1
2
3
...
29
30
31
...
59

Все леди, как молодые девушки, так и вдовы, мечтают выйти замуж за ее князя. Сколько их, этих светских львиц?

– Мисс Белл! – появился дворецкий. – Вы сегодня принимаете посетителей?

– Кто пришел?

– Сэр Клайв Уилкинз.

Брат барона? Какое у него может быть дело к ней?

– Я приму его, Тинкер. Возьмите Паддлза с собой в дом.

Через несколько минут в садовой калитке появился Клайв Уилкинз. Опираясь на трость, он направился к ней.

– Проходите, пожалуйста. – Белл приветливо улыбнулась сквайру.

У Клайва Уилкинза были такие же карие глаза и каштановые волосы, как у его единоутробного брата. Те же черты, которые у Каспера казались почти привлекательными, выглядели более мужественными у его старшего брата.

Уилкинз сел на противоположный конец скамьи.

– Вы, кажется, удивлены моему визиту.

– Да, немного.

– Хочу перед вами извиниться – сказал Клайв. – Мне очень жаль, что вы так пострадали.

– Я ценю вашу заботу, сэр. – Белл покраснела при упоминании о ее ране. – Но в том, что произошло, нет вашей вины.

– Реакция моего брата на то нападение заслуживает порицания, – произнес Клайв. – Таково мое мнение.

– Спасибо вам, – сказала Белл, опустив глаза. Клайв Уилкинз встал и собрался уходить.

– Могу я иногда бывать у вас?

«Видимо, он хочет ухаживать за мной», – подумала Белл.

– Сэр Уилкинз, вы добрый, порядочный человек, но…

– …но вы не можете принять ухаживания калеки, – договорил он.

Белл понимала, как он страдает.

– Это не так. Конечно же, я не стала бы чураться джентльмена, нуждающегося в помощи трости. Но из-за шрама я не готова к общению.

– Желаю вам всего хорошего, – сказал Клайв Уилкинз и удалился. Белл смотрела ему вслед, когда он шел по дорожке, ведущей к дверям дома.

Сквайр казался ей таким одиноким, но обнадеживать его было бы жестоко – ведь она любила князя. В саду снова появился Тинкер.

– Мисс Белл, к вам снова посетитель.

– Не трудитесь докладывать обо мне.

Каспер Уингейт стремительно прошел мимо дворецкого.

Белл была удивлена появлением барона, чья доверительная улыбка резанула ее самолюбие. Оценивая Каспера объективным взглядом, Белл подумала, что сегодня он слишком хорошо одет и слишком ухожен. Неудивительно, что ее щека со шрамом была неприемлема для его привередливой натуры.

Каспер Уингейт был красив, но не шел ни в какое сравнение с князем.

Белл не питала к нему ничего, кроме презрения.

Каспер вел себя так, словно они виделись только вчера.

Она не ответила на его улыбку.

– Что тебе нужно, Каспер?

– Могу я сесть?

Белл отодвинулась на край скамьи.

– Сядь там, – сказала она, указав на противоположный конец скамьи.

– Блюдешь дистанцию, чтобы наказать меня?

– Что тебе от меня нужно, Каспер? – повторила Белл.

– Тебя.

Ее фиалковые глаза расширились от удивления.

– Прости, не поняла. – Она подняла руку, когда Каспер начал подвигаться к ней. – Нет-нет. Оставайся там.

Он остановился и, победоносно улыбнувшись, объявил:

– Хочу сообщить тебе дату свадьбы.

Белл вскинула бровь:

– На ком ты женишься?

– Я люблю тебя, Белл. – Каспер оказался рядом с ней, прежде чем она успела ему помешать, и схватил ее за руку. – Любимая, ты окажешь мне честь стать моей женой и моей герцогиней?

Белл вырвала от него руку.

– Нет.

– Нет? – повторил он, казалось, искренне недоумевая. – Ведь мы любим друг друга.

«Он любит деньги моего отца и его влияние», – подумала Белл.

– Даже если бы ты был последним оставшимся на земле мужчиной, я предпочла бы уйти в монастырь.

– Ты не должна так думать, – произнес Каспер. – Конечно, я обидел тебя тогда, но мне все же удалось убедить маму, что ты будешь отличным дополнением к семье Уингейт.

«Мой богатый отец будет отличным дополнением к семье Уингейт», – подумала Белл.

– Чего ради я должна снисходить до замужества с простым бароном, когда мне уже сделал предложение князь?

Каспер с трудом подавлял гнев, от которого у него по лицу пошли пятна.

– Кто посмел похитить у меня твои чувства?

– Ты сам их потерял, – сказала Белл. – Уходи, Каспер.

Барон встал и наклонился к ней.

– Ты любила меня однажды, – сказал он, – и полюбишь снова.

Единственное, о чем она жалела, глядя ему вслед, что с ней нет Паддлза, он укусил бы Каспера.

Нет худа без добра. Так говорила няня Смадж. Благодаря шраму она избавилась от барона. Этого заискивающего ничтожества и нытика.

– Мисс Белл…

Она резко повернулась на голос дворецкого.

– Опять посетитель?

– Двое..

К ней шел князь Михаил, ведя за руку свою четырехлетнюю дочь.

Белл перевела взгляд с князя на ребенка и приветливо улыбнулась. Девочка улыбнулась в ответ, и ее синие, как сапфиры, глаза заблестели.

– Представляю тебе мою дочь Элизабет, – сказал Михаил. – Бесс, это мисс Фламбо.

– Рада познакомиться с тобой, Бесс, – сказала Белл, и девочка еще шире заулыбалась.

Она унаследовала от отца черные волосы и подбородок с ямочкой, а от матери сапфировые глаза.

– Я тоже очень рада, мисс Фламбо.

– Называй меня Белл, как делают мои сестры.

– Я очень хочу, чтобы у меня были сестры. – Бесс высвободила руку, за которую ее держал отец, и протянула ее Белл.

Белл мягко сжала крохотную ручку.

– Когда-нибудь у тебя будут братья и сестры.

– Моя новая мама… Ой! – Бесс прикрыла рот свободной рукой и посмотрела на отца.

У Белл учащенно забилось сердце. Девочка проговорилась относительно новой мамы. Как это понимать? После ее отказа на предложение князя он попросил дочь не употреблять слово «мама»? Или выбрал себе новую жену? Возможно, одну из тех трех блондинок.

Сейчас Белл обменяла бы свой целительский талант на предвидение младшей сестры, чтобы узнать, о чем думает князь.

– Я должен быть сейчас наверху, меня ждут, – сказал Михаил.

– Ну что же, – сказала Белл, – мы с Бесс используем это время, чтобы подружиться.

Князь поколебался долю секунды.

– Я не задержусь, – пообещал он и скрылся внутри дома.

Девочка посмотрела на Белл. Чистая радость на лице ребенка задела в ней сердечные струны.

– Прогуляемся по саду? – предложила Белл.

– Папа сказал, что вас ранил один нехороший человек. Но я сделаю так, что вам станет лучше. – Девочка поцеловала Белл в щеку.

Дочь князя так жаждала иметь мать. Тронутая сердечностью ребенка, Белл не сдержала слез.

– Спасибо тебе, Бесс, я чувствую себя лучше. – Вместе с прильнувшей к ней девочкой Белл пошла по каменной дорожке.

Рука об руку они стали обходить сад. Белл называла разные цветы – гардении, розы, пассифлору. В дальнем уголке сада они остановились и сели на каменную скамью.

Мимо них метнулся вьюрок и нырнул в дупло вяза, откуда слышался громкий писк.

– Вьюрок всегда устраивает свои гнезда в дуплах, – сказала Белл, показывая на дерево. – Там чирикают птенцы, просят, чтобы им дали пищу.

– А чем птенцов кормит их мама? – спросила Бесс.

– Семенами и червяками.

– фу! фу! фу!

Белл засмеялась.

– Ты когда-нибудь слышала историю птичьего короля? – спросила она.

– Нет, – ответила девочка, с обожанием глядя на Белл.

– Давным-давно все созданные Богом пернатые решили устроить состязание. Тот, кто взлетит выше всех, будет признан королем птиц. Претендентом на победу считался орел.

И вот в назначенный день на рассвете все участники состязания, хлопая крыльями, выстроились у линии старта. Состязание началось, когда промяукала кошка. – Бесс засмеялась. – Все птицы вспорхнули в воздух. Взлетел и орел. Он поднимался все выше и выше. Все птицы думали, что он победил, но неожиданно в нескольких дюймах над головой у орла показался крохотный вьюрок. Он посмотрел вниз на всех, включая орла, и сказал: «Видите, я король птиц».

Вьюрок выиграл состязание. Он уселся на крыло орла и поднялся в воздух вместе с ним, а потом взлетел у него над головой, на пару дюймов выше. Чтобы победить, маленький вьюрок взамен крыльев использовал свои мозги.

30
{"b":"432","o":1}