A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
72

– Да не два, придурок, – заорал Туркин. – Я же говорю тебе…

– А ты вообще заткнись, тебя лишили слова!

– Только не надо мне тут…

Боамунд нахмурил брови.

– Тихо! – рявкнул он и хлопнул ладонью по крышке коробки из-под апельсинов, которая заменяла стол. – Если бы вы меня слушали, – продолжал он, – то до вас должно было дойти, что у кого будет фургон – вопрос чисто теоретический, поскольку все мы отправляемся за тысячи миль за пределы Альбиона. Фургон не поможет ни…

– Ну и ладно, – торопливо согласился Ламорак, – я только хотел сказать, что сейчас моя очередь, и я не объявлен обесчещенным, и я думаю, что было бы только справедливо…

Боамунд вздохнул.

– Фургона не будет ни у кого, – сказал он. – Это ясно?

Последовал невнятный ропот, общий смысл которого сводился к тому, что поскольку его ни у кого никогда и не было, то этого и следовало ожидать. Боамунд еще раз хлопнул по коробке.

– Теперь вот что, – сказал он. – Следующее, что предстоит решить, – и он включил излучение своей улыбки на полную мощность, чтобы скрыть беспокойство в сердце, – это кто из нас с кем пойдет. Молчать! – добавил он, предупреждая их реплики.

Рыцари воззрились на него.

– Я предлагаю, – сказал он, – разделиться таким образом: Ламорак и Пертелоп; Туркин и Бедевер; я и Галахад. Есть возражения?

Он собрался с силами, готовясь к неизбежному шквалу недовольства. Все будет снова как в школе, думал он. «Я с ним не играю». «Мы не хотим, чтобы он был в нашей команде». Сейчас начнется…

Никто не произнес ни слова. Боамунд моргнул и продолжал:

– Распределение задач: Лам и Пер – передник; Тур и Беддерс – эта персональная штуковина; Галли и я – носки. Есть возражения?

Они что-то задумали, подумал Боамунд. Никогда еще за всю свою жизнь они не соглашались с чем-либо без драки. Они несомненно что-то задумали.

Его мысли вновь вернулись к Турниру Стариков на шестом курсе, когда он был вице-капитаном боя на копьях, а капитан, Мокрица Агравейн, вывихнул себе лодыжку в дружеской схватке на шестах с Escole des Chevaliers seconds (то есть рыцарской школой № 2), предоставив ему, в первый и последний раз, собирать команду. Его память порхнула в тот далекий день, как голубь, возвращающийся в гнездо; он снова чувствовал горячие слезы стыда и унижения на своих щеках, когда он смотрел, как они выходят, откровенно не соблюдая разработанное им построение, в своих летних кольчужках, с притупленными двуручниками и в секондхэндовских накидках поверх доспехов. Они делали вид, что соглашаются, вспоминал он, а потом, когда наступил решающий момент, они просто пошли и стали делать то, что они, черт побери, считали нужным. Что ж, не в этот раз. Теперь он был готов.

– Хорошо, – сказал он. – Это решено. Теперь, вот вам ваши задания, – продолжал он, протягивая им запечатанные конверты, – и вы все должны поклясться словом чести не открывать их до того момента, пока не покинете резиденцию ордена. И еще, – добавил он, – три партии отправятся отсюда с пятнадцатиминутными интервалами, просто чтобы быть уверенным.

– Быть уверенным в чем, Сопливчик? – невинно спросил Туркин. Боамунд скривил губу на долю миллиметра или около того, но затем заставил себя улыбнуться.

– Просто чтобы быть уверенным, и все тут, – сказал он. – Есть вопросы?

Вопросов не было.

– Замечательно, – сказал он. – Хорошо, разойдись. – Он сел и стал в последний раз просматривать список необходимых вещей.

Другие рыцари гуськом вышли из комнаты, оставив его одного. Он уже наполовину просмотрел свой список, когда вошел Ноготь. У него был весьма таинственный вид.

– Тс-с! – прошептал он.

Есть люди, которые не могут устоять перед заговорщическими звуками, и Боамунд был одним из них.

– Что? – шепнул он в ответ.

Ноготь осмотрелся по сторонам, чтобы удостовериться, что никто из рыцарей не слушает, и прошипел:

– Помнишь эти конверты, которые ты им дал?

Боамунд кивнул.

– Ты знаешь, – продолжал карлик, – что им было не позволено вскрывать их до тех пор, пока они не отправятся?

Боамунд кивнул еще раз.

– Что ж, – сказал Ноготь, – они там все сейчас их читают. Я, э-э… подумал, что тебе лучше об этом знать.

Боамунд улыбнулся.

– Я и предполагал, что они так поступят, – сказал он. – Именно поэтому я и не дал им настоящие конверты.

– О! – Ноготь приподнял бровь. – А с виду они выглядели совсем как…

Боамунд нахмурился.

– Ну да, разумеется, это были настоящие конверты, – сказал он нетерпеливо. – Вот только то, что в них написано, – не настоящее задание.

– Не настоящее?

Боамунд позволил себе тихонько хохотнуть.

– О нет, – сказал он. – Все, что там написано, это «Позор вам, вы обесчещены». Это научит их уму-разуму!

Боже мой, подумал Ноготь про себя, и мне предстоит отправляться в путешествие с этими безумцами!

– Тогда зачем же, – спросил он так мягко, как только мог, – зачем же ты дал им эти конверты сейчас?

– Потому что я заранее знал, что они их откроют.

– Но, – сказал карлик осторожно, – если ты знал заранее…

– И теперь, – продолжал Боамунд, – с одной стороны, они будут знать, что я знал, что они их откроют, а с другой стороны, они будут знать, что все они – полный отстой, и тогда мы все будем знать, что к чему, разве ты не видишь? – И Боамунд победно ухмыльнулся. – Думаю, это называется искусством управления кадрами, – добавил он.

Там, откуда я родом, это называется по-другому, дражайший, – сказал сам себе Ноготь.

– Ага, – сказал он вслух. – Управление кадрами. Ну что ж, прости, что побеспокоил.

Он слегка поклонился и направился обратно в кухню, где другие рыцари сидели на кухонных столах, поджидая его.

– Вы были правы, – сказал он. – Он окончательно сбрендил.

– А я что говорил! – сказал Туркин. – Ну да ладно, насколько я знаю, нигде в правилах не говорится, что мы должны повиноваться Великому Магистру, который слетел с катушек. Предлагаю связать его, засунуть куда-нибудь в кладовку и вернуться к нашим делам.

Бедевер поднял руку.

– Ну хорошо, – сказал он, – я понял твою мысль и согласен, что он ведет себя несколько странно. Но…

– Несколько странно! – фыркнул Туркин. – Да ну же, Беддерс, посмотри фактам в лицо. Малыш Сопливчик окончательно свихнулся. Рано или поздно это должно было случиться. Проблема Сопливчика в том, что его голова слишком мала для его мозгов. От этого в котелке возникает ужасное давление, и в конце концов – чик, и ты крякнул! Пойду-ка я схожу за веревкой…

Бедевер оставался тверд.

– Постой, Тур, – сказал он спокойно. – То, что Бо поступает немного необычно, еще не значит, что мы должны оставить квест, не так ли, парни?

Четыре пары бровей приподнялись как одна. Завладев их вниманием, Бедевер соскользнул со стола, достал себе из коробки кусок печенья и продолжал:

– Я имею в виду, – сказал он, – что рано или поздно, но мы должны отыскать эту проклятую штуку, или мы будем сидеть здесь веками. Так?

Молчание. Склоненные головы. Бедевер прочистил горло, куда попали крошки, и пошел дальше:

– Именно так, – сказал он. – И вот как раз сейчас, когда все мы слегка разболтались и уже не очень-то следим за событиями, а тут еще и Нантри сбежал так внезапно, прихватив все наши… В общем, как раз в этот момент нам внезапно подворачивается малыш Бо с этой своей шарадой в руках, да еще зная в точности, что такое этот самый Грааль, господи боже мой! Признайтесь-ка, разве это не удивительно? По крайней мере, для меня это удивительно. Вряд ли это просто совпадение.

По необычной тишине сэр Бедевер заключил, что его коллеги признали, что он попал в точку. Он оживленно продолжал:

– Я, ребята, вот что имею в виду – хорошо, пусть Бо немного не в себе, ну так что из того? У нас есть инструкция, мы знаем, что такое Грааль, – так давайте пойдем наконец поищем эту проклятую штуковину! К тому же, – добавил он с нажимом, – мне, по крайней мере, кажется, что лучшая программа действий – это то, что предложил Бо: разделиться и достать все эти носки и прочую дребедень. Это все равно надо сделать, – сказал он. – В инструкции сказано, что надо. Я прав?

16
{"b":"434","o":1}