ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тьюлип приготовила это вчера вечером, – сказал герцог Эссекс.

Рейвен наслаждалась лакомством, признавая ее кулинарный талант.

– Бог наградил меня этим даром, – сказала Тьюлип.

– Что входит в состав этого блюда?

– Я обычно храню свои секреты.

Александр взял вторую порцию нуги.

– Рейвен выходит за меня замуж.

Тьюлип посмотрела на нее:

– Не рановато ли для замужества?

– Неужели я такая юная?

Девушка разразилась веселым смехом:

– Мне ровесница!

– Вам нужно сменить обстановку, – сказала Рейвен. – Я живу совсем близко отсюда. Не хотите ли познакомиться с моими сестрами и собакой?

При упоминании о сестрах улыбка исчезла с лица Тьюлип и глаза ее наполнились слезами.

– Извините, что я напомнила вам о вашей потере. Может, в другой раз?

– Нет, я с удовольствием познакомлюсь с вашими сестрами, – произнесла Тьюлип. – Сколько их у вас?

– Шестеро, – ответила Рейвен. – Старшую, Фэнси, вы не встретите, поскольку она вчера вышла замуж за князя Степана.

– Ваша сестра вышла замуж за князя?

Рейвен кивнула.

– Моя мачеха тоже захочет познакомиться с вами.

– Что ж, я не против.

Рейвен поднялась с кресла, и вместе с Тьюлип они направились к двери.

– Какой породы ваша собака?

– Паддлз – мастиф.

Проводив их взглядом, Александр отправил в рот еще кусочек нуги.

– Что все это значит? – спросил его дедушка. Александр поднялся.

– Чутье подсказывает мне, что Тьюлип хранит в своей сумке важные секреты, – ответил Александр.

Шагая через две ступеньки, Александр поспешил на третий этаж, в спальню девушки.

В гардеробе он ничего не обнаружил. Под гардеробом тоже. Обыскал комод, два туалетных столика и холодный очаг.

Пошарил под покрывалом и под матрасом.

На всякий случай заглянул под обитую бархатом скамейку в изножье кровати и ухмыльнулся.

Смышленая девушка. Используя иглу и нитки, Тьюлип прикрепила сумку под мягким сиденьем.

Александр опрокинул скамейку на бок. Решил, что обыщет сумку, а затем положит на место ее содержимое, так что Тьюлип ничего не узнает.

В сумке было шесть предметов – какие-то два документа, три гравюры и листок бумаги.

Александр изучил оба документа и побледнел. Увидев три гравюры, упал на матрас, а листок бумаги подтвердил то, во что невозможно было поверить.

Шокирующее открытие застало Александра врасплох. У него зашумело в ушах, закружилась голова. Он сделал несколько глубоких вдохов, чтобы все это переварить, прежде чем рассказать дедушке.

Белл вышла на Гросвенор-сквер возле особняка Михаила. Она улыбнулась кучеру, который помог ей выйти из кареты отца, и поднялась на парадные ступеньки.

– Она здесь! – услышала Белл взволнованный возглас девочки, когда постучала в дверь.

Князь Михаил и Элизабет ждали Белл в холле. Девочка бросилась к ней в объятия.

– Добро пожаловать домой, – сказала малышка. Белл покраснела, поняв, что князь поделился их новостью с дочерью.

– Я тоже рад приветствовать тебя в нашем общем доме. – Михаил поднес к губам ее руку. – К сожалению, мне нужно уехать на деловую встречу. Постараюсь вернуться пораньше.

– Прошу тебя, – сказала Белл, – разреши Бесс в этот четверг быть хозяйкой вечера чая. – Она видела, что ее просьба поставила князя в тупик, особенно когда Бесс пронзительно закричала от радости.

Михаил повернулся к дворецкому:

– Отправьте приглашения дочерям Виктора и Рудольфа.

– Непременно, ваша светлость.

Бесс схватила Белл за руку:

– Пойдем, мама.

– Гм…

Князь Михаил улыбнулся:

– Белл, представляю тебе Джулиана Бумера.

– Очень приятно, мистер Бумер.

– Просто Бумер, миледи, – сказал дворецкий. – Примите мои поздравления и наилучшие пожелания. Буду рад вам служить.

– До скорой встречи, – сказал Михаил, целуя Белл в щеку со шрамом.

– Я хочу показать тебе наш сад, – сказала Бесс, увлекая Белл за собой. – А здесь у моего папы атланты, которые держат земной шар.

Белл пришла в восхищение от княжеского сада с его гармонией красок, извилистых тропинок и лужаек. Вблизи дома росла глициния, окутывая своими сине-фиолетовыми лепестками землю под ней. Вокруг фонтана расстилался красный ковер желтофиолей с проросшими тюльпанами. В дальней части сада находился белый бельведер – небольшой, но в нем вполне могли разместиться девочки на вечере чая. Белл заметила серебристую березу в окружении красных тюльпанов. Некоторые из них слегка увяли.

– Пойдем со мной, Бесс, – сказала Белл. – Те тюльпаны нуждаются в моей помощи.

Присев на корточки, она наклонилась к цветку и, приложив пальцы с каждой стороны стебля, молча помолилась. Передвинулась ко второму тюльпану. Потом к третьему. И так несколько раз.

– Что ты им говорила? – спросила Бесс. – Я видела, что у тебя шевелились губы, но слов не слышала.

– Я молила Бога, чтобы он помог своим тюльпанам.

– И Бог услышал твои молитвы?

– Это ведомо только ему одному, – сказала Белл. – Хочешь узнать, как избавиться от своих трудностей?

Бесс кивнула.

– Что за трудности?

– Всякие неприятности, которые заставляют тебя сердиться или печалиться.

– У меня есть такие трудности, – сказала Бесс.

– Зачерпни пригоршню земли, – сказала Белл. – Вот так, в обе руки. – Она показала, как именно. Девочка сделала все, как велела Белл. – Теперь встань и повернись лицом к садовой калитке. Смотри на землю и молча рассказывай ей о своих проблемах.

– Мне нужно подумать.

– Рассказывай свои мысли земле, – сказала Белл.

Бесс посмотрела на нее:

– Как я могу говорить и молчать в одно и то же время?

Белл едва сдержала смех.

– Смотри на землю и думай о своих проблемах.

Последовало молчание.

– Уже подумала, – прошептала Бесс.

– Перекинь землю через плечо. – Белл выбросила горсть своей земли. Бесс сделала то же самое. – А сейчас иди к калитке, но не оглядывайся.

– Мы все выполнили! – в восторге вскричала Бесс. Неожиданно калитка распахнулась, и в сад вошла няня, женщина средних лет. За ней следовала Пруденс Смит.

– Иди с няней Ди в дом, – сказала она девочке, – пока я поговорю с мисс Фламбо.

– Бабушка, – заупрямилась Бесс, – папа сказал…

– Дорогая, – прервала ее Белл, наклоняясь и заглядывая ей в глаза. – Если ты пойдешь с няней Ди, то поможешь с приглашениями на вечер чая.

Упрямое выражение исчезло с лица девочки.

– Только не забудь про «печенье поцелуев» и «печенье объятий»!

– Обещаю. – Белл стояла, наблюдая, как Бесс исчезает внутри дома. Затем повернулась к пожилой женщине, следившей за ней с обостренным вниманием.

– Что вы здесь делаете? – спросила Пруденс Смит.

– Я здесь по приглашению, – ответила Белл. – А вы?

– Я не обязана вам отвечать, – сказала Пруденс Смит. – Вы замахиваетесь выше, чем положено, и от этого пострадаете.

– Вы беспокоитесь о моих чувствах?

– Не дерзите, – одернула ее Пруденс. – Женитьба Михаила разрушит его жизнь. Он не сможет появляться с вами в обществе из-за вашего шрама.

Кровь бросилась Белл в лицо. Она с трудом сдерживала гнев.

– Князь волен сам выбирать собственный путь в жизни, – парировала она.

– Вы ему не пара, – продолжала Пруденс. – Выберите кого-нибудь пониже князя, если считаете себя умной.

– Благодарю за совет, – сказала Белл, наградив женщину двусмысленной улыбкой.

Пруденс побагровела и схватила Белл за руку:

– Примите во внимание мое предупреждение или пострадаете от последствий.

– Примите во внимание мое предупреждение, – парировала Белл, высвободив руку. – Только троньте меня еще раз – пострадаете от последствий.

– Даже Роксанна Кемпбелл не пренебрегает правилами хорошего тона, когда ее это устраивает.

– Я непременно передам ваше мнение моей мачехе. – Белл улыбнулась. – Но герцог и герцогиня Инверари обычно устанавливают правила, которым следуют низшие.

35
{"b":"432","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследство Пенмаров
Кровь деспота
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Наследие
Бумажная принцесса
Доктрина смертности (сборник)
Зови меня Шинигами