ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Перекрестки судьбы
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Дерзкий рейд
«Смерть» на языке цветов
Девушка с глазами цвета неба
Октябрь
Магическая академия строгого режима
Время-судья
Девятнадцать стражей (сборник)

Дворецкий едва сдерживал смех.

– Я объясню по пути, что случилось, – сказал Михаил.

Вскоре карета остановилась у резиденции Фламбо на Сохо-сквер. Михаил вышел и помог сойти Рейвен.

– Вы сможете убедить Белл вернуться домой? – спросил он.

Рейвен похлопала его по руке:

– Предоставьте все мне. Гарантирую, что завтра же ваша жена будет обедать с вами.

– Спасибо. – Михаил проводил взглядом золовку и, когда она скрылась в доме, сел в карету. Следующей его остановкой будет Одли-стрит, и там он не будет стесняться в выражениях, чего никогда себе не позволял.

Мрачная решимость отпечаталась у него на лице, когда он вошел в особняк Уинчестеров. Михаил сразу же направился в зал. Не хотелось устраивать сцену, но он не позволит бывшей родне, в частности Лавинии, отравлять жизнь его жене. Приватный разговор ничего не решит. Лавиния нуждается в публичной выволочке.

Он отыскал ее в толпе и двинулся вперед, игнорируя приветствия друзей и знакомых.

– Лавиния…

Она приветствовала его приятнейшей улыбкой.

– Рада видеть вас, Михаил.

– Вот как? – Эти два коротких слова были произнесены таким тоном, что заставили замолчать всех, кто находился поблизости.

Лавиния побледнела, затем залилась румянцем.

– Вы никогда больше не посмеете оскорблять мою жену, даже приближаться к ней, – заявил Михаил. Голос его звучал тихо, но угрожающе. – В противном случае, – он жестом обвел зал, – считайте, что этот дискомфорт – самое малое из того, что вас ждет в будущем. Надеюсь, вы меня поняли?

– Безусловно.

Михаил пристально посмотрел ей в глаза, прежде чем отвернуться.

– Помоги Бог тому, кто на вас женится.

Глава 19

Михаил с притворным спокойствием вытянул ноги и сделал глоток виски. Он планировал поехать в Сохо-сквер сразу после собрания в Инверари-Хаусе. Если Рейвен уговорила его жену вернуться домой, он будет об этом знать, как только приедет золовка.

– Ты меня вчера удивил, устроив небольшой скандальчик, – сказал Степан.

Михаил криво улыбнулся и глотнул еще виски. Он не был расположен к шуткам и добродушным насмешкам брата. Сейчас все его мысли были сосредоточены на жене.

– Ты всегда был самым рассудительным из Казановых, – заметил Виктор.

– Даже миротворцы теряют выдержку, – произнес Драко.

– Лавиния в расстроенных чувствах сразу покинула бал, – сообщил Рудольф.

Михаил поморщился и потер лоб. Он уже сожалел о содеянном. Он вообще не любил причинять неприятности кому бы то ни было. Отъезд жены не мог оправдать его поведение. Джентльмену непозволительно вести себя подобным образом. Лавиния не виновата в том, что он солгал. В конечном счете он не решил проблему, а неприятностей куча.

– Ты не должен чувствовать за собой никакой вины, – сказал Рудольф.

– Я и не чувствую, – солгал Михаил.

Рудольф улыбнулся:

– Ты становишься заправским лжецом, брат.

– Я понимаю Рейвен, – произнес герцог Инверари. – Ее подбодрило то, что Белл избежала наказания. В этом нет никаких сомнений. Вы должны были приказать Белл остаться дома.

– Вы когда-нибудь отдавали приказания жене? – спросил Михаил тестя.

Герцог, прищурившись, посмотрел на него:

– Да, конечно.

– И ее светлость беспрекословно их выполняла? – поинтересовался Михаил. – Не причиняя вам боли?

Герцог долго смотрел на него, однако от вопроса уклонился.

– Я понимаю вашу позицию.

Тинкер постучал в дверь.

– Прибыли констебль Блэк и лорд Боулд, – доложил он.

– Проводи их сюда, – распорядился герцог. – А также скажи Софии и Тьюлип, чтобы принесли наброски.

Амадеус Блэк и Александр Боулд вошли в кабинет. Они пожали герцогу руку и приняли стаканы с виски, которые им передал князь Рудольф. Буквально через минуту появились София и Тьюлип.

На рисунке был изображен красивый мужчина. Однако в его лице не было ничего примечательного.

– Лицо кажется мне знакомым, – произнес Михаил. – Но я не припомню, где мог его видеть. Поэтому не могу сказать, кто он такой.

– Негодяй скорее смазлив, чем красив, – заметила Тьюлип. – Похож на маменькиного сынка. Должно быть, она и управляет действиями своего чада-монстра.

– Ваша светлость, сквайр Уилкинз просит аудиенции с констеблем Блэком, – сказал, появившись в дверях, Тинкер. – Очевидно, его направил сюда помощник констебля. У сквайра важная информация о маньяке.

Амадеус Блэк посмотрел на герцога и князей:

– Я полагаю, вы захотите послушать.

– Проводи сквайра сюда, – обратился герцог к дворецкому. – А вы можете идти. – Он посмотрел на девушек.

– Я не побоялась встретиться лицом к лицу с этим чокнутым, – заявила Тьюлип, подбоченившись. – И ни за что не уйду. Разве что вы вытащите меня отсюда силой.

Князья Казановы и герцог Инверари улыбнулись.

– Можете остаться, – согласился герцог после того, как констебль кивнул, – но чтобы не было никаких эксцессов.

Тинкер проводил Уилкинза в кабинет. Сквайр остановился как вкопанный, увидев, сколько здесь собралось народу.

– Садитесь, – предложил Михаил, уступив сквайру место.

Прислонившись к высокому, от пола до потолка, книжному шкафу, Михаил скрестил на груди руки. Он заметил, что Тинкер неплотно закрыл дверь, и подумал, что дворецкий наверняка подслушивает.

– Что за важная информация, сквайр? – спросил констебль Блэк.

– Я хочу сообщить, что знаю маньяка, – заявил Уилкинз, с опаской оглядывая собравшихся. – Но прежде чем назвать его имя, я должен признаться в собственном преступлении. Это я по приказу моей матери порезал лицо Белл Фламбо.

– Ублюдок! – Михаил схватил сквайра и ударил о книжный шкаф. Книги попадали с полок на них обоих. Михаил занес кулак для удара, но старший брат оттащил его от сквайра и крепко держал.

– О нем позаботится закон, – проворчал Рудольф. Михаил порывался высвободиться и убить негодяя. Но в конце концов взял себя в руки.

– Объясните мне, почему ваша мать велела вам ранить мою жену?

– Мама хотела, чтобы Каспер женился на девушке с положением и деньгами, – ответил Уилкинз. – Она знала, что Каспер отвергнет Белл Фламбо, если ее красота пострадает.

– Я требую, чтобы против Карлотты Уингейт возбудили уголовное дело, – обратился Михаил к констеблю.

– Не сомневайтесь, справедливость восторжествует, – пообещал Амадеус Блэк и повернулся к сквайру: – Рассказывайте, что вам известно о маньяке.

Клайв Уилкинз полез в карман и достал плетеный жгут из женских волос – светлых, каштановых, рыжих и черных.

– Я обнаружил это в спальне брата, – сообщил он. – Полагаю, что Каспер и есть маньяк, которого вы разыскиваете.

Александр Боулд показал ему рисованный портрет:

– Это Каспер Уингейт?

– Да, это мой брат, – подтвердил Уилкинз. – Но сейчас вы его не застанете его дома.

– Где в таком случае мы можем его найти? – спросил констебль.

Не успел Уилкинз ответить, как в приоткрытую дверь ворвался Паддлз, сопровождаемый Блейз Фламбо. Она оглянулась, улыбаясь кому-то в коридоре.

– Что тут происходит? Видимо, что-то очень интересное. Потому что Тинкер за дверью подслушивает.

– Барон Уингейт – маньяк, – взволнованно сообщила София.

– Каспер Уизел Уингейт? Вы, должно быть, шутите. – Блейз была ошеломлена.

Тьюлип показала ей рисунок:

– Это Каспер Уингейт?

– О Боже! – побледнев, вскричала Блейз. – Несколько минут назад барон был здесь, в холле, хотел поговорить с Белл. Я отослала его в Сохо.

– Не поцарапай пол, – предупредила Белл сестру. – Давай. Раз, два, три… взяли!

Вдвоем с Рейвен они передвинули стол, установив его напротив французских дверей, выходящих в малую гостиную. Они начали выгружать из буфета хрусталь, китайский фарфор и столовое серебро, готовясь к чистке.

«В мире нет ничего лучше труда, чтобы разгрузить ум от проблем», – подумала Белл, беря чистящие средства и тряпки. Сестры могут смеяться над ней, но с тех пор, как они покинули свою резиденцию в Сохо, ей действительно недоставало хозяйственных дел.

57
{"b":"432","o":1}