ЛитМир - Электронная Библиотека

– Орел на него рассердился?

– Нет, просто посмеялся. – Белл притронулась кончиком пальца к носику княжны. – Пусть победа вьюрка послужит тебе уроком.

– Каким уроком?

Белл рассмеялась, княжна тоже рассмеялась.

– В жизни выигрывают самые умные, а не самые сильные. Так было всегда.

– А я знаю загадку! – похвасталась Бесс. – Что превыше благородства?

Белл улыбнулась и пожала плечами:

– Не знаю.

– То, что присуще ей. Но я не понимаю, что значит этот ответ.

– Тебе это папа сказал?

Бесс покачала головой и переплела пальцы с пальцами Белл.

– Нет, это дядя Рудольф сказал папе.

Белл взглянула на журчащий фонтан.

– Этот фонтан построил мой папа, – сказала Белл, – чтобы под шум воды мы могли открывать друг другу свои секреты.

– Расскажите, в чем ваш секрет? – прошептала Бесс.

– Мой секрет в том, что в саду живут эльфы.

Девочка широко раскрыла глаза.

– Где?

– Взгляни на тот вяз и грибы под ним, – шепнула ей на ухо Белл. – Грибы – это замаскированные эльфы. Стоит людям на них посмотреть, как они превращаются в грибы.

Бесс присмотрелась к грибам.

– А что будет, если съесть эти грибы?

– Тот, кто съест хоть кусочек гриба, свалится на землю от смеха, – сказала Белл. – А ты не хочешь поделиться своим секретом?

Бесс сложила ладони рупором вокруг рта и прошептала:

– Я вас люблю.

Белл едва сдерживала слезы.

– И я тебя люблю, – сказала она, – но это не секрет.

Девочка положила руки на руки Белл и вздохнула:

– Мама, ты знаешь еще какие-нибудь секреты?

Мама? Что сказал бы на это князь, если бы услышал?

С другой стороны, ребенок, оставшийся без матери, назвал бы так любую женщину, которая уделяет ему внимание.

– Я знаю другой секрет, – сказала Белл. – Девочки умнее мальчиков. И никаких исключений не существует.

– Мисс Белл! – К ним спешил Тинкер. – Его светлость собирается уходить.

– Спасибо, Тинкер. – Белл встала и протянула девочке руку. – Пойдем. Твой папа ждет.

Личико княжны приняло упрямое выражение.

– Пусть подождет. Я хочу еще побыть здесь.

– Твой папа будет плакать, если ты не придешь к нему. Обещаю тебе, мы скоро увидимся снова.

– Завтра?

– Завтра моя сестра выходит замуж за твоего дядю Степана, – ответила Белл. – Я должна там присутствовать. Но мы обязательно увидимся на следующий день. Конечно, с разрешения твоего папы.

Князь Казанов и герцог Инверари ждали в холле. Они прекратили разговор, когда в дверях появились Белл и Бесс, держась за руки.

Михаил посмотрел на Белл:

– Ты довольна визитом?

– Мы рассказывали друг другу секреты и видели грибы, в которых прячутся эльфы, – с восторгом рассказывала Бесс. – Вьюрок победил в состязании орла, а девочки умнее мальчиков.

Четыре князя, герцог и дворецкий устремили взгляды на Белл. Она ответила им сладчайшей улыбкой.

– Никогда не говори мальчикам, что мы, женщины, умнее их, – сказала Белл. – Этим ты оскорбишь их мужское достоинство.

Князья, за исключением Михаила, удалились, а герцог отправился к себе наверх. Михаил поднял дочь на руки, улыбнувшись, когда она зевнула.

– Папа, отвези меня на тихий час.

– Я обещала Бесс увидеться с ней на следующий день после бракосочетания Фэнси, – промолвила Белл.

– Будешь нашей гостьей, – сказал Михаил. – Я увижу тебя завтра на церемонии?

– Я буду там, – ответила Белл.

– Оставь за мной право на танец. – Михаил подмигнул ей и скрылся за дверью.

Белл стояла в холле, глядя в пустое пространство. Если бы князь только знал…

Все танцы принадлежали ему одному.

Герцогиня Инверари промаршировала перед выстроившимися в линейку приемными дочерьми. В своем смелом рубиново-красном платье она напоминала главнокомандующего на параде войск, представленных всеми цветами радуги.

Здесь были красная гвоздика, сиреневая лаванда, лиловая фиалка, зеленая ива и голубой лед. Каждая из сестер Фламбо в сказочно красивом наряде сверкала подобно драгоценному камню в идеальной оправе. Все, вместе взятые, эти живые цвета смешались в гармонии, как на портрете, созданном кистью мастера.

– В обществе не бывает постоянных друзей, они приходят и уходят, – объясняла герцогиня, – враги же накапливаются. Остерегайтесь фальшивых улыбок. Они таят в себе опасность. Не паникуйте и не обращайтесь в бегство, оказавшись в неловкой ситуации. Рассматривайте оскорбление как род искусства и радуйтесь разногласиям.

Герцогиня остановилась перед Белл:

– Дорогая, иногда даже целители могут причинить боль. – Наградив ее своей улыбкой с ямочками, герцогиня критически оглядела платье цвета голубого льда и восхищенно заметила: – Право же, у меня безупречный вкус.

Полчаса спустя Белл сидела на передней скамье в соборе Святого Павла. Вскоре ее сестра из оперной певицы превратится в княгиню. Первый выход в свет, конечно, был волнующим событием, но с театральной косметикой Белл чувствовала себя намного увереннее, чем раньше.

Она опустила взгляд на юбку своего голубого платья, самого прекрасного платья в ее жизни. Его дополняли длинные белые перчатки, шелковые чулки с цветочным узором и элегантные атласные туфли. Она чувствовала себя подобно Золушке по пути на бал, а ее принц сидел через проход от нее, рядом со своими братьями и золовками.

Белл не удержалась и взглянула на него. Михаил, не сводивший с нее глаз, подмигнул ей. Белл покраснела, уголки ее губ тронула улыбка.

Потом ее взгляд медленно перекочевал к пожилой матроне и молодой блондинке на соседней скамье. Обе сидели с мрачными лицами. Белл почувствовала себя неуютно, когда они посмотрели на нее.

Две другие блондинки тоже сидели поблизости, с одинаково холодным выражением лица.

– Что ты там увидела? – шепотом спросила герцогиня. – Неужто это интереснее, чем смотреть, как твоя сестра становится княгиней?

– Вы о трех белокурых ведьмах, которые клянут меня? – спросила Белл.

Герцогиня похлопала ее по руке:

– Не волнуйся, дорогая. Им следовало бы скорее бояться тебя.

Стать княгиней оказалось на удивление легко. Церемония закончилась быстрее, чем ожидала Белл.

Часом позже они с Рейвен вслед за другими сестрами вошли в Инверари-Хаус. В огромной комнате вдоль одной стены были расставлены столы. На другой половине, выделенной под танцы, играл небольшой оркестр. Мелодичные звуки скрипок ласкали слух. Терпкий запах духов дразнил ноздри. От изобилия драгоценных украшений, шелка, кружев и страусовых перьев рябило в глазах. Щедро раздаваемые воздушные поцелуи пародировали подлинные чувства.

Из декора Белл отметила помещенный в гирлянды с зеленью флердоранж. В центре каждого стола в фарфоровых вазах, поражая своей красотой, стояли белые розы и голубые незабудки. Глядя на них, Белл поджала губы, раздраженная бесчувственностью общества. Как это безжалостно – у здоровых растений ампутировать соцветия от стебля!

– Ты смотришься так соблазнительно в голубом.

Рядом с ней стоял ее князь.

– А ты всегда выглядишь соблазнительно, – проворковала Белл.

– Хочешь вогнать меня в краску? – пошутил Михаил, растянув губы в медленной улыбке. – Бесс ждет не дождется завтрашней встречи с тобой.

– Бог наградил тебя замечательной дочерью.

– Я благодарен ему за эту милость. – Михаил жестом показал на большой зал: – Пройдем в гостиную?

– Я устала от этой свадебной суматохи, – пожаловалась Белл. – Хотелось бы немного посидеть.

Михаил проводил ее к их столу.

– Твоя мачеха посадила нас в дружеской компании, – сказал он, помогая Белл сесть в кресло, и дал знак лакею принести выпивку.

– Ты обратил внимание на мое лицо? – спросила Белл. – Фэнси замаскировала мой шрам театральной косметикой.

– Ты всегда необычайно красива, хоть с косметикой, хоть без нее.

К ним присоединились Рейвен с Александром, а чуть позже князь Виктор с княгиней Региной и князь Драко с графиней ди Салерно. Четверо других сестер Фламбо, согласно стратегии герцогини, были посажены за одним из соседних столов с четырьмя перспективными холостяками.

31
{"b":"432","o":1}