ЛитМир - Электронная Библиотека

Михаил понял, что следует действовать решительно, без всякой дипломатии. В сложившейся ситуации иного способа нет.

– Обществу долго придется ждать этого объявления, – сказал Михаил бывшей теще, заметив, как она багровеет. – Мне нечего предложить Лавинии.

– Она ожидает от вас брачного предложения, – сказала Пруденс.

– Я никогда не говорил ни ей, ни вам ничего обнадеживающего в этом смысле, – сказал Михаил. – У меня на примете другая молодая леди.

– Синтия Кларк? Княжна Анна? – сорвалась на крик Пруденс.

– Меня не интересует ни та ни другая.

– Кто же она? – спросила Пруденс.

Михаил долго смотрел на нее, обдумывая, какую долю информации ей выдать. Здесь нужна только правда. Бывшая теща не оставит его в покое, пока не узнает, кто сорвал их планы. Он решил, что чужая злоба не может навредить Белл, дочери герцога.

– Белл Фламбо, дочь герцога Инверари и…

– Не может быть! – вскричала Пруденс. – Незаконнорожденная дочь французской шлюхи?

– Больше не произносите ничего подобного в моем присутствии! – Только сейчас он осознал то, чего именно опасалась его жена. Будучи князем, он обладал привилегиями благодаря своему происхождению. Поэтому не сомневался, что общество в конце концов примет его жену. Но сколько боли придется ей претерпеть, прежде чем все образуется? Сестры Фламбо будут поддерживать друг друга, когда их представят обществу. Но его жена – особый случай. Она страдала от неуверенности больше, чем ее сестры.

– Белл живет у отца, и герцог признал ее, – сказал Михаил. – Полагая, что женщина должна заниматься чем-то продуктивным, она предпочла продолжать свой садовый бизнес. Вы знаете, что значит «продуктивный»?

– Садоводство, что ли?

Михаил пожалел, что не удержался от сарказма. Лучше бы он не упоминал о садовом бизнесе.

– Женитесь на Лавинии, – сказала теща и добавила: – А девушку возьмете в любовницы.

– По-моему, я достаточно ясно изложил свои намерения. Белл – добрейшая и самая преданная женщина, какую я когда-либо встречал. И была бы таковой даже без ее злополучного шрама.

– Шрама? – эхом повторила Пруденс. – При чем тут шрам?

Михаил снова пожалел о сказанном. Кто-то может истолковать его слова превратно – якобы шрам является мотивом для его женитьбы. Поэтому Михаил решил закончить разговор.

– Я намерен жениться на мисс Фламбо и продолжу за ней ухаживать, – сказал Михаил. – Что бы вы ни говорили, что бы ни делали, вы не заставите меня отступиться.

Пруденс поднялась. Михаил тоже встал.

– Я не допущу, чтобы незаконнорожденная уличная девка стала матерью моей внучки. – С этими словами Пруденс Смит удалилась из гостиной.

Михаил со стоном упал на диван и прикрыл глаза, чувствуя приближение головной боли. Он не сомневался, что его бывшая теща будет чинить ему препятствия и что столкновение со сплотившейся «белокурой троицей» вместе с их мамашами неизбежно.

Но он беспокоился не о себе, а о том, как уберечь жену, чтобы ее не травмировали. Это было его единственной заботой.

А сейчас нужно выпить водки. Спиртное не решит его проблем, но поможет расслабиться.

Через несколько часов Михаил покинул дом и отправился в клуб «Уайтс», который посещали его братья и кузены. Разговор с Пруденс Смит выбил его из колеи, и он не знал, как защитить Белл в сложившейся ситуации.

В клубе «Уайтс» на Сент-Джеймс-стрит собиралась лондонская элита, ее мужская половина. В этом заведении для избранных были удобные кресла и неяркое освещение. Разговоры здесь велись приглушенными голосами.

Пройдя в дверь рядом со знаменитым эркером, Михаил сразу заметил своих братьев и кузенов. Возможно, все вместе они придумают, как сокрушать вражьи женские силы.

Михаил плюхнулся в кресло и жестом показал Рудольфу, чтобы тот налил ему водки. Залпом осушив стакан, он содрогнулся, когда водка обожгла горло, прокладывая путь к желудку.

Князь Виктор поставил перед ним стакан виски. Князь Степан налил ему еще водки. Михаил залпом опрокинул стакан, а также выпил виски. После массированного алкогольного удара Михаил снова почувствовал себя человеком.

– Добрый вечер, братья, – сказал Михаил, после чего обратился к князьям Драко, Лайкосу и Гюнтеру, таким же черноглазым и черноволосым, как все Казановы. – Рад снова видеть вас, кузены.

– Ты что-то не выглядишь особенно счастливым для молодожена, – заметил князь Драко.

Три брата и три кузена Михаила сдавленно захихикали. Он уже давно зарекся выказывать перед этой компанией любую слабость, чтобы потом не пострадать от последствий.

Михаил с притворной холодностью равнодушно пожал плечами:

– А сам-то ты почему не охотишься за графиней?

– Драко дает графине время, чтобы она соскучилась по нему, – ответил за старшего брата князь Лайкос. – Ты тоже хочешь заставить свою невесту поскучать, поэтому и пришел сюда?

Шесть князей снова засмеялись. Михаил улыбнулся Лайкосу:

– Я слышал, тебя интересует мисс Блейз?

– Да?

– Так вот, по дороге сюда я углядел, как маркиз Благоговение входит в Инверари-Хаус.

Лайкос выгнул бровь:

– И?

– И моя милейшая невеста рассказывала мне, что шотландский горец тоже интересуется Блейз, – ответил Михаил.

Князь Лайкос выругался по-русски, поднялся и вышел из «Уайтса».

Михаилу удалось задеть за живое Лайкоса, и он, очень довольный, улыбнулся родственникам.

– А тебя кто интересует? – спросил он князя Гюнтера.

– Я знаю, кто меня не интересует, – ответил младший князь. – Трио блондинок, ступающих сквозь врата ада. Эти вампирши готовы впиться клыками в любого подходящего мужчину.

– У этой голодной троицы виды на князей, – подтвердил Драко. – Избегай оставаться с ними наедине, Гюнтер.

При упоминании о «белокурой троице» Михаил вспомнил о Пруденс Смит. Он опасался, как бы старая ведьма не напакостила ему.

– Брат, что тебя тревожит? – спросил Рудольф.

– Помимо того, что его невеста не хочет выходить за него замуж, – уточнил Виктор.

Князья Казановы дружно засмеялись. Михаил снова наполнил свои стаканы водкой и виски.

– У меня только что произошло столкновение с моей бывшей тещей. Она хочет женить меня на Лавинии. – Михаил залпом выпил водку и виски. – Пруденс готова на все, чтобы помешать моей женитьбе на Белл.

– Даже Пруденс Смит не может помешать тому, что уже произошло, – сказал Степан.

Князь Драко толкнул его локтем в бок.

– Эх, мне бы твой уникальный талант констатировать очевидное!

Все рассмеялись.

– Будь к нему снисходительнее, – сказал брату Понтер. – Наш кузен скоро станет отцом.

Михаил удивленно посмотрел на Степана:

– Фэнси беременна?

Степан улыбнулся:

– Семя мое достигло цели.

– Может, именно поэтому Фэнси и согласилась выйти за тебя замуж, – поддразнил младшего брата Михаил.

Улыбка исчезла с лица Степана.

– Я не тот Казанов, который неспособен довести женитьбу до конца.

Это рассмешило князей еще больше.

– Моя женитьба, конечно же, была доведена до конца, – заявил Михаил.

– Тогда, возможно, твое семя тоже попало в цель, – произнес Рудольф, наливая себе водки. – Давайте выпьем за это.

Князья подняли стаканы. Рудольф, как старший, произнес здравицу:

– За женитьбу и материнство!

Князья залпом выпили. Рудольф бросил стакан на ковер, раздавил ногой. Младшие братья последовали его примеру.

– Принесите еще стаканы! – крикнул он официантам.

Михаил задумчиво покачал головой:

– Не может быть. Белл сказала бы мне, если бы забеременела.

– Может, ей самой кто-то должен рассказать, – заметил Степан и, наклонившись ближе, добавил: – Также как ее сестре.

Михаил вскочил с кресла:

– Нет, я должен…

Виктор схватил его и усадил обратно в кресло.

– Ты не должен бежать к Инверари спрашивать, беременна ли его дочь.

– Я ее муж.

– Но она не знает об этом, – напомнил ему Драко.

– Его светлость знает, – сказал Михаил.

28
{"b":"432","o":1}