ЛитМир - Электронная Библиотека

Бесс захихикала:

– Это твой нос, папа.

Михаил рассмеялся:

– Кто тебе сказал?

– Дядя Рудольф. Он сказал, что у тебя есть нюх.

– Я мог бы и догадаться, – сказал Михаил. Бесс засмеялась, когда он смачно чмокнул ее в щеку. – Мы с мамой Белл приготовили для тебя сюрприз. У нас будет ребенок.

Бесс захлопала в ладоши.

– Девочка?..

– Кого Бог пошлет, – ответила Белл.

Бесс нахмурилась:

– Детей приносит аист, а не Бог.

– Бог передаст ему нашего ребенка, – объяснил ей Михаил, – а потом аист принесет его нам.

– А как ребенок выйдет из маминого животика?

Михаил посмотрел на жену:

– Ну, мама Белл?

– Когда я узнаю, сообщу вам, – ответила Белл.

Глава 16

«"Грязный Дик". Один из моих любимых притонов».

Кто удовлетворит его голод этой ночью? Блондинка, брюнетка или рыжеволосая?

Так размышлял он, сидя в темном углу переполненной таверны, что позволяло ему наблюдать, оставаясь незамеченным. Табачный дым, смешиваясь с испарениями тел и запахом джина, оседал на волосах.

Ни одной рыжей. Главным блюдом сегодня будет блондинка или брюнетка.

Решение, решение и еще раз решение.

Он не мог решить, для которой из них эта ночь станет последней. Кто принесет себя в жертву ради его удовольствия?

Интересно, что посоветовала бы его матушка? Та, кто покинет таверну первой, станет объектом его благосклонного внимания.

Губы его растянулись в холодной улыбке. Какая жалость, что здесь нет «белокурой троицы»! Он заплатил бы больше трех соверенов, чтобы волосы какой-либо из них пополнили его коллекцию. К тому же эта троица ничуть не лучше шлюх. В отличие от шлюх перспектива выйти замуж за состоятельного джентльмена набавляла им цену.

Одно плохо – кто-то работает под него. Это плохо. В ближайшей аллее на днях обнаружили пьяного, у которого на груди лежал золотой соверен. Это было послание.

Кто подложил пьяному монету? Что, если это женщина? Восхитительная мысль. Они могли бы охотиться вместе. Жаль, что этого нельзя сделать.

А может, она насмехается над ним? Тогда он накажет ее. Жестоко накажет, если удастся установить ее личность.

Между тем хорошенькая блондинка помахала своим подругам и выскользнула из двери. Он заметил, куда повернула девушка. Допил свой джин и швырнул на стол пару монет. Конечно, не слишком густо. Но он не хотел привлекать внимание. В конце концов, его красивое лицо – тоже фактор риска.

Он встал и направился к двери. Правда, не так быстро, чтобы не насторожить посетителей своей спешкой. Это было бы неразумно.

Выйдя на улицу, он остановился и вдохнул необычно теплый воздух. Идеальная погода для охоты.

Он любил тишину ночи, в тишине его жертва могла слышать его шаги, когда он ее преследовал. Ее страх действовал на него возбуждающе. Подумав об этом, он почувствовал напряжение в паху.

Сначала он пошел в противоположную сторону, но быстро вернулся назад по другой стороне улицы. Кто-то мог наблюдать за ним, а он должен оставаться вне подозрений.

Он не мог подавить смешок. То-то матушка была бы довольна!

«Грязный Дик». Любимое пристанище маньяка.

Ужасная мысль поразила Александра Боулда. Несколько жертв маньяка были обнаружены в аллее вблизи таверны. Констебль мог бы посылать туда каждую ночь нескольких агентов для наблюдения.

Наемный экипаж остановился рядом с толпой, собравшейся у входа в аллею. Александр вышел и крикнул кучеру:

– Жди здесь, я заплачу тебе за простой.

При помощи агентов констебля Александр прокладывал себе путь в толпе зевак. Он поморщился, когда в нос ударил запах джина и потных тел.

Амадеус Блэк стоял в одиночестве, в нескольких шагах от последней жертвы маньяка. Александр представил ужасающую картину, скрывающуюся под одеялом.

– Я отправил Барни за Рейвен, – сказал Амадеус. Затем показал на стоявшего неподалеку мужчину, – Джек Бидсли опознал девушку. Ее звали Опал Боулинг. Я не стал опрашивать его дальше, я дожидался тебя.

Александр обратился к мужчине:

– Расскажите нам о мисс Боулинг.

– Опал перепила всех в «Грязном Дике», – сказал Бидсли. – Целый жилищный массив.

– Мисс Боулинг что, проститутка? – спросил Амадеус.

– Проституция у нас вне закона, – ответил Бидсли, вызвав улыбку у обоих мужчин.

– Опал уходила из таверны одна? – спросил Александр. – Или с кем-то?

Бидсли покачал головой:

– Одна. Около десяти или одиннадцати. – Он посмотрел на куль, лежавший под одеялом. – Но как видно, домой не дошла.

– После нее выходил еще кто-нибудь? – спросил Амадеус.

Бидсли потер щетинистый подбородок.

– Вообще я заметил одного джентльмена. Он весь вечер пил в одиночестве, там, в углу. Этот тип ушел сразу после нее. – Мужчина нахмурился. – Я видел, как он вышел и направился в другую сторону.

– Вы узнаете этого джентльмена, если снова увидите его? – спросил Александр.

– Ну, я не знаю, – перестраховался Бидсли. – Там было темно. Это был шатен, около шести футов ростом. Люсиль должна была разглядеть его лучше. Она обслуживала его.

– Где мы можем найти Люсиль? – спросил Александр.

– Почти все ночи она работает в «Дике», – ответил Бидсли. – Но задавать ей там вопросы нельзя – это вызовет переполох.

Александр понимающе кивнул. Ясное дело, никто не любит доносчиков.

– Вы знакомы с Олд-Бейли?

Бидсли хихикнул.

– Я был там раз или два.

– Вы не могли бы проводить Люсиль в мой офис чуть позже?

Бидсли взглянул на куль, накрытый одеялом.

– Прошлой зимой Опал носила мне виски с тушенкой, когда я слег с лихорадкой, – сказал он. – Я разыщу Люсиль и приведу ее.

– Если не придете, мы вас разыщем, – предупредил Александр.

– Приду, – заверил их Бидсли, – и Люсиль приведу. Пообещаю ей за это провожать домой после работы.

– Приходите около полудня.

Как только Бидсли ушел, Амадеус посмотрел на Александра:

– Ну, что скажешь?

– Думаю, маньяк считает себя умнее всех.

Амадеус улыбнулся:

– С чего ты взял?

– То, что он пошел в противоположном направлении, ничего не значит, – заявил Александр. – Он мог вернуться назад.

– Ты начинаешь мыслить с позиций преступника, – проговорил Амадеус. – Как только ты постигнешь криминальную логику, сможешь предвосхищать каждый его последующий шаг.

– Спасибо за похвалу, – поблагодарил Александр. – А что вы думаете по поводу его мотивации?

Амадеус Блэк посмотрел на неподвижное тело, накрытое одеялом.

– Этот маньяк – настоящий псих.

«Грязный Дик». Одно из любимых мест монстра.

Рейвен в задумчивости сидела напротив Барни в наемном экипаже. Она знала, что констебль пошлет за ней этим утром, но ее потрясло место, где была обнаружена жертва.

Место было выбрано правильно, но не в нужную ночь.

Интересно, размышляла она, какова вероятность того, что маньяк будет выслеживать свою следующую жертву в «Грязном Дике»? Надо бы попросить Блисс произвести математические расчеты, хотя разумнее искать другие пристанища монстра.

Экипаж остановился возле аллеи, ближайшей к «Грязному Дику». Барни вышел первым и помог сойти Рейвен. Помощник констебля повел ее к началу аллеи, расчищая путь в толпе зевак.

– Кто это? – спросил один из них.

– Не знаю, – ответил второй.

– Подстилка констебля? – предположил третий. Все рассмеялись.

Прищурив свои фиалковые глаза, Рейвен посмотрела на мужчину, благоухающего джином. Бутылка треснула у него в руках, и джин закапал на землю.

Подойдя к констеблю, Рейвен взглянула на укрытый одеялом труп. Она знала, что каждая новая жертва маньяка окажется ужаснее предыдущей.

– Я благодарен вам за то, что нашли возможность подключиться к нашему расследованию, – проговорил Амадеус Блэк.

– Тебе не страшно смотреть на эти жертвы? – спросил Александр.

48
{"b":"432","o":1}