Михаил был вполне доволен. Теплая комната. Стакан виски. Очаровательная невеста, готовившая ужин. Что еще может желать мужчина?

Его будущая жена – настоящая красавица. Ей не нужны драгоценности и роскошные наряды, а ее внутренняя красота превосходит ее почти совершенную внешность. Эта женщина ценит то, что действительно важно в жизни.

Сегодня он уговорит ее заняться любовью. И она станет его женой, даже не подозревая об этом. Нужно ли сразу после этого рассказать ей всю правду? Нет. Он будет симулировать амнезию, пока не настанет время возвращаться в общество. Белл прервала его размышления:

– Мик! Вы должны осилить этот кусочек.

Михаил перевел взгляд с Белл на хлеб, намазанный маслом, и поморщился. Белл захихикала:

– Посмотрели бы вы сейчас на свое лицо!

Михаил улыбнулся.

– Осторожнее, принцесса, – произнес он, – я жажду возмездия.

Белл вытянула руку и затрясла ею:

– Взгляните, я дрожу от страха.

Михаил взял ее руку, притворившись, будто собирается откусить ей пальцы, как он делал это со своей дочерью. Белл расхохоталась.

22
{"b":"432","o":1}