ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секта
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Дар Дьявола
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Питер Пэн должен умереть
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
С мечтой о Риме
Сестры из Версаля. Любовницы короля

– Михаил вас обожает, – сказала герцогиня, – но он снова женится, если вы ему откажете.

– Я обещала ему еще раз рассмотреть его предложение, – сказала Белл.

– Это будет весьма разумно с вашей стороны. Не заставляйте князя ждать слишком долго, дорогая. Иначе потеряете его. Любая молодая леди охотно примет его предложение.

Глава 9

– Добро пожаловать домой, ваша светлость.

– Спасибо, Бумер, – сказал Михаил, приветствуя дворецкого. – Моя дочь…

– Княжна Элизабет ждет в…

– Папочка!

Михаил засмеялся и присел на корточки, увидев дочь, мчавшуюся к нему через холл. Он заключил малышку в объятия и прижал к себе.

– Я так скучала по тебе, папочка.

– Я тоже по тебе скучал. – Михаил улыбнулся ей. – Мы с Бесс будем пить чай в малой гостиной, – сказал он дворецкому.

– Слушаюсь, ваша светлость.

Подняв дочь на руки, Михаил прошел через холл. Французские двери открывались во внутренний холл, где стоял гипсовый атлант, поддерживавший огромную модель земного шара. Здесь же начиналась винтовая лестница, ведущая на верхние этажи.

Семейную гостиную на втором этаже Михаил любил больше остальных комнат. Комфортабельная обстановка позволяла расслабиться и приглашала к интимности.

Три зачехленных дивана были сгруппированы в форме подковы вокруг белого мраморного камина. Внутри подковы находился низкий квадратный стол. Возле окон стоял письменный стол черного дерева с инкрустацией в виде цветочных гирлянд. На полу лежал обюссонский ковер с узором синего, золотого, кремового и черного цветов.

Михаил усадил дочь на диван и сел рядом с ней. Аромат роз, стоявших в вазе на столе, напоминал Михаилу о Белл.

Михаил обожал своего единственного ребенка с момента его появления на свет. Она стала смыслом его жизни. «Скорее бы жениться, – думал он. – Тогда дом наполнится детьми».

– Что ты мне привез, папа?

– Ах ты моя маленькая жадина! – Его дочь была настоящей маленькой женщиной. Тосковала, когда он уезжал. Чтобы снискать ее расположение, Михаил привозил ей подарки – сюрпризы, как она их называла.

В гостиную вошел дворецкий и поставил на стол поднос.

– Что-нибудь еще, ваша светлость?

– Нет. Спасибо, Бумер. – Михаил протянул дочери ее стакан с лимонадом, подождал, пока она его выпьет. – И чем ты тут занималась, Бесс, пока меня не было?

Элизабет приложила палец к губам:

– Я была на вечере чая.

– О чем сплетничали на этой неделе?

– Принцесса Жизнерадостность и граф Великодушие умчались в Гретна-Грин. Кузина Роксанна сказала, что принцессе нужен муж, но ничего не объяснила. Что это значит, папа?

– Я объясню тебе, когда подрастешь. Уверен, кузина Роксанна сама не знает, что это значит.

– Еще меня навешали бабушка и тетя Лавиния, – сообщила девочка и надула губки. Ее милое личико омрачилось.

Что-то ее беспокоит, подумал Михаил.

– И что? – спросил Михаил.

Элизабет посмотрела на него. У нее были синие глаза, точь-в-точь такие, как у ее покойной матери.

– А можно быть и тетей, и мамой одновременно?

– Я полагаю, да, – сказал Михаил и предложил девочке кокосовое печенье. – Вот дядя Степан тебе приходится дядей, а мне – братом.

Элизабет покачала головой, отказываясь от печенья.

– Бабушка спрашивала, буду ли я любить тетю Лавинию, если она станет моей новой мамой.

Михаил чувствовал, как в нем закипает гнев, но виду не подал. Чтобы добиться от него брачного предложения, родственники его покойной жены используют его дочь.

– И что ты ответила бабушке? – спросил он.

– Я сказала, что тети не могут быть мамами.

Михаил представил себе огорченное лицо тещи и едва сдержал смех.

– А тетя Лавиния что ответила?

Элизабет покачала головой.

– А бабушка?

– Она сказала, что это полный абс… абс…

– Абсурд? – Михаил ухмыльнулся и чмокнул дочь в макушку. – Сядь ко мне на колени, Бесс. – Он обнял ее и спросил: – Ты умеешь хранить секреты?

– Да, папа – Глаза Элизабет заблестели от возбуждения. Девочка изобразила пальцами, как закрывает рот на замок.

– Я нашел нам с тобой новую маму. – Михаил засмеялся, когда дочка захлопала в ладоши. – Она знает много-много сказок и будет рассказывать их тебе перед сном. Наша мама любит смеяться и копаться в земле. Умеет печь не только «печенье счастья», но также «печенье объятий» и «печенье поцелуев».

Бесс просияла.

– Где ты ее нашел?

– Ее послали нам небеса, – сказал Михаил. Элизабет коснулась его щеки.

– Бог услышал мои молитвы.

Михаил поцеловал дочери руку. Он вспомнил, что Белл тоже так говорила.

– Но нам с тобой надо кое о чем договориться, прежде чем мы приведем нашу новую маму домой, – сказал Михаил. – Поскольку она еще ничего не знает об этом, мы должны уговорить ее поселиться у нас.

Девочка нахмурилась:

– А как это сделать?

– Мы подарим ей всю нашу любовь.

– Ну, это легко, папа, – засмеялась Элизабет.

– Завтра я тебя с ней познакомлю, – сказал Михаил. – Но должен предупредить тебя еще кое о чем. У нее на щеке шрам. Однажды нашу маму ранил один нехороший человек, и с тех пор ей кажется, что все смотрят на ее шрам. Ты сможешь сделать вид, будто не замечаешь его?

Элизабет закивала.

– Я даже могу поцеловать ее в щеку.

– Хорошо. Няня Ди и няня Силла выберут тебе симпатичное розовое платье, которое ты завтра наденешь. – Михаил вдруг задумался. Разумно ли было предупреждать Бесс о шраме. Не подумает ли Белл, что он специально научил дочь?

– Я хочу забрать мое платье прямо сейчас, – сказала Элизабет, соскочив с его колен.

– Прекрасно. – Михаил спрятал улыбку. Будь его дочь чуточку старше, она потребовала бы купить новое.

Бесс направилась было к двери, но тут же вернулась:

– Поцелуй меня, папа.

Михаил обнял ее и поцеловал.

Она снова собралась уходить и, оглянувшись, подмигнула ему.

Все женщины похожи на Еву, подумал Михаил, подмигнув ей в ответ.

Едва Бесс скрылась за дверью, как появился Бумер.

– Ваша светлость, леди Смит просит…

– Избавьте меня, Бумер, – сказала Пруденс Смит, входя в гостиную. – Докладывать о родственниках нет никакой необходимости.

При слове «родственники» Михаила покоробило. Он знал, зачем пришла бывшая теща.

Пруденс Смит наклонилась к девочке:

– Поцелуй, бабушку.

Элизабет чмокнула ее в щеку.

– Бабушка, я не могу пойти к вам сегодня, потому что мне нужно выбрать платье на завтра. Я встречаюсь с моей новой мамой. – Девочка приложила палец к губам. – Только никому об этом не говорите. Это мой секрет.

На лице тещи появилось выражение мрачной решимости. Напрасно он рассказал дочери о Белл. Она еще слишком мала, чтобы скрывать свою радость.

Безупречные манеры подняли Михаила на ноги, когда бывшая теща двинулась на него маршем, словно Наполеон на Россию.

– Где вы были эти две недели? – спросила она, усаживаясь на диван.

Михаил вскинул бровь. Он никогда ни перед кем не отчитывался и не собирался этого делать сейчас, тем более перед бывшей тещей.

– У меня были дела вне Лондона.

– Хотя бы предупредили, что уезжаете, – попеняла ему Пруденс.

– Мои братья, а также слуги знали о моем отъезде.

– Мне никто ничего не говорил, – заявила Пруденс. Михаил взял чашку с горячим напитком, мысленно сосчитал до десяти, сделал глоток и медленно поставил чашку на стол, чтобы потянуть время.

– Так зачем вы разыскивали меня?

– Я не желаю больше мириться с вашей нерешительностью, – пояснила Пруденс. – Вам нужна жена и наследник, а Элизабет – мачеха.

Михаил прищурился. С его женитьбой, видно, будет нелегко. Эта леди от него не отстанет. Михаил надеялся отсрочить развязку до тех пор, пока Белл не приживется у него в доме.

– Элизабет обожает свою тетю, – продолжала Пруденс. – И когда Лавиния стала выходить в свет, в обществе ждали объявления о вашей помолвке.

27
{"b":"432","o":1}