ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Туган-Барановский Д М

Лошадь, которую я пытался обуздать

Д. М. Туган-Барановский

"Лошадь, которую я пытался обуздать"

(печать при Наполеоне)

Путь Наполеона к высшей власти обстоятельно освещен в литературе. Историки ясно представляют основные этапы его триумфального возвышения: переворот 18 брюмера, конкордат с папой Пием VII, пожизненное консульство, императорский трон. Но в огромной литературе остались в тени, на мой взгляд, весьма существенные вопросы: какими способами Наполеон достигал политического успеха и какое место в достижении этого успеха он отводил общественному мнению?

Часто в обыденном современном сознании наполеоновский режим ассоциируется прежде всего с военной диктатурой, в условиях, которой общественное мнение не играло большой роли. Не случайны поэтому и появлявшиеся в советской литературе аналогии между Сталиным и Наполеоном [1], а во французской печати конца 40-х годов XX в. Наполеон сравнивался даже с Гитлером [2]. Впрочем, позже, в 60-х годах, некоторые французские общественные деятели в бонапартизме упрекали уже де Голля [3].

Действительно, для такого рода аналогий, казалось, были основания. Выдающийся французский исследователь Ж. Годшо рассматривал наполеоновскую Францию в качестве предшественника современных полицейских государств [4]. Полиция в эти годы играла очень большую роль. В ее ведении находилась и цензура, - которая охватывала различные стороны общественной жизни: цензура театров, издательской деятельности, прессы и пр. Существовал так называемый "черный кабинет", который занимался перлюстрацией писем. Имелись и специальные отделы, ведавшие борьбой с контрабандой, наблюдением за рабочими, крестьянами, военными. Был создан полицейский аппарат, который действовал весьма эффективно. О его совершенстве можно судить по такому факту: ежедневно Наполеон получал бюллетени тайной полиции, содержавшие лаконичный и вместе с тем обстоятельный анализ политических событий [5] Обязательным разделом в этих бюллетенях была информация об "esprit publique". Пролетел метеор над Парижем и вызвал различные толки, или во время спектакля раздались какие-то выкрики, которые можно было расценить как обидные для правительства, или в саду Тюильри прогуливались офицеры и обсуждали политические события - все это фиксировалось "мушарами", тайными агентами полиции, и потом находило отражение в бюллетенях.

Но из самого факта существования диктаторского режима с его непременным придатком - мощным репрессивным аппаратом, отнюдь не следовало, что Наполеон игнорировал общественное мнение или оно никак себя не проявляло. Однако эта сторона его деятельности изучена значительно хуже. Хотя имеется определенная литература о его отношении к пропаганде, в частности к прессе [6]. Но в ней, как правило, не раскрываются приемы, которыми пользовался режим для манипулирования массовым сознанием.

В современной литературе ближе всего подошел к раскрытию данной проблемы французский историк Ж. Тюлар. Он считает, что Наполеон превосходно умел, используя разные каналы, воздействовать на общественное мнение. В этом искусстве политической демагогии он не уступал Бисмарку и Наполеону III [7]. Большой интерес представляет также работа одного из ведущих французских историков А. Собуля, посвященная "наполеоновской легенде" [8] Любопытные факты из истории официозной военной публицистики собрал крупный французский историк М. Рейнар [9]

"Белым пятном" в историографии является вопрос об общественно-политических идеях Наполеона, его доктрине, а также-господствовавшей в те годы официальной идеологии. Какие-либо крупные исследования в этой области вообще отсутствуют, имеются лишь небольшие характеристики его идейна нескольких страницах в курсах по конституционному праву современных французских политологов, таких, как М. Прело, М. Дюверже [10].

В русской и советской историографии проблемы наполеоновской пропаганды ставились Е. В. Тарле, В. Г. Сироткиным и частично А. 3. Манфредом. Б. В. Тарле еще в 1913 г. опубликовал ценную работу о положении печати в годы консульства и империи Наполеона I, а В. Г. Сироткин исследовал пропагандистскую дуэль Франции и России в начале XIX в. [11]

Мы попытаемся высказать свой взгляд на данную проблему и раскрыть пропагандистские приемы, которыми пользовался Наполеон в годы своего возвышения. Ценным источником, помимо различных мемуаров и прочих документов, является литературное наследие самого Наполеона, кстати сказать, постоянно пополняющееся за счет новых находок [12]. Так, в 1968 г. Ж. Тюлар опубликовал анонимные статьи первого консула, которые тот печатал во французской прессе, главным образом в "Мониторе" [13]. Открытие таких статей является не только неожиданным, но и крайне любопытным фактом, позволяющим выделить основные пропагандистские направления бонапартистского режима.

* * *

При первом, даже беглом взгляде на историю наполеоновской Франции можно увидеть, что крупных идеологов в ней не было. Хотя этого, конечно, нельзя сказать о периоде революции, или тем более о XVIII в., или даже о периоде Реставрации. Собственно, накануне 18 брюмера с критикой конституционного устройства выступали г-жа де Сталь, Б. Констан, некоторые другие буржуазные либералы. Но их, конечно, никоим образом нельзя причислить к идеологам бонапартистского режима. Из активных брюмерианцев самым крупным теоретиком был Е. Сиейес, но после 18 брюмера его роль была второстепенной [14]. То же самое можно сказать о П.-Л. Родерере, А.-Ж. Буле из Мёрт и др. Понятно также, что М.-Ш. Талейран и Ж. Фуше, активные участники переворота 18 брюмера, ни в коей мере не являлись идеологическими руководителями, а только лишь практиками режима, хотя и незаурядными. Они, как правило, не создавали движение, а примыкали к нему, когда оно приобретало силу.

Настоящим идеологом действительно очень крупного масштаба был сам Наполеон Бо.напарт. Уже на других, несравненно более низких ступенях стояли философы, историки, юристы, литераторы, люди искусства, которые часто являлись просто исполнителями его воли, но ни в коей мере самостоятельными авторами. Они могли создавать настоящие шедевры, как А. Гро или Ж.-Л. Давид, но при всем том в конечном итоге выполняли лишь конкретное указание хозяина, так сказать, его "социальный заказ".

Наполеон не писал пространных философских произведений: в 1799 -1815 гг. у него просто на это не оставалось времени. Но в письмах, приказах, прокламациях, а иногда в анонимных статьях, опубликованных в "Мониторе", он высказывал довольно ясно свое отношение к революции, Старому порядку, необходимым государственным реформам, гражданскому законодательству, и его точка зрения в большинстве случаев становилась официальной. Причем высказывания Наполеона представляли собой глубоко продуманную и четкую философскую и политическую концепцию, давали ответ на многие актуальные явления и процессы и были рассчитаны на восприятие масс. Главное, что стремился внушить Наполеон - это признание необходимости революции и ее положительных результатов.

Первый консул, а потом император Наполеон был одним из первых государственных деятелей, понимавших необходимость целенаправленного воздействия на общественное мнение. Эту мысль Наполеон не раз высказывал в частных беседах и в кругу своих единомышленников. В апреле 1800 г. в разговоре с М.-А. Жюльеном он заявил: "Общественное мнение - это лошадь, иногда капризная, которую, я пытаюсь обуздать" [15]. Ту же мысль, но в еще более ясной форме, он высказал в июне 1804 г. на заседании Государственного совета: "Мы должны управлять общественным мнением, а не рассуждать о нем" [16]. В январе 1801 г. он даже выразился так: "Общественное мнение - это публичная девка" [17].

Суть его представлений, как можно судить по многочисленным и подчас противоречивым, на первый взгляд, но объединенным общей идеей высказываниям, сводилась к следующему:

1. Всей полнотой информации располагают только те, кто находится в высших эшелонах власти. Причем здесь речь идет не о какой-то специфической информации военно-политического свойства, которая, естественно, держится в тайне, а о самых общих сведениях, касающихся происходящих в стране событий. В полном объеме эти сведения поступают только к Наполеону и сравнительно небольшому кругу избранных. Наполеон считал, что правильно понять эту информацию и распорядиться ею могут только они.

1
{"b":"43235","o":1}