ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Прекрасно, – задумчиво проговорил Бедевер. – Так что, если мы сможем выбраться отсюда…

– Если, молодой человек. Как говорили в те времена, когда я была девочкой, если оседлать если, нищие ездили бы верхом.

– Совершенно верно, – согласился Бедевер. – Но ты же находишься здесь, внизу, уже давно. Тебе, случайно, не приходили какие-нибудь мысли, может быть, ты заметила что-нибудь?

Череп на мгновение задумался.

– Не то чтобы очень много, – ответил он. – Время от времени ко мне сверху падают люди, они умирают, и некоторое время мы разговариваем; потом, как правило, мы ссоримся, они начинают дуться и перестают говорить со мной, а потом теряют дар речи. Люди могут быть такими мелочными!

– То есть у тебя нет никаких предположений насчет того, как мы бы могли.?

– Хм-м. – Долгая пауза. – Есть кое-что. Я пробовала это с одним юношей, который попался мне лет пятьдесят назад, но боюсь, у него ничего не вышло. Хребет у парня оказался слабоват.

– Ага.

– Особенно после того, как он свалился со стены.

– Ну что ж, – Бедевер задумчиво поскреб ухо. – Я в игре. Ты как, Тур?

Туркин поднял голову. Это было слишком сложно для него. Если не считать основного принципа, что если человеку отрубить голову, то он долго не проживет, Туркин плохо разбирался в анатомии.

– Ты же меня знаешь, – ответил он, – я попробую все, что угодно. Э-э, Беддерс, скажи, а что ты знаешь о коленках?

– Это не сработает, – заявил Туркин. – Не спрашивай меня, откуда я это знаю, я просто знаю, и все.

– Заткнись, Тур, – буркнул Бедевер.

– Ну хорошо, хорошо. Я просто сказал, только и всего. Но не обвиняй меня потом…

– Мальчики! – резко произнес череп. – Попрошу без капризов!

– Прости, – сказал Туркин, – я просто хотел сказать…

– Достаточно, мастер Туркин, – прервал череп. – Да, кстати, не было ли у тебя кузина по имени Брюни?

Туркин поднял бровь.

– Верно, – произнес он, – Брюни Сан-Пити. Да, если подумать, он ведь тоже учился в нашем колледже.

– Я сразу подумала, что ты мне кого-то напоминаешь, – воскликнул череп. – Это был кошмарный ребенок.

Много лет назад отдел исследований рынка группы «Лионесс» обнаружил, что проникновение финансовых служб «Лионесса» в рыночные структуры великанов Южной Пермии составляет менее 18,5 %, и было предпринято глобальное рыночное наступление. Оно было достаточно успешным, и в результате великаны (которые в основной своей массе были персонификациями ледников и могли проследить свою родословную до Второго Ледникового периода) вскорости полностью вымерли.[9] Один из этих великанов, Гермадок Жестокий, приобрел оффшорные облигации стерлинговых активов, которые стали желтеть спустя десять минут после того, как высохли чернила на полисе, и он пришел прямиком в Атлантис-Сити, чтобы подать жалобу. Чиновникам из отдела работы с клиентами пришлось стрелять в него из катапульт, только чтобы пресечь его передвижение по офису. После этого они связали его и бросили в темницу. По частям.

Поскольку он был великаном, его бедренные кости в длину превышали двенадцать футов. Люк же находился немногим более, чем в восемнадцати футах от пола.

– Я как-то видел, как один парень проделывал что-то похожее в цирке, – сообщил Туркин. – Его звали Гарсио Великолепный, и он действительно был неплох. Но заметьте, – прибавил он, – что у него были настоящие ходули со специальными выемками для ног, выступами для рук и всем прочим.

Бедевер, вцепившись что было мочи в великанскую кость, нетерпеливо кивнул.

– Ну что, ты уже там? – поторопил он.

– Не уверен, – ответил Туркин. – Понимаешь, здесь так темно… Ага, а это что такое?

Подпорки угрожающе закачались, и Бедевер еле удержался на ногах. Он оперся спиной о стену и прижал кость к своей груди. Так должно сработать гораздо лучше, сказал он себе, а то…

– Есть!

Затем послышался громкий крик и ругательство, и внезапно подпорки лишились давящей на них сверху тяжести.

– Тур! – крикнул Бедевер и попытался взглянуть, что происходит наверху, но это было бессмысленно. Сверху донеслось несколько нечленораздельных звуков.

– Тур!

– Все в порядке, – раздался полузадушенный голос. – Здесь какая-то ручка, я за нее держусь. Теперь бы еще ослабить этот болт…

А потом темницу затопил поток света.

А потом темница оказалась несколько переполненной.

Гермадок Жестокий был вовсе не так уж плох, если подумать. Когда Бедевер и Матрона объяснили ему суть дела, и до него дошло, что он снова жив, и что во всем, что произошло, действительно нет их вины, он даже помог им всем выбраться из бункера – Бедевер был поражен, обнаружив, как много их там было, – и возглавил своих товарищей-жалобщиков в поисках кого-нибудь, кому можно было бы пожаловаться. Наши герои слышали, как они делали это где-то далеко в недрах предприятия.

– Ну вот, – сказал Туркин, – дело сделано. Сущие пустяки, в общем-то.

Матрона улыбнулась. Когда на ее кости вернулась плоть, Бедевер обнаружил, что она ни капельки не изменилась.

– Спасибо вам обоим, – милостиво произнесла она. – Премного обязана, честное слово. Ты, видимо, очень понятливый мальчик, мастер Бедевер, если сумел сообразить, что мы вовсе не были мертвы, и что все в этом подземелье держалось на магии.

При обычных обстоятельствах Бедевер объяснил бы ей, что сэр Жиро в старом добром колледже учил их, что поскольку смерть необратима и окончательна, то любая вещь, которая позволяет пациенту продолжать разговаривать, просто обязана быть чем-то другим. Но, вспомнив яблочные огрызки за батареями, он удовлетворился застенчивой улыбкой.

– Ничего особенного, – сказал он.

– А ты, мастер Туркин, – продолжала Матрона, – показал себя настоящим храбрецом. Ты молодец!

Туркин, непривычный к комплиментам, покрылся краской. Обычно, когда он бывал храбрым, единственными свидетелями этого были те люди, против которых его храбрость была направлена, а они чаще всего были склонны подходить к делу весьма критически.

В отдалении раздался удар, от которого содрогнулся пол, сопровождаемый радостными воплями. Там, по-видимому, жаловался Гермадок. Судя по звукам, он решил не подавать жалобу в письменном виде.

– Ну что ж, – сказал Бедевер, – мы достали Персональный Органайзер, атлантов вроде бы поблизости нет, так что, думается мне, нам пора возвращаться. Вас куда-нибудь подбросить, Матрона?

Машо де Виллежардин улыбнулась.

– Благодарю, – произнесла она, – это было бы очень мило с вашей стороны. Вы не собираетесь проезжать через Гластонбери?

Гластонбери… Бедевер где-то слышал это название, но хотя в его голове и звонил колокольчик, к двери никто не подходил. Он заверил ее, что это не составит для них ни малейшего труда, и они отправились на поиски ближайшего факса.

Найти его оказалось не так-то просто. Несмотря на то, что обычно Атлантис-Сити переполнен факсами, как раз сейчас ни один из них, похоже, не работал. Фактически, большая часть офисного оборудования была так или иначе выведена из строя, что доказывает лишь, что хорошо организованная жалоба вполне может дойти по назначению.

Наконец, они откопали один работающий факс в маленькой уютной комнатке, в которой были мягкие кресла и настенный календарь с фотографиями котят. Что-то подсказывало Бедеверу, что это, возможно, был офис Королевы.

– Ну вот, – сказал Туркин, листая справочник. – В Гластонбери несколько мест, где есть факсы. Есть предпочтения?

Машо покачала головой.

– Думаю, там все сильно изменилось с тех пор, как я там была в последний раз, – сказала она. – И кроме того, я там надолго не задержусь.

Гластонбери. Город Стеклянной Горы.

Бедевер изо всех сил старался не таращиться на нее; он умудрился справиться с собой, лишь поглядывая на нее уголком глаза, когда набирал номер. Если она отправляется в Стеклянную Гору, это значит, что она…

вернуться

9

«Словно»? Кого мы пытаемся обмануть? По прихоти магии и генетики все мальчики-первенцы в семье Туркина обладали даром находить большие увесистые предметы, пригодные для использования в качестве оружия, в любой момент, когда это было необходимо. Что, возможно, объясняет, почему столь многие из них стали воинами вместо того, чтобы пойти в сферу общественного питания, заняться биржевыми спекуляциями или посвятить себя графическому дизайну

46
{"b":"434","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Женщина начинается с тела
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Отголоски далекой битвы
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Технологии Четвертой промышленной революции
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Научись искусству убеждения за 7 дней
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство