ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заряжен на 100 %. Энергия. Здоровье. Спорт
Заставь его замолчать
Британские СС
Псион
Золотые правила успешных людей
Аниматор
Третье пришествие. Звери Земли
Поцелуй обмана
Гоните ваши денежки
A
A

– Ты пошел на кухню?

– Ну да, и…

– И решил заодно перекусить.

Туркин покраснел.

– Я подыхал от голода, Беддерс. Это совсем не то что в старые добрые времена, когда под рукой всегда есть пажи, сквайры или кто-нибудь еще, кого можно послать в булочную, пока не появился дракон. Лично я не сказал бы, что мне так уж нравится прогресс.

– Да, его действительно несколько переоценивают, – согласился Бедевер. – Ну вот, теперь налево, и мы попадем…

Они встали как вкопанные. Перед ними в дверях стояла Королева, а за ее спиной виднелось около семидесяти тяжело вооруженных клерков.

– Здравствуйте, мальчики! – сказала она.

Бедевер мигнул.

– Черт побери, как ты здесь оказалась? – проговорил он.

– Очень просто, – отвечала Королева. – Я воспользовалась лифтом. Возьмите их, кто-нибудь.

– Эх, – сказал Туркин, – вот сейчас и поразвлечемся. Ну, кто первый?

Было что-то в его голосе, что, по-видимому, показалось клеркам весьма красноречивым. Во всяком случае, они стояли, слушая его, как будто он был Марией Каллас.

Королева легонько клацнула зубами – это напоминало звук заряжаемой винтовки.

– Ну давайте же, мальчики, – промурлыкала она. – Не стоит так уж осторожничать. Возьмите их.

Это было еще более красноречиво – словно Мария Каллас была отодвинута в сторону Элизабет Шварцкопф и Джоан Сазерленд. Клерки колонной двинулись вперед, не спеша, но решительно, в то время как Туркин протянул руку назад, и словно по волшебству[8] в ней оказалось тридцать дюймов толстой железной трубы. С мягким, но тяжелым звуком он похлопал ей по ладони левой руки.

– Прошу прощения, – произнес Бедевер.

Никто не обратил на него ни малейшего внимания. Человек из кожи вон лезет, чтобы разрядить обстановку, – но с тем же успехом он мог бы не вылезать из постели. Бедевер нахмурился и вытащил что-то из кармана.

– Прошу прощения, – повторил он, и на этот раз каждый из присутствующих прекратил делать то, что он делал, и воззрился на него. Было так тихо, что можно было услышать, как падает иголка. И они услышали это.

– Все в порядке, – продолжал Бедевер, выставляя напоказ гранату, которую держал в левой руке. Надо признаться, это был великолепный экземпляр; если бы Фаберже выпускал гранаты, они, должно быть, выглядели бы не хуже. – Пока я не отпущу этот рычажок, – сказал он, стараясь, чтобы его слова звучали как можно убедительнее, – она не взорвется. Итак…

Туркин пихнул его в бок так сильно, что он чуть было не выронил гранату.

– Ради всего святого, откуда ты взял эту штуку, Беддерс? – прошептал он.

Бедевер повернулся к нему и мягко улыбнулся.

– Ты сам мне ее дал, Тур. Ты вытащил ее из того сундука, который ты взломал, помнишь? Итак…

Рука Туркина быстро обежала карманы, раздалось тихое позвякивание.

– А у меня все как было, – сказал он. – Только алмазы, сапфиры и…

– Правда? – Бедевер прищелкнул языком. – Ну да впрочем, у тебя всегда было довольно ограниченное воображение. – Он опять повернулся к клеркам – как раз вовремя, чтобы не дать им разбежаться.

– Итак, – произнес он, – игры закончены, так что если вы внимательно меня выслушаете, то мы сможем разобраться с этим делом и вернуться к нашим насущным проблемам, вместо того, чтобы играть в ковбоев и индейцев. Вы довольны?

«Довольны», наверное, было не тем словом, какое выбрал бы Флобер, но по крайней мере, Бедевер завладел вниманием аудитории. Он поднял руку – другую руку – и откашлялся.

– Соберитесь вокруг меня и выслушайте, пожалуйста, – сказал он. – Благодарю вас, вот так. Прежде всего – о главном. Это действительно настоящая ручная граната, которую я сделал из алмаза, около десяти минут назад, с помощью… – он запустил правую руку во внутренний карман и вытащил переплетенную в кожу книжечку, – …вот этого. Это Персональный Органайзер Знаний. Обратите внимание на эту маленькую золотую застежку – она сделана, разумеется, из золота-337, и отсюда это превращение весьма изящной, но бесполезной формы углерода в высшей степени практичный фейерверк. Неплохо, а?

Клерки зашаркали ногами. Если возможно быть напуганным до потери сознания и одновременно с этим утомленным чьим-либо занудством, то именно это происходило с ними.

– Во-вторых, – продолжал Бедевер, – мы не хотим сделать вам ничего плохого, честное слово. Все, что нам нужно – это вот этот маленький блокнот. Это не для нас, а для нашего друга. Я понимаю, что таким образом мы выносим из Атлантиды некоторое мизерное количество золота-337; да, это будет означать небольшой сдвиг земной оси. Ну и что с того? По моим вычислениям, это приведет к некоторому сжатию земной орбиты, и нам больше не придется возиться с високосными годами – так это же…

– Эй, послушай, – прервал его Туркин, – я же родился в високосный год!

Бедевер раздраженно повернулся к нему.

– И что? – спросил он.

– И мне все еще четыреста шестнадцать, – отвечал Туркин. – Я просто подумал, может, тебе интересно.

Бедевер кивнул и опять повернулся к клеркам.

– Ну, как бы там ни было, – сказал он, – если мы уйдем, вы ровным счетом ничего не потеряете; вы сможете продолжать обдирать бедняков и делать деньги, мы станем продолжать нашу работу, никто не пострадает; понимаю, это тяжело, но это действительно наилучшее решение в сложившейся ситуации. Если же вы попробуете остановить нас и не дать нам уйти, мы кинем эту гранату в вас. Кто-нибудь здесь чувствует себя счастливчиком?

По всей видимости, никто. Бедевер кивнул и указал на Королеву.

– Прекрасно, – сказал он. – Чтобы нам всем было проще, ты поведешь.

Королева небрежно взглянула на него, словно он был одуванчиком, и сделала несколько шагов. Она не ушла далеко.

С яростным ревом, словно динозавр, которому поставили пломбу, граф фон Вайнахт возник в коридоре у них за спиной.

– О черт! – вздохнул Бедевер. Он отпустил рукоятку гранаты, досчитал до трех, и с криком «Лови!» швырнул гранату графу, который одной рукой поймал ее и сунул в свой мешок. Секунду спустя раздался отдаленный глухой удар.

За которым тут же последовал более близкий и звонкий удар тридцатидюймовой трубы, которым Туркин стер улыбку с его лица и ринулся прочь, по пятам сопровождаемый Бедевером, Королевой и клерками.

Для протокола: Клаус фон Вайнахт очнулся десятью минутами позже, взглянул на отпечатки ног на своей накидке и дыру, прожженную в боку его мешка, и решил, что на сегодня с него достаточно. Он соорудил камин, взобрался вверх по дымоходу и исчез. Много часов спустя, отходя ко сну, Королева обнаружила на стуле у своей кровати большой чулок, полный скорпионов, и открытку, где слово «счастливого» было зачеркнуто и заменено на «наихудшего»; и то, и другое она выкинула в мусоропровод.

– Он мне понравился, – сказал Туркин на бегу. – Никаких хождений вокруг да около, сразу берет быка за рога. Ему бы еще рефлексы получше, и был бы вполне пригодный боец.

У Бедевера не хватило дыхания, чтобы ответить, что, возможно, было и к лучшему. Они опять были в коридоре, но здесь пол уже был покрыт ковром, а по бокам на одинаковом расстоянии друг от друга попадались двери с матовыми стеклами. Другими словами, они снова были наверху, у Капитанов.

– Давай попробуем сюда, – предложил Туркин.

Бедевер, который все равно уже не мог бежать дальше, кивнул; они навалились на дверь и влетели в небольшой офис.

Если бы у них было время прочесть надпись на двери, они бы увидели, что она гласила:

ЖАЛОБЫ

Финансовые службы Атлантиды гордятся тем, что к ним до сих пор не поступило ни одной жалобы ни от одного из их клиентов. На это есть три причины:

1. Финансовые пакеты группы компаний «Лионесс» приспособлены для того, чтобы удовлетворять все ваши насущные потребности с помощью специальной экспертной группы с более чем двухтысячелетним опытом работы во всех видах финансового планирования.

вернуться

8

13 стоунов – примерно 82,5 кг. (Прим. перев.)

43
{"b":"434","o":1}