A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
72

Когда они все оказались внутри, кто-то, не имевший представления о честной игре, ударил их золотым слитком по голове, взял ключи, закрыл их в подвале и удалился. К тому времени, когда их освободило спецподразделение опытных аудиторов, они уже настолько растолстели, что для их транспортировки понадобился гидравлический подъемник.

Поскольку они были коренными атлантами и их биоритмы через центральный компьютер были связаны с текущим счетом, их короткое пребывание на депозите означало, что каждый из них вышел из подвала не только на много фунтов тяжелее, но и на много миллионов долларов богаче; в связи с этим они непосредственно из подвала были доставлены в зал суда, где их дело было рассмотрено и они были признаны виновными в хищении. За столь тяжкое преступление законы Атлантиды предусматривают лишь одно наказание. Они были погружены в инкассаторскую машину, препровождены к Кассе и выплачены.

– Я знал, что стоит немного поупражняться, и жир сойдет, – пропыхтел Туркин, опираясь на дверной косяк и вытирая пот, заливающий глаза. – Взгляни-ка! – он указал на пояс своих брюк.

– Хорошая работа, – задыхаясь, ответил Бедевер. – Вот только мне почему-то кажется, что здесь дело не в упражнениях.

Он был, разумеется, прав. Покинув депозит без заполнения соответствующих бланков об изъятии средств, оба рыцаря безнадежно превысили свой кредит, следствием чего было то, что они едва могли стоять на ногах. Возможно, было только к лучшему, что они не подозревали о том, что с ними происходит, или о том, что если бы их не подобрал патруль пятнадцатью минутами позже, они были бы настигнуты тяжелым банковским предписанием и убиты наповал.

– Где мы находимся, черт подери? – вопросил Туркин.

Как это чертовски типично для этого человека, подумал Бедевер, опираясь на дверной косяк и пытаясь убедить немного воздуха войти в свои израненные легкие. Откуда я могу знать, Тур, где мы находимся, черт подери? Ты что думаешь, я часто забегаю сюда по выходным, чтобы поразвлечься, убегая от погони, или что-нибудь в этом роде?

– Бог его знает, – ответил он вслух. – Послушай, ты думаешь, это нас к чему-нибудь приведет?

Туркин воззрился на него.

– Что ты сказал? – переспросил он.

Бедевер прислонился спиной к стене и начал сползать вниз, пока не оказался на корточках на полу.

– Я хочу сказать, вот мы убегаем, – произнес он. – И в чем здесь смысл, черт возьми? Мы же все равно не знаем, где дверь. Почему бы нам просто…

– Что?

Бедевер пожал плечами.

– Забудь, – сказал он. – Не обращай на меня внимания, я не в том состоянии, чтобы от меня был толк. Полагаюсь на тебя.

Туркин ничего не ответил, и Бедевер внезапно осознал, что тот – Туркин, единственный из всех людей на свете, – находится более или менее в одной связке с ним. Возможно, это было результатом его привычки к рассеянному поеданию непроданной пиццы.

– Плюнь, – посоветовал Туркин. – Я за то, чтобы встать и драться. Или, по крайней мере, просто стоять. А еще лучше сесть и драться сидя.

Он сел на землю, его голова упала на колени, и он тут же крепко заснул.

Минут через десять появились люди из департамента Главного Управляющего. Они явно были настроены играть роль тяжелой артиллерии. Это можно было определить по тому, что карандаши в их нагрудном кармане у каждого из них имели на концах стирательные резинки.

– О’кей, – сказал Бедевер, – вы нас взяли с поличным. Мне все равно, но вот мой товарищ, кажется, собирается добиваться более выгодного валютного курса.

Клерки переглянулись, и Бедевер заметил, что все они каким-то странным образом пытаются спрятаться друг за другом. Затем одного из них вытолкнули вперед, вежливо, но твердо; он откашлялся и раскрыл рот.

– Сопротивление бесполезно, – произнес он.

– Знаю, – сказал Бедевер.

– Ну что ж, – нервно сказал клерк. – Только попробуй двинуться, мерзавец, и ты труп. Понял?

– Несомненно.

– Молодец.

Никто не шевелился. Положение было довольно затруднительное, и Бедевер обнаружил, что испытывает сильное желание предложить им чашку чая или сделать еще какой-нибудь жест в этом роде.

Оратор снова осторожно откашлялся. Теперь он стоял на одной ноге.

– Мы можем играть жестко, – шепнул он, – или…

– Простите, – произнес Бедевер. – Вы не могли бы говорить немного погромче?

– Да-да, разумеется. Мы можем играть жестко, или мы можем играть мягко. Если вы не возражаете, – добавил он. Один из коллег пихнул его локтем в бок. Он обернулся.

– Ну, все, – сказал он. – С меня довольно, слышите вы? И мне совершенно все равно, что говорили в офисе на банкете. – Он швырнул свою дощечку для письма на землю, попрал ее ногой и, медленно и торжественно прошествовав в самый хвост маленькой кучки клерков, встал там, сложив руки на груди.

С Бедевера тоже было довольно.

– Прошу прощения, – сказал он. – Я не хочу быть навязчивым, но, возможно, будет проще, если вы отведете меня к вашему начальнику.

– Хорошо, – пропищал чей-то голос из середины отряда. – Только без штучек, договорились?

– Без штучек, – вздохнул Бедевер.

Один из клерков показал на Туркина.

– А что с ним? – спросил он остальных.

– Он кажется таким славным, когда сидит вот так.

– Было бы просто жалко будить его, не правда ли?

– Нигде нет закона, чтобы нельзя было спать.

– Он не кажется мне опасным. Он кажется тебе опасным, Джордж?

О, господи боже, подумал Бедевер.

– Прошу вас, – резко сказал он, – не могли бы мы уже куда-нибудь пойти, если вас это не затруднит? А то…

– Поспокойней, пожалуйста! – отрезал низенький клерк и нырнул под защиту плеча другого клерка, стоявшего рядом. Бедевер принял решение.

– Мне кажется, – сказал он, – вы все очень занятые люди, у вас, наверное, много дел. Возможно, было бы проще для всех, если бы вы просто сказали мне, куда идти – нарисовали бы карту, что ли, – и тогда вы смогли бы вернуться к своим обязанностям. То есть, я хочу сказать, нам нет смысла идти целой толпой, не так ли?

Клерки начали переглядываться.

– Мне кажется, звучит неплохо, – сказал один из них.

– Замечательно.

– Великолепно.

– Благодарю вас. – Бедевер наклонился и потянул Туркина за ухо.

– Отс-тань, – проворчал Туркин. – Ещ-ще десять минут… – он клюнул носом и захрапел.

– Тур! – закричал Бедевер. – Просыпайся! – Он обернулся к клеркам. – Прошу прощения, – сказал он.

– Ничего-ничего.

– Все в порядке.

Бедевер дружески кивнул им и сильно лягнул Туркина в коленку.

Примерно десятью минутами позже они сидели в офисе.

Это был вполне приятный офис, для тех, кому нравятся чистенькие помещения с парными матово-черными корзинами для входящих и исходящих бумаг, настольными лампами с регулирующимся углом освещения, и салфеточками на столе. По крайней мере, здесь были удобные кресла.

– Очень рад познакомиться, – сказал Бедевер.

– И я тоже.

Этот атлант чем-то отличался от остальных. Он был высок, молод, с короткой стрижкой и большими ушами. В этом окружении он держался как дома; фактически, можно было предположить, что он прилагался к обстановке при продаже офиса.

– Позвольте представиться, – сказал он. – Диомед, главный помощник по организации производства, к вашим услугам.

– Благодарю вас, – отвечал Бедевер, давая Туркину яростный тычок под ребра. Тот только кивнул и продолжал спать. Диомед улыбнулся.

– Не беспокойтесь за него, – сказал он. – Это оказывает подобное действие на некоторых людей – когда их кладут на депозит. Особенно если человек к этому непривычен.

– Э-э…

– Совершенно верно. А теперь, – продолжал Диомед, – подозреваю, вы хотели бы узнать, что представляет собой Атлантида, не так ли?

– Да, – соврал Бедевер. – Вы правы.

– Хорошо, – Диомед кивнул и подтащил к себе коробку с бумажными обрезками. На протяжении разговора он сворачивал их в звенья, соединяя их в цепочку.

31
{"b":"434","o":1}