ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это, похоже, действительно неплохое прикрытие, – сказал Боамунд. – Послушай, раз уж я здесь, может, ты взглянешь по-быстрому на мою астролябию? Кажется, она подвирает румбы.

Отшельник игнорировал его.

– Мне, разумеется, еще повезло, – продолжал он, – что у меня до поры до времени есть карлик.

– Ты имеешь в виду Ногтя?

– Его самого. Они несколько худеют на поверхности земли, эти карлики, но могло быть и хуже. Я думаю, это все молоко – а его еще выдают детям в школе! От него в организме начинается кальциевый дефицит и черт знает что еще. – Отшельник нахмурился. – Но я, кажется, немного отклонился от темы, не так ли? Мы вроде бы говорили о тебе и твоем предназначении. Думаю, ты хочешь знать, в чем конкретно состоит твое предназначение? Так вот…

– Апчххи! – сказал Боамунд.

– Прошу прощения?

Боамунд пояснил, что провел последние пятнадцать сотен лет, лежа на сквозняке.

– Прости, – сказал он, – ты начал говорить…

– Твоя задача в том, – сказал отшельник, – чтобы добраться до Венткастера-на-Узе и отыскать Святой Грааль.

Боамунд на минутку задумался.

Программа обучения рыцарства весьма избирательна. Она состоит из, выражаясь по-современному, продвинутого курса геральдики, генеалогии, религиозных наставлений и соколиной охоты; затем, при подготовке к диплому, – искусства верховой езды и владения оружием; а после окончания возможна аспирантура на выбор: мистицизм либо искусство флирта. Сколь бы ни были существенны все эти дисциплины для военного ремесла, ни одна из них не имеет склонности стимулировать мыслительные способности. Если что-либо создано не для того, чтобы убивать его, бить с его помощью людей или поклоняться ему, то с точки зрения рыцарства – это совершенно бесполезная вещь. Таким образом, предположение, что нечто способно заставить рыцаря задуматься, уже само по себе звучит просто пугающе.

– Если ты знаешь, что он находится в Венткастере-на-Узе, – сказал Боамунд осторожно, – то зачем тебе понадобился я? Разве ты не можешь просто послать своего карлика, чтобы он принес его тебе, или придумать еще что-нибудь?

Отшельник мягко улыбнулся.

– Прости, пожалуйста, – сказал он, – возможно, мне следовало выразиться несколько яснее. Я не имел в виду, что Грааль находится в Венткастере. По правде говоря, можно с уверенностью поручиться, что это единственное место в мире, где Грааля точно нет. Но если ты собираешься искать его, то поездка в Венткастер является существенным предварительным шагом, поскольку именно там находятся остатки ордена Рыцарей Грааля. Им необходим новый Великий Магистр. Это ты. – Он помолчал. – Так лучше? – спросил он.

Боамунд кивнул. Он все еще думал.

– Да, – сказал он, – отлично. Но почему я, что такое Грааль, и зачем все это?

Возможно, отшельник снова улыбнулся, или, может быть, это первоначальная улыбка растянулась еще на одну восьмую дюйма.

– Когда власть предержащие решили, что Альбион окончательно входит в состав Европы, и нам необходимо начинать переход на континентальный образ жизни, – произнес отшельник с явным отвращением, – некоторые из наиболее дальновидных из нас посчитали, что будет весьма неплохо, если, э-э… как бы это сказать? Мы решили, так сказать, замариновать несколько выдающихся личностей – рыцарей, отшельников, мудрецов и так далее, – просто на всякий случай. Пришлось выбирать из людей достаточно низкого положения, иначе их исчезновение было бы замечено, но вместе с тем обладающих хорошим потенциалом. Ты был одним из них.

– О! – сказал Боамунд.

– Это, можно сказать, птицы высокого полета, летающие над самой землей, – объяснил отшельник. – Яркие таланты, зарытые глубоко в землю. Как бы то ни было, время от времени, когда приходит нужда, мы будим одного из вас. Сейчас Рыцари Грааля как раз потеряли своего лидера, так что…

– Убит?

– Не совсем, – кисло отозвался отшельник. – Он оставил Орден и открыл собственное дело – занялся мойкой окон где-то в Лимингтон-Спа. Так что нам, разумеется, нужна замена. Это хорошее место, – добавил отшельник, поскольку Боамунд продемонстрировал ему такой взгляд, который впору было разбивать молоточком и класть в джин с тоником. – Статус класса С, лошадь за счет компании, право на открытие пенсионного счета.

– Кстати, это напомнило мне… – начал было Боамунд, но отшельник, нахмурясь, продолжал:

– А также, – сказал он, – действительное обнаружение Грааля незамедлительно дает тебе право на место на Авалоне, отпущение грехов и персональную легенду. Если бы я был энергичным, честолюбивым молодым рыцарем, желающим занять свое место в жизни, я бы ухватился за этот шанс не раздумывая.

Боамунд посмотрел на него.

– К тому же, – прибавил отшельник, – если ты не согласишься, я снова погружу тебя в сон до тех пор, пока ты не станешь более сговорчивым. Согласен?

– Согласен, – сказал Боамунд.

– Великолепно, – сказал отшельник. – Ноготь!

Откидная дверца для карликов в двери гостиной приподнялась, и в отверстии появился Ноготь. Его руки были по локти в масле, в руке он сжимал гаечный ключ.

– Что? – спросил он.

Отшельник нахмурился.

– Ты опять валяешь дурака со своим мотоциклом? – сказал он.

Ноготь посмотрел бегающим взглядом поверх скамеечки для ног.

– А почему бы и нет? – спросил он.

Отшельник посмотрел на него с отчаянием.

– Вот это я и хотел бы знать, – сказал он. – Если проклятая штуковина не хочет работать, давай я наложу на нее заклятие, и тогда, возможно, у нас на полотенцах не будет такого количества масляных пятен.

Карлик нахмурился.

– Оставь мой мотоцикл в покое, – пробурчал он. – Я карлик, чинить разные вещи у нас в крови.

– Однако замена прокладок в кранах у вас не в крови, – ехидно отвечал отшельник. – Я промок до нитки в прошлый раз, когда ты…

– Прокладки – это водопровод, – огрызнулся карлик. – Если хочешь, чтобы починили водопровод, вызови водопроводчика. Ну, да все равно, чем могу быть полезен?

Отшельник вздохнул, устало уничтожая взглядом масляные следы на ковре.

– Сэру Боамунду потребуется новая кольчуга, – сказал он, – а также щит и меч, и что там еще. Пошарь в чулане под лестницей, посмотри, что у нас есть.

– Другое дело, – сказал карлик. – Вот это разговор! – И, поклонившись, он поспешил прочь из комнаты.

– На самом деле он хороший парень, – сказал отшельник. – Хотелось бы, правда, чтобы он перестал надевать на кота седло и кататься на нем по всему дому. Ему это не нравится, как ты понимаешь. – Отшельник поднялся с места, потряс Боамунду руку и хлопнул его по плечу. – Ну, как бы там ни было, удачи тебе; как только найдешь Грааль – проявляйся, расскажешь мне, как все было.

Боамунд кивнул. Это было вполне в духе рыцарства: в одну минуту ты сидишь под деревом, жуешь травинку и не думаешь ни о чем в особенности, а в следующую ты уже в середине запутанной цепи приключений, которые могут закончиться твоей женитьбой на старшей дочери короля, но с таким же успехом могут закончиться и тем, что тебя ссадят с седла и ты сломаешь себе шею. Будучи рыцарем, учишься плыть по течению событий. По крайней мере в этом отношении профессия рыцаря напоминает профессию бродячего торговца.

– Что ж, тогда счастливо, – сказал Боамунд. – Я все же оставлю тебе астролябию – вдруг у тебя найдется минутка взглянуть на нее.

– Да, конечно, – сказал отшельник. Он постепенно исчезал в лужице голубого света, уплывая в сердце знаменитой Стеклянной Горы. Пара стоптанных шлепанцев внезапно затрещали, объятые пламенем, и вот уже от отшельника не осталось ничего, кроме пустого кресла. Боамунд повернулся, чтобы уйти.

– Ах да, я забыл упомянуть, – прошептал еле слышный голос. – Что бы ты ни предпринял, ни в коем случае не приближайся к…

– Прошу прощения? – переспросил Боамунд. Он подождал минуты три, но все, что он услышал, было позвякивание колокольчиков фургончика с мороженым где-то вдалеке.

– А это что такое? – спросил Боамунд озадаченно.

5
{"b":"434","o":1}