ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я влюбился в тебя с первого взгляда, – сказал он, запечатлев на ее губах поцелуй.

– Ты украл у меня право выбора! – парировала Белл.

– Ты любишь меня.

– А если бы не полюбила?

– Отчего же меня не полюбить? Я красивый, состоятельный князь. – Михаил очаровательно улыбнулся.

– Какая самонадеянность! Ты совершил мошенничество. Я могу потребовать аннуляции.

Михаил прикоснулся к ее животу.

– Сомневаюсь, что аннуляция имеет право на жизнь. К тому же тебе потребуется мое согласие на развод.

Белл прищурилась, не желая сдаваться.

– От твоего лицемерия у меня изжога и боль желудке.

– За это прошу прощения, – произнес Михаил. – Пруденс привела меня в бешенство.

– Что ты ей сказал? – спросила Белл.

– Сказал, что разрешил тебе заниматься садоводством.

Браво, муж поддержал ее! Улыбка тронула губы Белл.

– Значит, я могу продолжать свой бизнес? – Белл обвила его шею руками.

– Я же обещал тебе, – сказал Михаил и снова поцеловал ее в губы. – Ты можешь лечить каждое растение в Англии. Только при одном условии.

– Что за условие?

– Моя дочь будет оставаться дома. Вместо нее садовая богиня будет брать с собой ее молчаливого партнера.

– Кто этот молчаливый партнер? – с улыбкой спросила Белл.

– Я буду сопровождать тебя на место твоего назначения, – ответил Михаил. – И гарантирую тебе: когда я буду рядом с тобой, твое увлечение войдет в моду. Все, даже старушки, будут ползать по земле на коленях, ухаживая за розами.

Белл привстала на цыпочки и чмокнула мужа в подбородок с ямочкой.

– Я люблю тебя, мой князь.

– Так ты рада, что я не пошел ко всем чертям?

– Прости меня за то, что я так сказала.

У нее было дурное предчувствие.

Одетая в черное, Рейвен скрипнула дверью и выглянула из спальни в пустынный коридор. Она оглянулась на свою кровать. Несколько взбитых подушек, накрытых покрывалом, можно было принять за спящего человека.

Тихо закрыв за собой дверь, она прокралась к лестнице для слуг и через нижний этаж вышла в сад. У калитки она остановилась и прислушалась. Никто не должен знать, что они с Сереной предприняли эту вылазку.

В ночном небе сияла полная луна. Ее свет, падавший в сад, отбрасывал тени. С примолкшими птицами и насекомыми сад превратился в глухую зону, где царила полная гармония. Тишину нарушал только журчащий фонтан. Воздух был напоен пьянящим ароматом цветов.

Рейвен быстро зашагала по каменной дорожке мимо фонтана, серебристой березы и глициний. Поднявшись по ступенькам, она вышла через ворота в аллею, где ее ждали Тьюлип и Серена. Ее сестра тоже была в черном, Тьюлип – в одежде покойной проститутки, алом платье с обтягивающим лифом и смелым декольте.

Вскоре в аллее появился фаэтон Блейз. Рядом с ней на облучке восседал Паддлз.

Блейз так резко остановила фаэтон, что Рейвен подумала, как бы сестра их не угробила раньше, чем они поймают маньяка. Блейз явно недоставало практики вождения.

– Пампкин, стой и не двигайся, – приказала она лошади.

Блейз с мастифом сошли на землю. Лошадь, как ни странно, стояла неподвижно, как статуя. Рейвен повернулась к Тьюлип:

– Я опять буду приманкой.

– Нет. – Тьюлип покачала головой. – Приманкой буду я. Это мою сестру убили.

– Сегодня мы обязательно его встретим, – сказала Рейвен.

– Откуда ты знаешь? – удивилась Тьюлип.

– Я знаю, потому что я знаю, – ответила Рейвен.

– Хорошо. Тогда я отомщу наконец за смерть сестры.

– Блейз, ты взяла папин пистолет? – спросила Рейвен. Сестра передала ей незаряженный пистолет.

– Сначала вышиби ему мозги, а потом задавай вопросы.

– Серена, – обратилась к сестре Рейвен, – в случае чего молния может пригодиться.

Сестра улыбнулась при упоминании ее особого дара.

– Я приложу все усилия.

– Мы опять поедем к «Грязному Дику»? – спросила Блейз. – Последняя жертва маньяка вышла из той таверны.

– Он не станет рисковать, – промолвила Рейвен. – Поэтому вряд ли появится в таверне так скоро.

– Давайте подежурим у «Слепого попрошайки» на Уайтчепел-стрит, – предложила Тьюлип.

Блейз и Рейвен взобрались на место кучера. Тьюлип, Серена и Паддлз втиснулись на заднее сиденье.

Они покинули безопасный Парк-лейн и взяли курс на Оксфорд-стрит, в самые грязные кварталы Лондона, прибежище всяких темных личностей. Проехав Бишопгейт, где находился «Грязный Дик» и далее Олдгейт, они оказались на Уайтчепел-стрит.

Блейз остановилась в двух кварталах от «Слепого попрошайки». Все, за исключением Серены, занявшей место на козлах, вышли из фаэтона.

– Я с пистолетом спрячусь в аллее рядом с таверной, – проговорила Рейвен. – Блейз, а ты и Паддлз – на другой стороне. – Она посмотрела на сияющий диск луны. – Держись в тени у входа в аллею и не спускай глаз с Тьюлип.

– Я знаю, что мне делать. – Блейз нагнулась к мастифу. – Паддлз, чтобы никакого шумного дыхания! Иначе монстр может нас услышать.

– Ну, все готовы? – спросила Тьюлип. – Пошли.

Они направились к таверне. Рейвен остановилась у первой аллеи. Тьюлип задержалась с ней, пока Блейз с Паддлзом проследуют в свое укрытие.

– Мы с Айрис видели, как Руби делает свой бизнес, – прошептала Тьюлип. По голосу девушки чувствовалось, что она улыбается. – Так что я знаю, как соблазнять мужчину. Мне бы еще грудь побольше! Вы только не нападайте на него, пока он меня не схватит.

Тьюлип спустила лиф на дюйм ниже и медленно зашагала к таверне, соблазнительно покачивая бедрами. Дойдя до следующей аллеи, повернула обратно.

– Ну, как у меня получается, голубушка? – прошептала она, проходя мимо Рейвен.

– Будь начеку, – предупредила ее Рейвен. – Он уже почти здесь.

Она наблюдала за Тьюлип, которая направлялась к таверне. Рейвен изо всех сил сжимала пистолет, готовая к самому худшему.

Дверь таверны открылась, и на улицу вышел высокий, крепко сложенный мужчина. Даже на расстоянии было видно, что он одет как джентльмен. Впрочем, это не обязательно маньяк, за которым они охотятся. Многие аристократы из любопытства заглядывают в такие районы.

Мужчина лениво последовал за Тьюлип. Рейвен почувствовала исходящие от него волны безумной ярости и ужасающей ненависти. У нее захватило дух, сердце учащенно забилось. Рейвен поняла, что это он, маньяк.

– Пойдем со мной в аллею, – услышала она, – и я дам тебе соверен.

Тьюлип круто повернулась, встретившись лицом к лицу с мужчиной.

– Ты мертва! – воскликнул он. – Я убью тебя!

– Маньяк! – крикнула Тьюлип.

– Наивные, бездарные, безмозглые тупицы!

Большего унижения Рейвен еще никогда не испытывала. Лицо ее горело. Она не смела поднять глаз, глядя на свои руки, сложенные на коленях. Она предпочла бы оказаться где угодно, только не здесь и сейчас, во время этой аудиенции с головомойкой.

Александр Боулд стоял в кабинете ее отца, прислонившись к стене, скрестив на груди руки. Амадеус Блэк – рядом с ним, в то время как герцог Эссекс восседал за письменным столом ее отца, а ее мачеха в соседнем кресле.

Герцог Инверари расхаживал взад-вперед перед ней и другими заговорщицами, усаженными в ряд. Паддлз сидел рядом с Блейз, понурив голову.

Когда Александр и констебль Блэк подъехали к «Слепому попрошайке», они были ошеломлены, застав там всю эту компанию. И тут же им была прочитана первая из нескольких лекций о том, какому риску они себя подвергли.

Рейвен понимала, что они правы. Она, как никто другой, должна была хорошенько подумать над тем, что они затеяли. Ведь она в отличие от остальных видела жертв маньяка.

Она бросила короткий сердитый взгляд на своего без пяти минут суженого. Пусть только попробует над ней посмеяться! Но Александр благоразумно отвел взгляд.

Ее и всех ее сообщниц схватили и, как преступников, притащили домой. Отец тут же послал слугу за герцогом Эссексом.

Александра, видимо, злило то, что молодые леди и собака почти поймали убийцу. Им удалось подойти к преступнику ближе, чем команде профессионалов.

53
{"b":"432","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Половинка
Состояние – Питер
Чудо любви (сборник)
Нёкк
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Удочеряя Америку
Технологии Четвертой промышленной революции
Девочки-мотыльки
Узнай меня