ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Э-э… – крупная капля пота скатилась с носа помощника. – Мы, э-э, произвели проверку их платежеспособности, пока они были на депозите, и выяснилось, что они, по всей видимости, э-э, рыцари.

– Рыцари?

– Да, мэм.

– Они рыцари в том смысле, что ведут себя учтиво, или это те рыцари, которые сражаются с копьем и щитом?

– Сражаются, сражаются, мэм. Их зовут Бедевер и Туркин, Ваше Ве…

Раздался тихий хруст, и дужка элегантных очков в золотой оправе осталась в зубах у Королевы.

– Боже мой, – сказала та, выплевывая ее на стол, – как все это чрезвычайно утомительно!

– Д-да, Ваше Ве…

– Проклятье.

– Да, Ваше…

– И они в… в этом месте, говоришь ты?

– Да, Ва…

Улыбка, ослепительная, как свет фар, надвигающихся на остолбенелого кролика, пробежала по серым, искаженным лицам помощников и упокоилась в пространстве.

– Я буду бесконечно признательна, – сказала Королева, – если кто-нибудь из вас окажет мне услугу и приведет их ко мне.

– Это нечестно!

Как бы подчеркивая эти слова, светильник яростно качнулся, открывая взору узкую спираль каменной лестницы. Ржавая цепь, опоясывавшая колонну в центре, служила вместо перил. Неуютное местечко.

– Заткнись.

– Нет, – продолжал Ификрат, помощник Старшего помощника Королевы Атлантиды, – ну почему всегда мы, ради всего святого? Как будто в ее распоряжении нет еще пятидесяти тысяч других проклятых сусликов, которые могут…

– Заткнись.

Светильник резко дернулся.

– А ты мне не указывай, ты, пресмыкающееся! – отрезал Ификрат. Над его головой раздался шум, и если бы дело происходило в отеле, а не в утробе Атлантиды, можно было бы побиться об заклад, что кто-то спустил воду в унитазе. – О, черт. Всем на месте!

Лестница исчезла и через пару секунд вновь материализовалась уже тремя футами левее. Погасший было светильник понемногу разгорался вновь, по мере того как несколько миллионов сбитых с толку фотонов наощупь пробирались к нему сквозь каменную кладку.

– И эта чертовщина, – продолжал Ификрат, – нисколько не помогает делу. То есть, каким образом, скажите, я могу выдерживать направление, когда все это место шатается взад-вперед, как пьяный сапожник? Для начала, откуда мы знаем, ведет ли еще куда-нибудь эта лестница? Мы можем до конца своей жизни…

– Послушай, – рука схватила Ификрата за ухо, притягивая его ко рту говорящего. – В последний раз говорю, веди себя потише.

Ификрат рывком освободился.

– Черта с два, – свирепо сказал он. – Иди ты к черту, Андрокл. Это грязная и опасная работа, и будь я проклят, если собираюсь шляться по подвалам, среди хакеров, в поисках каких-то спятивших громил, только потому, что нашей Мадам опять попала вожжа под хвост. Если уж их сюда занесло, да помогут им черти, вот что я скажу!

– Затк…

– Заткнись сам! – Ификрат с лязгом опустил светильник на каменную ступеньку. – Что это ты все время затыкаешь мне рот?

– Потому что, – прошипел голос ему в ухо, – Ее Величество следует за нами по пятам. Дошло?

– Не стоит обращать на меня внимание, – пропел из темноты знакомый серебристый голосок. – Делайте свое дело, мальчики, и считайте, что меня здесь нет.

Последовала минута глубочайшей тишины; затем раздался звук поднимаемого со ступеньки светильника и чей-то голос, нервно напевающий национальный гимн. Процессия двинулась дальше.

Лестница оказалась очень длинной.

– Эй, ребята…

Светильник замер на месте.

– Что случилось?

– Вы, случаем, ничего не заметили?

– А в чем дело?

Пауза.

– Дело в том, – проговорил голос откуда-то сзади, и если бы лицо говорившего было хоть немного освещено, можно было бы заметить, что он выглядит чрезвычайно смущенным, – поправьте меня, если я в чем-то ошибаюсь, но мы ведь спускаемся вниз по лестнице, правда?

– И что?

– А почему же тогда ступеньки идут вверх?

Пауза.

– Не то чтобы это меня хоть немного волновало, так или иначе, – продолжал голос. – Мне в общем-то все равно. Я просто подумал, что стоит об этом…

Лязг опускаемого светильника. Тихий скребущий звук, словно кто-то чесал в затылке.

– А знаете, – произнес Ификрат, – где-то он попал в точку, как вы думаете?

Шорох шагов; напряженное молчание семерых людей, ждущих, что кто-нибудь другой выскажется первым. И наконец…

– Простите…

– Да, Ваше Величество?

– Кто-нибудь, сделайте одолжение, передайте мне светильник. Да-да, я взяла его, огромное спасибо. Так, теперь давайте сначала быстренько осмотримся, хорошо?

Светильник мигнул и запылал ярким светом, как маяк. Он выхватил из тьмы семерых сильно нервничающих мужчин, спокойную, но хмурящую брови женщину с золотыми волосами, и спиральную лестницу. Ведущую вверх.

– Может быть, – предложил Ификрат, – будет лучше, если мы повернем назад. В таком случае, разумеется…

В это мгновение мир исчез. Исчезновение ощутимых параметров реальности сопровождалось явным вздохом облегчения. Светильник погас.

– У кого-нибудь есть спички или что-нибудь такое?

Хлопанье по карманам. Чиркающий звук. Шипение разгорающейся серы.

– Взгляните-ка, – сказала Королева. – Мы, кажется, находимся в каком-то коридоре. Кто-нибудь, объясните, как это могло произойти?

Перед тем, как свет угас, он успел осветить кусок прямого ровного прохода с кафельными стенами. Это было вполне нормально для, скажем, перехода в метрополитене, но не совсем то, чего можно ожидать от лестницы, разве что ваше мышление совсем уж прямолинейно.

Пауза.

– Ну ладно, бог с вами, раз уж мы здесь – значит, мы здесь. Никто не будет возражать, если я пойду впереди?

Сдавленный хор голосов: «замечательно!», «великолепно!», и более точно – «только после Вас, Ваше Величество»; затем вспышка ярко-желтого света с конца королевского скипетра – и Королева Атлантиды уверенным шагом направилась вдоль по коридору.

Пересылка…

Скрежет и хруст, словно упаковку с молочными бутылками переехал дорожный каток; затем «бип». Туркин, Бедевер и десять хакеров вывалились из факса на голый дощатый пол.

Факс пожужжал еще минуту, привычно сотрясся в приступе икоты и выплюнул маленький клочок бумаги. Потом он осознал, что натворил, и тихо всхлипнул.

– Ну что ж, – сказал Бедевер, поднимаясь на ноги и стряхивая с колен изрядное количество пыли. – Это все же сработало.

Его никто не слушал. Хакеры пялились с раскрытыми ртами и глазами размером с компакт-диск на маленькую, лишенную мебели, пыльную комнатушку, в которой они оказались. Туркин в поисках чего-то шарил по карманам.

– Вот она! – сказал он наконец, вытащив довольно неопрятную мятную конфету. – Я знал, что еще одна должна была остаться, – он кинул ее в рот и захрустел.

– Итак, мы здесь, – произнес Бедевер. Он понимал, что говорит сам с собой; но что еще остается делать, если пытаешься поддержать разумную беседу в таком окружении? – Это я, пожалуй, удачно придумал. Да, – согласился он, – неплохая мысль, хотя не мне стоило бы об этом говорить. Итак…

Он огляделся. Не считая факса, его самого, одиннадцати человек, пустой пластиковой упаковки из-под молочного коктейля и маленькой картонной коробки, в комнате ничего не было.

– Насколько я понял, – продолжал Бедевер, – все сводилось к относительности. К относительности? Да, к относительности. Поскольку, если можно сказать, что мир остается на месте, а зарегистрированный офис движется, то можно также сказать и что зарегистрированный офис остается на месте, а…

Туркин подобрал упаковку из-под коктейля, заглянул в нее, позеленел и уронил ее на пол.

– А потом ты сказал, – продолжал Бедевер, обращаясь к одному из хакеров, который не слушал его, – что еще никто не нашел дверь в зарегистрированный офис. Сколько ее ни искали, говорил ты, никому не удалось обнаружить ее. Можно подумать, сказал ты, что она существует только снаружи, но не изнутри. И именно это, видишь ли, и навело меня на мысль…

37
{"b":"434","o":1}