1
2
3
...
43
44
45
...
59

Поднявшись с кресла, Белл встала перед Лавинией.

– Сука!

Все были в шоке.

– Сказывается воспитание, – произнесла Пруденс Смит.

Белл повернула голову и встретила ледяной взгляд старшей Смит.

– Какая дочь – такая и мать.

Сестры бурно зааплодировали, а будущие золовки Белл одобрительно заулыбались.

– Браво! – пропела герцогиня Инверари.

Белл с гордо поднятой головой вышла из гостиной.

Рейвен бесшумно выскользнула в сад и осторожно закрыла за собой калитку. Никто не должен заподозрить, что они с Блейз покинули свои спальни. Ее сестра уже подогнала наемный экипаж в аллею, где их должна была ждать Тьюлип.

Воздух был напоен ароматом цветов. Взошла луна.

Рейвен, словно привидение, быстро шла по саду и, достигнув аллеи, где ее ждала Тьюлип, раскрыла от удивления рот.

Вокруг Тьюлип, одетой во все черное, стояли Белл, Блисс, Серена и София, тоже в темной одежде. Не было только Фэнси, она жила в доме мужа, князя Степана.

Прежде чем Рейвен успела что-то сказать, послышался шум приближавшегося экипажа. Блейз рывком остановила лошадей, воткнула вожжи мастифу в пасть, что-то шепча ему в ухо, спешилась.

– Черт побери, это что еще за сборище? – спросила она. – Вечеринка?

– Мы хотим помочь поймать убийцу, – сказала София.

– Все не поместятся в экипаже, – заявила Тьюлип.

– И хорошо, – сказала Белл. – Кто-то должен остаться с экипажем, иначе его украдут.

– Беременные к операции не допускаются, – заявила Рейвен. – Но сторож для экипажа действительно нужен.

Блейз сразу наложила вето на участие своей сестры-близнеца.

– Блисс – гений по части цифр, но больше ни на что не годна.

– Видеть ауру дьявола нам не обязательно, – сказала Рейвен, таким образом исключая Софию.

Оставалась только Серена.

– Я могу обрушить на убийцу дождь, если это понадобится, – заявила Серена.

– Но на небе ни облачка, – выразила сомнение Тьюлип.

– Поверь мне, – сказала ей Блисс – она действительно может вызвать дождь.

– Серена поедет с нами, – поддержала сестру Рейвен.

– Я знаю приемы самозащиты, – промолвила Белл. – Михаил меня научил. Ударить локтем в живот, наступить на ногу, заехать коленом в пах и кулаком по шее, ткнуть пальцами в глаза. – Белл тут же продемонстрировала свое умение.

– Мы обязательно попрактикуемся в этом на будущей неделе, – проговорила Тьюлип, – если не поймаем маньяка сегодня. – Она достала платье из сумки. – Руби надевала его, чтобы привлечь клиентов.

Рейвен схватила платье.

– Я буду приманкой, – заявила она. Тьюлип хотела возразить, но Рейвен добавила: – Ты будешь приманкой в следующий раз.

– А почему не ты?

– Я уже взяла платье, – ответила Рейвен.

Она переоделась в платье убитой проститутки. Алое, с неприлично глубоким декольте и обтягивающим лифом.

– Я захватила папин пистолет, – сказала Блейз.

– А что, если он даст осечку? – спросила Белл.

– Он не заряжен.

Рейвен закатила глаза.

– Тогда зачем он нужен?

– Моим оружием будет Паддлз, – объяснила Блейз, – а пистолет будет оружием Тьюлип. – Она передала пистолет девушке. – Этой штукой она сможет вышибить негодяю мозги.

– А где мое оружие? – спросила Рейвен. – Ведь я приманка.

– Приманке не положено оружие, – сказала Блейз. – Мы с Тьюлип будем тебя охранять.

Тьюлип и Блейз взобрались на место кучера. Рейвен, Серена и Паддлз втиснулись в экипаж, на сиденье, рассчитанное для двоих.

– Попытаемся подкараулить его в «Грязном Дике», что в Бишопгейте, – предложила Тьюлип.

Оставив позади престижный Парк-лейн, Блейз поехала на восток. Экипаж проследовал по Стрэнд до Флит-стрит и далее по Ладгейт и Кэннон-стрит. Наконец они свернули к Бишопгейту, кварталу, где обретался всякий сброд.

– Остановись, – сказала Тьюлип. – «Грязный Дик» в одном квартале отсюда.

Она вышла из экипажа, за ней последовали остальные.

– Держись этой стороны, – обратилась она к Рейвен. – Пройдешь мимо «Грязного Дика», повернешь обратно и направишься к карете. Мы с Блейз спрячемся на другой стороне улицы.

Оставшись одна, Рейвен вдруг почувствовала себя неуверенно. Одно дело – разработать план, и совсем другое – осуществить его.

– А что, если какой-нибудь джентльмен попытается меня нанять?

– Откажешь ему, – улыбнулась Тьюлип. – С недавних пор я убедилась, что Англия – свободная страна и проститутка вправе отказать мужчине.

– А что, если он не отстанет? – спросила Рейвен.

– Паддлз его уговорит, – успокоила ее Блейз.

Тьюлип и Блейз с мастифом перешли на противоположную сторону Бишопгейт. Рейвен двинулась по улице, осторожно, медленным шагом. Неужели к ночи внезапно потеплело? Или ей стало жарко от страха?

В «Грязном Дике» было шумно. Из таверны доносились громкие голоса мужчин и пронзительный женский смех.

Рейвен прошагала мимо и, дойдя до следующей аллеи, замерла. Что-то двигалось в темноте. Или ей померещилось? Убедившись, что никого нет, она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и ленивой походкой пошла дальше. Проститутки не мчатся по улице сломя голову.

– Пока никого, – шепнула она, поравнявшись с дежурившей у кареты Сереной.

Рейвен пошла обратно, замедлив шаги у двери таверны.

Она долго фланировала по улице, потом решила, что это бессмысленно. Может, маньяк сейчас в таверне высматривает очередную жертву.

Рейвен перешла на другую сторону.

– Блейз? – позвала она.

Ее сестра и Тьюлип появились из темноты аллеи.

– Что случилось?

– Хочу заглянуть в таверну.

– Загляни, – сказала Блейз. – Мы с Паддлзом спрячемся в аллее, рядом с таверной. Тьюлип с пистолетом будет в другой аллее. В случае чего сначала бей по голове, а потом задавай вопросы.

У Рейвен учащенно забилось сердце, когда ее охранники заняли новые позиции. Она перешла через дорогу и остановилась возле таверны. Сделала вдох и немного оттянула лиф.

Дверь неожиданно распахнулась. Изнутри вырвались чад и шум. На пороге появился высокий джентльмен в дорогом элегантном костюме.

– Хорошо, – протянул он. – Хорошо. Определенно эта ночь будет для меня счастливой.

Рейвен попыталась соблазнить его улыбкой, надеясь, что у нее это получилось.

– Это я счастливая, дяденька.

Дверь за джентльменом закрылась. Он лукаво улыбнулся:

– Я ищу тебя весь вечер, киска.

– Вы? Меня? – пискнула Рейвен и понизила голос: – Это я и мое тело искали вас весь вечер.

Джентльмен достал из кармана золотой соверен.

– Я дам его тебе, киска, – сказал он, – если пойдешь со мной в аллею.

Золотой соверен. Знак маньяка. От испуга сердце ее застучало в неистовом ритме.

– Хорошо, дяденька. Вы красивый джентльмен. – Рейвен специально сделала ударение на последнем слове и взяла у него соверен. – Мне приятно прогуляться по аллее с таким джентльменом. Такие джентльмены, как вы, делают жизнь девушки достойной.

Он обхватил ее за плечи, рывком привлек к себе и потащил за угол. Толкнул ее к стене и… Бах: Мужчина рухнул у ее ног.

От облегчения ей показалось, будто она рухнула рядом с ним. У нее засосало под ложечкой, ослабли колени.

Тьюлип с пистолетом в руке стояла рядом, уставившись на мужчину, потерявшего сознание. Послышались торопливые шаги, и появились Блейз с мастифом.

– Он мертв? – спросила Тьюлип. – Надо вызвать полицейских?

Мужчина застонал. Блейз склонилась над ним.

– Вообще-то пьяные редко ранят сами себя.

– Как мы узнаем, что это маньяк? – спросила Рейвен.

– Забери у него нож, пока он не пришел в себя, – промолвила Тьюлип.

Блейз обследовала его наружные и внутренние карманы. Ничего. Пробежала руками вдоль его тела, обходя деликатные места.

– У джентльмена нет лезвия, – сказала, распрямляясь.

– Значит, это не маньяк, – заключила Тьюлип.

Рейвен с сильно бьющимся сердцем положила золотой соверен мужчине на грудь.

44
{"b":"432","o":1}