ЛитМир - Электронная Библиотека

– Когда я уходил, все были совершенно счастливы, – сказал Степан.

– Может, расскажешь, что произошло на вашем чаепитии? – обратился Михаил к племяннице.

– Я вошла в дом, – начала Лиля. – Потом увидела Бесс и вас.

Князь Рудольф хмыкнул.

– Твой дядя хочет знать, что произошло потом, когда пришла леди Смит.

– А кто это?

Князья улыбнулись.

– Леди Смит – это бабушка Злая, – сказал Рудольф.

– Ну, тогда… – Лиля подождала, пока все взоры обратятся к ней. – Тетя Неприветливая села на место дяди Степана. Мама Белл уступила свое кресло бабушке Злой, а она потом назвала маму Белл потаскушкой. И еще она сказала: «Какая мать – такая и дочь».

– Что-нибудь еще, Лиля? – спросил Михаил.

– Она сказала, что мама Белл никогда не выйдет замуж за его светлость. Правда, я не знаю, кто это такой. – Все семеро князей улыбнулись. – Кузина Бесс заплакала, – продолжала Лиля, – я тоже. Потом мама Белл вытерла нам слезы и ушла. Больше мы ее не видели.

– Спасибо, Лиля. – Михаил поднялся и кивнул братьям.

Двое «бывших» – его теща и золовка – испортили его дочери вечер чая и оскорбили Белл. Теперь ему придется утешать своих леди.

Через пятнадцать минут он вышел из своего экипажа и велел кучеру подождать.

– Где Бесс? – спросил Михаил, войдя в холл. Бумер поднял брови.

– Княжна в саду.

Михаил вышел в сад и увидел дочь в бельведере, где она сидела со своими нянями. Бесс выглядела такой одинокой, что больно было на нее смотреть.

Легким взмахом руки Михаил отпустил нянь. Он внимательно посмотрел на дочь, отметив ее красные глаза с опухшими веками.

– Привет, Бесс.

Она подняла на него взгляд, и у нее задрожала нижняя губа.

– Привет, папа.

– Иди сюда. – Михаил сел и усадил девочку на колени. Она положила голову ему на грудь.

У него защемило сердце.

– Лиля рассказала мне, что произошло на вечере чая, – сказал Михаил. Бесс пристально посмотрела на него. Он коснулся ее подбородка с ямочкой. Точь-в-точь такой, как у него. Темные волосы она тоже унаследовала от него. – Взрослые иногда совершают ошибки, – продолжал он. – Бабушка и тетя Лавиния вели себя нехорошо.

– Ты их отшлепаешь? – спросила Бесс.

Михаил услышал в ее голосе нотки надежды. Если бы все решалось так просто!

– К сожалению, я не могу этого сделать. Бабушка и тетя Лавиния уже не в том возрасте, чтобы можно было отшлепать. Но я обещаю тебе то, что произошло сегодня, больше не повторится. Мама Белл устроит тебе другой вечер чая, а Бумер не пустит бабушку и тетю в дом.

– Я люблю тебя, папа.

– А я люблю тебя еще больше, Бесс. – Михаил сжал ее в объятиях.

Вторым пунктом его назначения была Беркли-сквер. Конфронтация, которой он избегал месяцами, неотвратима.

Он застал свою бывшую тещу в гостиной. Лавинии не было.

– Мне нужно поговорить с вами, – сказала Пруденс, как только он вошел. – Как вы смеете ставить эту женщину на место моей дочери? Ну, я…

– Выслушайте меня, – сказал Михаил, прерывая заготовленную ею тираду. – Вы испортили моей дочери ее первый вечер чая и оскорбили приглашенных мною гостей, включая ту женщину.

– Элизабет – моя внучка.

– Бесс – моя дочь, – парировал Михаил. – Вы можете больше не рассчитывать на родственные связи.

– Что вы имеете в виду? – спросила Пруденс.

– Отныне вам запрещается посещать мой дом без приглашения, – уведомил ее Михаил. – Вы будете отправлять записку и спрашивать разрешения на каждый визит к Бесс в моем доме или, если пожелаете, пригласить ее к себе. Бумер не пустит вас на порог, если вы появитесь без предупреждения.

– Потрясающе, – резко сказала Пруденс. – Эта женщина околдовала вас. Ее мать сделала то же самое с Кемп-беллом Магнусом.

– Вам придется считаться с моим желанием и проявлять уважение к Белл Фламбо, – заявил Михаил.

– Я не стану выказывать уважения, которого в действительности не испытываю.

– Вы не стоите даже мизинца Белл Фламбо. – Михаил остановил на ней презрительный взгляд. – Если дорожите своим положением в обществе, будете изображать то, чего не чувствуете.

– Вы мне угрожаете?

– Считайте мои слова дружеским предупреждением, – произнес Михаил.

Теперь ему оставалось посетить Инверари-Хаус.

Войдя в сад, он задержался у калитки. Белл была одна. Сидевшая на скамье за фонтаном, она напомнила Михаилу его дочь.

Смиты испортили вечер им обеим – ей и Бесс. Как бы он хотел, чтобы его «бывшие» были мужчинами! Он задал бы им хорошую трепку.

– Прошу прощения за то, что случилось. – Михаил сел на скамью рядом с Белл. – Мне не следовало отлучаться из дома.

Белл повернулась к нему:

– Незачем взваливать себе на плечи чужую вину.

Михаил поднес к губам ее руку.

– Я уже утешил Бесс, – сказал он. – Съездил на Беркли-сквер и предупредил Пруденс, чтобы она держалась подальше, пока ее не пригласят. То, что она бабушка моей дочери, не дает ей юридического права рассматривать мой дом как свой собственный.

Белл обезоружила его своими фиалковыми глазами, поймав его взгляд.

– Скажи, зачем тебе нужно было придумывать эту сложную схему, чтобы познакомиться со мной? Я хочу знать истинную причину.

Кто-то имел неосторожность сболтнуть то, что Белл не следовало знать. Михаил не сразу нашелся с ответом.

– Тебя поколотили твои братья, – сказала Белл, – ты притворялся, будто у тебя пропали зрение и память.

Слава Богу, ей неизвестно, что он уже женился на ней по доверенности. Если ему повезет, она никогда об этом не узнает. По крайней мере не раньше чем они проживут в браке лет двадцать.

Устремив на нее жгучий взгляд своих черных глаз и наградив ее самой очаровательной улыбкой, Михаил обнял ее за плечи.

– Я отчаянно хотел, чтобы меня представили тебе. Но твой отец сказал, что ты отказываешь всем посетителям.

Михаил наблюдал за ее реакцией. Он не заметил гнева на ее лице.

– Я не хочу выходить замуж за человека, который со мной не до конца честен, – сказала Белл. – Тебе есть в чем признаться мне?

– Абсолютно не в чем. – На этот раз Михаил ни секунды не колебался.

– Я не могу понять причин для таких изощренных и радикальных действий, – произнесла Белл. – Ты видел меня всего раз. И то на расстоянии.

– Я полагаю, причины очевидны. – Михаил взял ее за подбородок и запечатлел на ее губах легкий поцелуй. – Я влюбился в тебя с первого взгляда…

Глава 14

«Любовь с первого взгляда. Романтический эликсир, успокаивающий оскорбленные чувства».

Белл едва сдерживала улыбку. Она боялась, что ей никогда не увидеть счастья, особенно после того нападения. Даже тошнота не могла подавить простой радости – любить и быть любимой.

Сейчас у нее было то, чего она хотела больше всего в жизни. Настоящая любовь и своя собственная семья. Дети. Один ребенок унаследованный – и другой на подходе. У нее было все, из чего складывалось совершенное будущее, особенно в соединении с ее садовым бизнесом.

Няня Смадж была права. Воистину чудеса случаются каждый день.

– Вы здесь, мисс Белл? – Тинкер преподнес ей чашку черного чая и простой подсушенный хлебец с яичницей. – От имени всего штата его светлости, – сказал дворецкий, – поздравляю вас с предстоящим замужеством и передаю наши лучшие пожелания.

– Спасибо, Тинкер, – сказала Белл и теперь уже улыбнулась. Она обвела глазами стол и сидевших за ним ее сестер и родителей. Все они улыбались ей.

– Прошу внимания, – сказала сидевшая напротив нее Блейз, раскрыла утреннюю «Таймс» и прочла: – «Герцоги герцогиня Инверари объявляют о бракосочетании своей дочери, мисс Белл Фламбо и князя Михаила Казанова».

– Орды неудачливых претенденток на руку князя, вероятно, будут в шоке, – заметила Серена.

– С визитом в Лондон трех кузенов, – сказала София, – в полку Казановых прибыло. Может, разочарованные леди теперь обратят свои взоры на тех князей и займутся охотой, а Белл оставят в покое.

41
{"b":"432","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Китти. Следуй за сердцем
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому
Цвет надежды
Удар отточенным пером
Ловушка архимага
Технология блокчейн. То, что движет финансовой революцией сегодня
Как хороший человек становится негодяем. Эксперименты о механизмах подчинения. Индивид в сетях общества
Магия дружбы
Змей в Эссексе