ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто отец Тайлера, миссис Бэнкс?

– Я уже говорила вам, что не знаю.

– Я считал, что насчет мальчика вы знаете все.

– Все другое знаю. Уж конечно.

– Все, абсолютно? Вы помните операцию на сердце, которую, вы говорили, мальчику делали?

– Конечно, помню.

– Какая у него группа крови?

Наступило молчание, в тишине слышалось лишь потрескивание помех.

– Не такая, как у матери, – осторожно сказала миссис Бэнкс после серьезных раздумий. – Помнится, это было вроде как… ему несколько раз переливание делали, и надо было даже к прихожанам обратиться, просить дать кровь, если есть у них…

– Кровь определенной группы, правильно?

– Да, и знаете, я вот что вспомнила. Я говорила: «Для бэби, кровь для бэби», – припоминала миссис Бэнкс. – Да, точно, группа А-Бэ для Бэ-би. У Тайлера кровь группы АБ.

– Вы уверены?

– Да, я так и говорила: «Группа А-Бэ для Бэ-би».

Питер пролистал заключение эксперта, делавшего вскрытие, и нашел нужную страницу.

– Группа крови Джонетты – ББ?

– Вот уж не скажу, не знаю. А сейчас мне пора, сюда идут.

Она повесила трубку, а он все держал трубку и думал. Перезвонил Черил и попросил ее немедленно разыскать Чарли Геллера. Он сказал ей, что живет этот человек в Филадельфии и, по-видимому, работает у мэра. Зная это, найти его будет гораздо проще. Потом он позвонил в Аризону, где время отставало на два часа. Ответил брат.

– Бобби, извини, ради бога, за беспокойство. Мне надо задать твоей жене один вопрос.

К телефону подошла жена Бобби.

– Кэрол, пожалуйста, выслушай меня. Буду краток. Прости, что в такую рань. Ты единственный акушер, у которого я могу быстро проконсультироваться.

– Нет, мы уже собирались уезжать, Питер. В чем дело?

– Если у ребенка кровь группы АБ, а у его матери – группы ББ, то какой группы кровь у отца?

Кэрол только рассмеялась – веселый смех ее походил на мурлыканье.

– Ну, это не такой простой вопрос.

– Я знаю, что группы крови теперь как-то усложнились.

– Правильно. Во-первых, существуют разные системы определения – АБО и МН, – сказала Кэрол. – Обычно отец должен быть группы АБ или АА. Но это очень грубые выкладки, Питер. Группу можно описывать и цепочками, букв примерно в двадцать.

Это он знал. Капитан Догерти во время процесса Робинсона говорил нечто подобное.

– А может отец иметь группу О?

– Абсолютно исключено.

– Точно?

В ответ она зевнула.

– Ты абсолютно уверена? – нервно допытывался он.

– Прости меня, Питер, но я знаю, что говорю, – отвечала Кэрол. – И помни, что опровергнуть отцовство легче, чем доказать его наличие.

– Ты определенно это утверждаешь?

– У меня есть основания говорить определенно. Мне эти анализы крови новорожденных каждый день приносят.

– Спасибо, Кэрол.

Попрощавшись, он повесил трубку. Теперь он знал с достаточной долей научно подкрепленной уверенности, как любил говорить капитан Догерти, что Вэйман Каротерс не был отцом Тайлера Генри.

Тут в дверь постучали, и вошедшая Мелисса принесла Питеру приказ. Он гласил:

К сведению сотрудников Отдела убийств

От: Уильяма Хоскинса, начальника Отдела.

Настоящим ставлю в известность, что по причинам личного свойства Гарольд Е. Берджер освобождается от своих обязанностей и работы в Отделе, в связи с чем должен очистить кабинет. Приказ вступает в силу немедленно. Передача дел, находящихся в ведении мистера Берджера, будет вскоре произведена. О потере должности мистером Берджером сообщено в Суд по гражданским делам. Адвокаты, которых увольнение мистера Берджера коснется непосредственно, уже утром получат соответствующие рекомендации.

Все вопросы касательно вышеизложенного направлять начальнику Отдела.

Единственное, что он мог предположить, это что перед Хоскинсом предстали неопровержимые доказательства насчет употребления Берджером кокаина, в результате чего он и заявил ему, что тот уволен.

Питер оглядел комнату и свой стол, гадая, не рыскал ли здесь Хоскинс. Кабинет Берджера, вероятно, уже очистили. Встревожил его не сам факт, что Берджера уволили; было совершенно ясно, что к этому идет. Встревожило, как это было сделано – без предварительных бесед, не дав Берджеру возможности исправиться, не дав ему даже срока, за время которого он мог бы подыскать себе другую работу. Нет – Хоскинс настолько не симпатизировал Берджеру как человеку, что его не смутила даже перспектива потерять столь опытного юриста. Он обошелся и без обычной процедуры передачи дел. Берджера изгнали со стремительностью, говорившей о большом давлении на Хоскинса. Что же до убийств Уитлока и Генри, то Питер теперь оставался с этим делом один на один.

Поэтому, с трудом подавив в себе паранойю, он занялся бумагами. Солнце бросало косой отсвет на пресс-папье, и в этом отсвете кожа его безымянного пальца левой руки показалась ему светлее и мягче, и он разглядел даже вмятинку от кольца, все еще остававшуюся там, несмотря на то, что самого кольца там уже не было. Эта же рука помнила прикосновение к шее Кассандры, когда он обнимал ее, а она, приподняв подбородок, с гримасой похоти сверкала глазами, наслаждаясь их суровым поединком. Но он знал, как трудно мужчине, не только ему, всякому мужчине, одновременно размышлять о своем будущем близком и будущем далеком, и потому, позабыв о Дженис с Кассандрой, он делал каждодневные звонки, намечал свидетелей, заказывал заключения экспертов, усваивал информацию, поступавшую к нему со всех сторон. Хоскинс еще не появлялся, и это его тревожило. Он вышел в приемную, к столу, где Мелисса записывала сообщения и сортировала телефонные звонки в их отдел.

– Где шеф? – осведомился Питер.

– Он позвонил и сказал, что будет позже, – отвечала Мелисса.

– Вам известно точное его местонахождение?

– Нет, Питер.

В том, что это правда, он не был уверен.

– Он не оставил номера, чтобы с ним связаться?

– Связаться с ним нельзя, – твердо ответила Мелисса.

На последний свой доллар он купил себе стейк с сыром и с жадностью проглотил его, после чего проверил машину и револьвер. Не желая возвращаться на работу, он медлил возле здания Ратуши, изнемогая от усталости и беспокойства – высокий мужчина, кутаясь в теплое пальто, на холоде обдумывал создавшееся положение. Возможно, в этот самый момент Хоскинса затребовали к мэру и он разрабатывает там план, как прикончить еще одного проштрафившегося заместителя окружного прокурора. Отвернувшись от здания Ратуши, он обратил взгляд на запад: над старыми постройками там вознесся скелетоподобный контур очередного небоскреба административного назначения; еще через поколение он станет стариком, помнящим город, который к тому времени перестанет существовать, город прошлого века. Для него не оставалось сомнений в том, что они с Дженис тогда будут вместе, возможно, уедут из города, а может, продолжая жить на Деланси-стрит в уже выкупленном доме, с детьми-студентами и дряхлыми родителями. Такое банальное будущее, о котором теперь он так мечтал. Соберись, негодник, приказал он себе, вернись к тому, о чем надо думать. И он, изготовившись, направился обратно в офис, и только он там очутился, как в дверь проскользнула Черил, сообщившая, что отыскала Чарли Геллера и что Чарли выразил желание зайти для беседы с ним.

– Что? – воскликнул Питер. Казалось невероятным, что убийца Джонетты сам придет к нему в офис.

– Вы уверены, что это тот самый парень?

– Абсолютно уверена.

– Как, черт возьми, вам удалось его отыскать?

Черил взглянула на него с ласковым сарказмом.

– Телефон значился в телефонном справочнике, как и большинство других. Подошла жена и сказала, как связаться с ним.

– Хорошо, – сказал Питер. – Очень хорошо. Дайте мне его номер, я ему сам позвоню. Впрочем, погодите. Лучше будет, если позвоните вы. Посмотрим, застанете ли вы его по этому номеру.

Спустя некоторое время Черил вернулась:

80
{"b":"433","o":1}