A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
72

– Может быть, – сказал он. – Взгляните на нее, и посмотрим, что вы о ней скажете.

Он вытащил из внутреннего кармана куртки кусок толстого пергамента, с которого свисало нечто, по виду напоминающее печать. Мисс Картрайт воззрилась на нее, словно она была живая.

– Хм-м, – сказала она и развернула пергамент.

Немного спустя она положила его на стол и посмотрела Боамунду прямо в глаза. Как ни отвратительно было ей признаваться в этом, даже самой себе, но в этом ненормальном было нечто такое, отчего у нее внутри возникало мерзкое ползучее ощущение, что это взаправду. Невозможно притвориться таким придурком, не потеряв при этом убедительности, – это все равно что пытаться притвориться, что ты умер.

Для разрешения подобных ситуаций существует давно и прочно установившийся метод. Вы находите среди персонала самого младшего и поручаете ему взять у вас дело. Мисс Картрайт поднялась с места, улыбнулась и, спросив Боамунда, не согласится ли он немного подождать, торопливо прошла во внутреннее помещение.

– Джордж, – сказала она, – будь умницей, обслужи этого человека в кожаной куртке вместо меня.

Как ни странно, Джордж расплылся в улыбке от уха до уха.

– Конечно, – сказал он. – Спасибо.

Он спрыгнул со своего стула и быстро засеменил к двери. Мисс Картрайт озадаченно почесала в затылке. Это, конечно, неплохо, сказала она себе, – набирать на работу неполноценных и инвалидов; но она никак не могла привыкнуть иметь дело с человеком, в котором всего-навсего три фута и четыре дюйма. Постоянно боишься, э-э… наступить на него.

Боамунд уже начинал недоумевать, что происходит, когда заметил карлика, выходящего из заднего кабинета. Он улыбнулся. Он все же выбрал правильное место.

– Привет, – сказал карлик. – Ты ведь рыцарь, не правда ли?

– Да, – ответил Боамунд.

– Нетрудно догадаться, – сказал карлик, – если знаешь, куда смотреть. Меня зовут Заячья Губа, но на людях лучше зови меня Джордж. У людей довольно забавное отношение к именам, мистер…

– Боамунд, – представился Боамунд. – Послушай, у нас тут оказался вот этот документ, и мы ничего не можем в нем понять.

– Под словом «мы» ты подразумеваешь…?

– Себя и свой Орден, – ответил Боамунд. – Рыцарей Святого Грааля.

Джордж приподнял одну бровь.

– Да ну? – сказал он. – Мой двоюродный дед в тридцать седьмом колене был карликом у некоего сэра Пертелопа, который был Рыцарем Грааля.

– До сих пор крепок как дуб, – заверил его Боамунд, – представь себе.

– Мир тесен, – согласился Джордж. – Ну что ж, – добавил он, глядя на расстояние, отделившее его от пола, – не хочу показаться настойчивым, но все же – могу я взглянуть на документ?

Боамунд кивнул и передал ему пергамент. Джордж внимательно прочел его, время от времени делая пометки в своем блокноте. Наконец он отдал документ обратно и улыбнулся.

– Замечательно, – сказал он. – Поздравляю. Так в чем проблема?

Боамунд пару раз моргнул.

– Э-э, ну, для начала, что это значит? – спросил он.

– Ах, ну да, – сказал Джордж. – Конечно, я совсем забыл. Я понимаю, для рыцаря это действительно может представлять некоторую проблему.[5]

– Итак?

– Итак, – сказал Джордж, – прежде всего, это перечень тех вещей, которые ты и твои рыцари должны отыскать, чтобы получить возможность найти Грааль. Они представляют собой передник, персональный органайзер – это нечто вроде блокнота – и пару носок. Они спрятаны в отдаленных и труднодоступных местах. Пока что все понятно?

Боамунд кивнул. Им понемногу овладевало то чудесное ощущение, которое бывает, когда все наконец начинает приходить в норму.

– Существуют тайные ключи к тому, где можно отыскать эти вещи, – продолжал Джордж, вытирая нос тыльной стороной кисти. – Вообще-то мне не позволено помогать вам слишком много…

– Почему?

– Королевские Предписания, – пояснил карлик. – Но тем не менее, я могу дать несколько намеков.

– Например?

– Например… – повторил карлик, и действительно выдал несколько весьма прозрачных намеков. По правде говоря, по сравнению с намеками Заячьей Губы говорящие часы можно счесть образцом неопределенности.

– Ага, – сказал Боамунд. – Хорошо. Спасибо.

– Не стоит благодарности, – отвечал карлик. – Был счастлив оказать услугу. Напомни обо мне сэру Пертелопу. Передай ему, что у него до сих пор хранятся три фартинга моего двоюродного дедушки в тридцать седьмом колене.

– Как поживает твой двоюродный дедушка в тридцать седьмом колене?

– Он умер.

– Печально это слышать.

– Такое случается, – ответил карлик. – Как бы там ни было, не бери в голову. Послушай, ты не мог бы расписаться вот здесь?

Он достал из внутреннего кармана какую-то бумагу официального вида.

– Что это? – спросил Боамунд.

– Моя увольнительная, – радостно отвечал карлик. – Видишь ли, моя семья была связана договором с Рыцарями Грааля в течение многих поколений. Пока договор в силе, мы обязаны тратить огромное количество времени на службу. Мой двоюродный дед в тридцать седьмом колене работал всю свою жизнь, за исключением тех десяти минут, в течение которых король Артур подписывал свое отречение, когда рыцарские ордена перестали существовать. С тех пор мы… – карлик слегка содрогнулся, – …постоянно крутимся здесь, ожидая, когда нам представится случай сделать все как положено. И вот теперь, благодаря тебе, мы можем завязывать и уходить восвояси. Какое счастье, что ты подвернулся, ей-богу!

– Действительно, – согласился Боамунд, подписывая бумагу большим крестом.

– Или, точнее, – сказал Джордж, – это предназначение. Твое и мое. Чао! Удачной охоты!

Он сложил бумагу, попросил обратно свою ручку (которую Боамунд бессознательно засунул к себе в карман), трижды поклонился на четыре стороны и спрыгнул со стула. Посередине комнаты, там, где еще минуту назад располагалась витрина с брошюрами Семейного Кредита, возникла Стеклянная Гора, голубая и сверкающая. Дверь скользнула в сторону, и карлик ступил на порог, помахав ему рукой.

– Подумать только, – сказал Боамунд, растроганно улыбаясь. Ему казалось, что мир, в который он попал, представляет собой огромную кучу несуразностей и необъяснимостей, в которой лишь изредка мелькает что-то нормальное. Тем не менее, отрадно было знать, что они все еще тут – эти действительно важные вещи, такие как Предназначение и Невидимый Мир. В глубине души он был рациональным человеком, и ему, черт побери, требовалось гораздо больше, нежели какая-то микроволновка или часы с будильником, чтобы действительно сбить его с толку.

Он взял Инструкцию, улыбнулся мисс Картрайт, которая сидела поджав губы, и удалился.

– Так, – сказал Боамунд.

Лидерство – очень непостоянное, почти химерическое качество. Те же самые черты в характере человека, которые делают его прирожденным лидером, в то же время частенько, объединившись, превращают его в сущее наказание. Так, например, Кортес, низвергший баснословно могущественную мексиканскую империю, имея четыреста пятьдесят человек, пятьдесят лошадей и четыре пушки, был генералом от бога, но это не мешало его преданным последователям морщиться от отвращения, когда он в очередной раз потирал руки и с широкой ухмылкой провозглашал: «Ну-ну, ребятки, это не так трудно, как кажется!». В случае Боамунда, вся его несомненная энергия и напор не могли возместить того факта, что он предварял практически каждое свое заявление ударом кулака одной руки по ладони другой, сопровождая его восклицанием «Так!». Это, по мнению многих из его людей, было рассчитано на поднятие их боевого духа до уровня толпы линчевателей.

– План таков, – продолжал Боамунд. – Мы разделяемся на три партии по два человека каждая, находим три вспомогательных предмета, приносим их сюда и находим Грааль. Проще некуда. Вопросы?

– Да, – сказал Ламорак. – У кого будет фургон?

– Какой именно? – вмешался Пертелоп. – У нас их теперь два, помнишь?

вернуться

5

Карлики, очевидно, от природы наделены даром отгадывать загадки, складывать головоломки, расшифровывать коды и решать кроссворды. Частично это благодаря тому, что они по самой своей натуре являются волшебными сверхъестественными существами, которые скорее чувствуют себя как дома внутри Стеклянной Горы, чем снаружи. Другой причиной является то, что, будучи слишком невысокими, чтобы дотянуться до бильярдного стола, и слишком слабыми, чтобы играть в дартс, они не могут подыскать себе другого развлечения, когда приходят по вечерам в паб

15
{"b":"434","o":1}