1
2
3
...
45
46
47
...
59

– Ты можешь стать следующим из Казановых.

– Мне может потребоваться опыт ее светлости с ее искушенностью в стратегии отношений, – произнес Драко, бросив взгляд на графиню.

Следующими на очереди были герцог Эссекс и его внуки, Александр Боулд и Тьюлип Вудс. Белл представила им Михаила.

– Моя дорогая Белл теперь устроена, – сказала герцогиня Александру, – так что можно приступать к вашему бракосочетанию.

– Графиня уже занимается дизайном специального обручального кольца для Рейвен, – сообщил Александр герцогине.

– Чем скорее мальчик женится, – сказал герцог Эссекс, – тем скорее я дождусь моего правнука. – Старик посмотрел на Александра и добавил: – Не буду же я жить вечно.

– Барт, – промолвила герцогиня Инверари, – Тьюлип обладает экстраординарными способностями. С моей помощью она станет одной из самых великих светских леди.

Взглянув на Тьюлип, Белл едва сдержала смех. Судя по ее виду, такая перспектива ее не вдохновляла.

– Почему вы так о ней думаете? – обратился герцог Эссекс к герцогине.

– Я требую уважения к себе и моим друзьям, – ответила за герцогиню Тьюлип. – К тому же я не воспринимаю оскорбление как вид искусства.

Герцог хихикнул:

– Она похожа на меня.

Очередь завершали двое родственников герцога Инверари – Росс Макартур, он же маркиз Благоговение, и Дуглас Гордон, маркиз Ловчий.

По выражению лица герцогини Белл поняла, что этим двум джентльменам уже не долго наслаждаться холостяцкой жизнью.

– Я посадила вас за стол с двумя моими падчерицами, – обратилась к ним герцогиня. – Блейз и Блисс – очаровательные девушки, так что вам будет приятно провести время в их обществе.

– Если они так же очаровательны, как новая княгиня, – произнес Росс Макартур, – мы с Дуги будем считать себя счастливчиками.

Белл отметила, что «белокурая троица» решила не присоединяться к поздравлениям. Их мамаши тоже.

Михаил проводил новобрачную к столу для почетных гостей. Когда приглашенные заняли свои места, слуги налили шампанское в высокие узкие бокалы.

Первый тост произнес Рудольф.

– Вот уже больше года, – сказал князь, – как мой брат и его дочь лишились якоря спасения. И я благодарен княгине Белл за то, что она внесла радость в их жизнь.

Михаил поцеловал руку жене и затем поднялся. Он пожал руку брата и произнес свой тост.

– Несколько недель назад, – сказал он, – стоя у окна в кабинете его светлости, я увидел в саду девушку, похожую на ангела. И влюбился в нее с первого взгляда.

Когда князь снова занял свое место, Белл прикоснулась к его бедру.

– Я соскучилась по тебе, – шепнула она. Михаил обнял ее и поцеловал в губы.

– Через несколько часов наши мучения закончатся и мы сможем наслаждаться друг другом долгие-долгие годы.

Когда слуги начали обслуживать гостей, к главному столу подошел Тинкер.

– Его светлость попросил приготовить специально для вас это блюдо, – произнес дворецкий и поставил перед Белл серебряное блюдо под крышкой.

Тинкер снял крышку. На блюде лежал бутерброд с маслом.

Белл хихикнула и взяла верхний ломтик хлеба. Черный перец на масле заменил собой пауков.

– Помнишь, что было тогда на масле? – спросила она мужа.

– Я должен был это сделать, любовь моя?

– Да.

– Хорошо, – согласился Михаил, – в следующий раз сделаю.

Герцог Инверари не поскупился на деликатесы. Гостей потчевали лососем, говяжьим окороком и жареными утятами.

Белл ела мало, только легкие закуски, опасаясь, как бы тошнота не испортила ей этот счастливый день. Ей очень не хотелось, чтобы кто-нибудь из светских ведьм понял, что она беременна.

Княжны Бесс и Лиля, взявшись за руки, подошли к большому столу для почетных гостей. Обе с обожанием смотрели на своих отцов и улыбались.

– Привет, папа, – сказала Лиля. Князь Рудольф повернулся к дочери:

– Привет, родная.

– Привет, папа, – сказала Бесс Михаилу.

– Привет, моя драгоценная.

– Я сегодня ночую у Лили, – сообщила Бесс своей новой маме. – Увидимся завтра вечером.

– Мне будет недоставать тебя, Бесс, – посетовала Белл. – Возвращайся домой – и мы устроим следующий вечер чая.

Бесс захлопала в ладоши. Княжна Лиля закатила глаза.

– Надеюсь, там не будет бабушки Злой и тети Неприветливой.

Белл с трудом сдержала улыбку.

– Их не будет, не беспокойся.

Держась за руки, княжны вернулись на свои места.

В ожидании десерта приглашенные ходили по гостиной, общаясь с друзьями и знакомыми.

Белл извинилась и встала из-за стола, чтобы удалиться в дамскую гардеробную. Блейз пошла с сестрой.

– Ну что, насладилась знакомством с маркизом Благоговение? – поддразнила ее Белл.

Блейз скривила губы.

– Ты имеешь в виду маркиза де Сада?

Белл захихикала:

– Он тебе не понравился?

– Он надменный и властный.

– Дорогая, все мужчины такие, – заверила ее Белл. – Твоя задача – разными уловками заставлять их делать то, что ты хочешь. Но так, чтобы они думали, что это их собственная идея.

Блейз расхохоталась:

– Вряд ли нашей дорогой мачехе удастся женить этого экзальтированного маркиза.

Когда они подошли к гардеробной, из-за двери до них донеслись женский смех и голоса.

– По всей вероятности, – сказала одна из женщин, – она беременна.

– Конечно, – согласилась другая. – Какая еще может быть причина для такого скоропалительного венчания?..

– Я не собираюсь называть ее «ваша светлость», – сказала третья. – Роксанна Кемпбелл хлопочет за ублюдков герцога, как наседка за своих цыплят.

– Осторожнее с герцогиней Инверари, – предупредила четвертая. – Лучше не становиться на ее пути.

Белл понимала, что орда разочарованных завистниц, вероятно, изливала гнев, чтобы ободрить «белокурую троицу». Она взглянула на свою взрывоопасную сестру, та, казалось, была готова к сражению.

– Прошу тебя, не омрачай мне день венчания, – шепнула Белл, взяв за руку Блейз.

Сестра нехотя кивнула:

– Ладно. Мы отомстим им в другой день.

Не сговариваясь, они направились наверх, в дамскую комнату, а когда вернулись, князь стоял у дверей гостиной.

– Что-то не так? – озабоченно спросил Михаил. Белл ответила ему бодрой улыбкой, а ее сестра исчезла в зале.

– Я вышла замуж за того, кого люблю. Разве может быть что-то не так?

– Я искал тебя и вдруг увидел, как из гардеробной появилась «белокурая троица» с компанией.

– Нас там не было. Мы с Блейз поднялись в дамскую комнату. – Белл привстала на цыпочки и поцеловала Михаила в подбородок. – Вы так беспокоитесь обо мне, ваша светлость. И я люблю вас за это и за многое другое.

Михаил обнял ее.

– И я люблю тебя, княгиня.

Через два часа карета князя остановилась перед его особняком на Дюк-стрит, рядом с Гросвенор-сквер. Михаил вышел первым и помог Белл. Прежде чем проводить ее в дом, он обратил ее внимание на три совпадения.

– Степан и твоя сестра, как ты знаешь, живут прямо через площадь. Но я не знал, что Виктор поселился на Брук-стрит, а Рудольф на Гросвенор-стрит. И оба дома выходят на площадь.

– Братья Казановы живут в двух шагах друг от друга, – произнесла Белл, идя рядом с Михаилом к парадной лестнице. – Мы никогда не будем чувствовать себя одинокими.

– Да, мы, Казановы, можем запросто перекликаться друг с другом.

Не успели они подняться, как парадная дверь открылась. В холле их встречали выстроившиеся в ряд горничные и слуги.

– От имени всего нашего персонала примите наши поздравления и самые искренние пожелания счастья, – торжественным тоном произнес дворецкий.

– Спасибо, Бумер. – Михаил обнял Белл за талию и объявил собравшимся: – Представляю вам мою жену, княгиню Белл.

Последовали аплодисменты, затем слуги разошлись. Остались трое – дворецкий и двое мужчин огромного роста.

– Бумер, принесите нам чай и закуски в мою комнату, – сказал Михаил и повернулся к гигантам. – Белл, представляю тебе Фридека и Гришу, моих телохранителей и друзей из Москвы.

46
{"b":"432","o":1}