ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что вы сказали? – Рейвен зафиксировала на пожилом человеке свой фиалковый взгляд.

Трость, прислоненная к креслу герцога, упала на пол. Герцог Эссекс посмотрел на герцогиню Инверари:

– Сегодня у юных мисс нет никакого уважения к старшим. И чувства юмора тоже.

Герцогиня Инверари повернулась к своей новой подопечной.

– Завтра, дорогая, пойдем покупать тебе подходящий гардероб.

– И во сколько мне это обойдется? – спросил герцог.

– Вы думаете, можно стать леди без подобающей одежды?

– Разве я так сказал?

– Вы с вашей внучкой действительно очень похожи, – заметила герцогиня.

– Да, пожалуй, – ухмыльнулся герцог Эссекс.

– Тьюлип посетит меня в эту пятницу, – сказала герцогиня Инверари. – Я устраиваю ленч для леди.

– Ленч для леди? – Девушка поморщилась. – Но я не могу обещать, что буду вести себя, как подобает леди.

– Этот раут пойдет тебе на пользу, – сказала Рейвен. – Легче будет плавать среди светских акул. И начнем осуществлять наши планы.

– Какие еще планы?

Рейвен услышала подозрительные нотки в голосе Александра и улыбнулась ему сладчайшей улыбкой:

– Наши планы, тебя они не касаются.

В кухне пахло лимоном, ванилью и корицей. Слуги останавливались, чтобы насладиться их благоуханием.

Белл вынула из печи противень с «печеньем ангела». Она представила себе, как Бесс и ее кузины будут лакомиться этим печеньем, слушая ее сказки.

Она достала вощанку накрыть противень с печеньем. Потом раскатала крутое плоское тесто и стала вырезать из остатков бумаги крестики с ноликами для «печенья объятий» и «печенья поцелуев».

– Мисс Белл. – Тинкер остановился в дверях и вдохнул ароматы, от которых у него потекли слюнки.

Она улыбнулась его восторженному выражению.

– Я кому-то понадобилась?

– Вам прибыла эта депеша. – Дворецкий протянул запечатанную записку. – Курьер ждет вашего ответа.

Белл вскрыла печать и прочитала послание. Кто-то нуждался в услугах садовой богини.

– Скажите курьеру, что я приеду сегодня днем.

Собрав крестики и нолики, Белл разложила их на противне. Поместила его в печь и принялась собирать все необходимое для меренги.

Все женщины любят меренги. Даже Мария-Антуанетта, королева Франции, готовила меренги по собственному рецепту.

Во всяком случае, Белл помнила, что об этом ей рассказывала ее мать.

Когда неожиданно появился князь, повар, его помощники, а также слуги бросились врассыпную. Белл улыбнулась, глядя, как Михаил прошел в кухню.

Он взял печенье с орехами и корицей.

– Восхитительный вкус. Что это?

– «Печенье ангела», – ответила Белл.

Темные глаза Михаила светились радостью. Он по-мальчишески улыбнулся:

– Единственный ангел в этой кухне – ты.

Белл покраснела.

– Я рада, что тебе понравилось печенье.

– А где «печенье объятий» и «печенье поцелуев»?

– Выпекаются. И можешь не заглядываться на них. Взгляд Михаила упал на рабочий стол, где лежали сахар, яйца и другие продукты для меренги.

– А какой из этого выйдет шедевр?

– Я готовлю меренги с начинкой.

– Ты имеешь в виду бутерброд? Взбитые сливки между двумя меренгами, посыпанными сверху шоколадной крошкой?

Белл улыбнулась и закивала.

– У меня самые воздушные меренги в Лондоне.

– Буду ждать с нетерпением. – Михаил огляделся. – До сегодняшнего дня я никогда не заходил на кухню.

– Твой высокий титул лишает тебя простых радостей жизни, – поддразнила его Белл.

– Я наслаждался кухней в коттедже.

– В коттедже вы наслаждались не кухней, ваша светлость. Вам нравилось наблюдать, как я готовлю.

– Мисс Белл. – Голос Тинкера дошел раньше, чем появился он сам. Он ворвался в кухню и объявил: – У меня для вас еще одно послание. О, прошу прощения за вторжение, – извинился он, увидев князя.

Белл прочла послание. Кто-то еще призывал на помощь садовую богиню.

– Скажите курьеру, что я заеду на днях.

– Куда ты собралась? – спросил Михаил.

– Некоторые растения нуждаются в моей помощи, – ответила Белл. – Садовая богиня обещает маленькие чудеса. Ты же знаешь.

– Вижу, – сказал князь.

По выражению его лица Белл поняла, что Михаилу не нравится ее намерение посещать своих клиентов. Но кто говорил, что она может лечить каждое растение в Англии, если выйдет за него замуж?

– Есть какие-то проблемы? – спросила Белл. – Я имею в виду мое ухаживание за больными растениями.

Михаил промолчал.

– Бумер рассказал мне о вчерашнем визите Пруденс Смит. Я хочу извиниться, если она недостойно себя вела.

– Тебе незачем извиняться. – Белл провела рукой по его груди, обвила руками его шею и поцеловала в губы. – Я в состоянии справиться с Пруденс Смит.

– Ладно, не буду тебе мешать. – Михаил взял еще одно «печенье ангела» и покинул кухню.

Слуги потянулись обратно, как только ушел князь. Белл вынула из духовки «печенье объятий» и «печенье поцелуев» и поставила в печь меренги.

– Я несу специальную депешу для Белл, – крикнула Блейз, размахивая в воздухе запечатанным пергаментом. – Какой восхитительный аромат! Что это?

– «Печенье ангела», – ответила Белл, вскрывая послание. Третий человек нуждался в садовой богине. – Передай курьеру, что я скоро приду.

– Передам, если угостишь печеньем, – сказала Блейз.

– Возьми.

Блейз откусила печенье с орехом и корицей.

– Мм-м… Как вкусно! Ты знаешь, что ее светлость уехала с Рейвен за покупками, а его светлость отбыл на целый день? Это значит, что у нас нет свободных кучеров. Но я могу отвезти тебя в фаэтоне.

– А ты умеешь им управлять?

– Лошадь – мой друг. – Блейз подмигнула сестре. – Я назову ей пункт назначения и попрошу доставить нас туда.

Белл засмеялась.

Два часа спустя, взяв свою корзинку, Белл вышла из дома и стала ждать, пока Блейз подгонит фаэтон. Перед отъездом она умылась, промокнула шрам тампоном с театральной косметикой, однако переодеваться не стала. Какой смысл менять платье, если она будет копаться в земле?

Блейз остановила фаэтон перед Инверари-Хаусом. Белл вышла и вскарабкалась на сиденье.

– Ты уверена, что справишься?

– У нас с Пампкин полное взаимопонимание, – сказала Блейз. – Правда, Пампкин?

Лошадь заржала.

Белл почувствовала себя увереннее и расслабилась. «Пампкин» звучало очень ласково.

Блейз взмахнула поводьями. Фаэтон тронулся с места и выскочил на Парк-лейн, пугая проезжающих кучеров и лошадей. Белл вцепилась в края сиденья, чтобы не свалиться.

– Я думала, ты действительно умеешь править, – крикнула она.

– Успокойся, – сказала Блейз. – Как говорится, лиха беда начало.

– Мы едем не по той дороге, – сказала Белл.

– Я собираюсь развернуться на Камберленд-Гейт, – объяснила Блейз. – А потом поедем в нужном направлении.

– Можешь сделать мне одолжение?

– Какое?

– Будешь поворачивать – делай это на четырех колесах, а не на двух.

Блейз расхохоталась:

– Со мной тебе нечего бояться.

Через десять минут фаэтон резко остановился перед большим особняком. Белл вышла, молча проклиная себя за то, что имела глупость довериться сестре. Блейз создавала реальную угрозу для уличного движения, однако сейчас Белл была не в том настроении, чтобы отчитывать сестру.

Белл постучала в парадную дверь. Дворецкий не заставил себя ждать.

– Что вам угодно? – Он смерил Белл презрительным взглядом.

– Вашему садовнику потребовалась моя помощь. – Белл помахала посланием.

– Проходите в дом, – сказал дворецкий и добавил: – Подождите здесь.

Прошло пять минут, десять, пятнадцать.

Белл взялась за дверную ручку, но тут услышала:

– А, это вы?

Белл повернулась и увидела княжну Анну, племянницу русского посла. Блондинка внимательно осмотрела Белл и рассмеялась.

Белл бросило в жар от гнева.

– Михаил никогда не женится на вас, – заявила княжна Анна. – Но если вас отмыть, может сделать своей любовницей. Боже мой, вы похожи на оборванную крестьянку! – Княжна еще ближе подошла к Белл, остановив неподвижный взгляд на ее щеке. Театральная косметика могла скрыть многое, но не до конца. – Да еще этот шрам! – продолжала насмехаться княжна. – Да ни один мужчина не захочет на вас жениться, тем более князь!

37
{"b":"432","o":1}