ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Надеюсь, – сказал Галахад. – По мне, чем все проще, тем лучше. Куда подевался этот треклятый карлик?

Они огляделись вокруг.

– Заблудился, наверное, – предположил Боамунд. – С ними это случается.

– Вряд ли это такая уж проблема – найти здесь мешок, – отозвался Галахад. – Здесь только и ждешь, что наткнешься на какой-нибудь мешок. Скорее всего, с подарками. Помню, как-то однажды у меня целый год не было работы, и я устроился дедом-морозом в один из этих больших супермаркетов. Разумеется, в мешке у меня были только старые газеты и мятые картонки.

Боамунд взглянул на неподвижную фигуру на полу.

– Может, попытаться привести его в чувство? Спеть ему что-нибудь, к примеру.

– Можно попробовать, – согласился Галахад, но без большой уверенности. Не то чтобы Боамунд откровенно фальшивил, – это несомненно звучало лучше, чем пневматическая дрель, – но никто не мог гарантировать результат, а он не хотел еще раз заполучить себе головную боль. Поэтому он продолжил:

– А может, попробовать найти еще кого-нибудь, кто посвящен в секрет? Должен же быть такой человек, – добавил он.

– Например?

– Ну, – робко предложил Галахад, – есть эта ужасная кровожадная девица, для начала.

– Которая не видит смысла в Состязаниях?

– Да, она довольно нетерпелива. Ставлю что угодно, она знает, какая пара – та самая.

Боамунд горячо закивал.

– Блестяще! – произнес он. – Где она?

Галахад уже начал говорить, что не имеет об этом ни малейшего представления, когда дверь отворилась, и внутрь вошла девушка собственной персоной.

Она была одета просто, но привлекательно: на ней была ситцевая блузка с кисейными оборочками на булавках и круглым отложным воротничком и светло-сиреневая хлопковая юбка, а в руках она держала винтовку.

Автомат для пинбола совершенно вывел Аристотеля из себя.

– Это специально так подстроено, – раздраженно бормотал он, обшаривая карманы в поисках мелочи. – Каждый раз, когда я перехожу за триста тысяч, открываются эти маленькие воротца и шарик как-то просачивается сквозь них. – Он с силой ударил по автомату ладонью.

– Ты просто не используешь как следует свои верхние флипперы, – спокойно заметил Симон Маг.

– А ты-то что об этом знаешь, черт побери?

– Прости, – отвечал Симон Маг, – я просто хотел помочь. Ты нигде случайно не видел мою жену?

– Нет, – Аристотель дернул рукоятку и пустил в игру первый шарик. В течение некоторого времени он напряженно давил на обе кнопки со скоростью около сотни раз в десять секунд, а шарик безошибочно прыгал по столу, направляемый челюстями автомата.

– Опять где-нибудь бродит, – вздохнул Симон Маг. – Странные существа эти женщины.

– Вот именно, – яростно фыркнул Аристотель. – К тому же я бы не сказал, что они особенно уместны в кампусе, если ты спросишь моего мнения.

– Тогда я не буду спрашивать, – отвечал Симон Маг. – Спасибо за предупреждение.

Аристотель пробурчал что-то себе под нос и приступил ко второй игре, а Симон Маг побрел в кафе. Но и там никто не знал, куда подевалась Машо.

Наконец, он наткнулся на нее на балконе. Она держала в руках огромный бинокль и смотрела в него куда-то в направлении Северного Полюса.

– Там что-то происходит, – произнесла она.

– Да, – отвечал ее муж, – я знаю.

Она обернулась к нему.

– Правда? А что? Это как-то связано с тем квестом, который выполнял молодой Бедевер?

– Можно сказать и так. Ты не одолжишь мне свой бинокль на минутку?

Он подкрутил окуляры и некоторое время стоял неподвижно; затем опустил бинокль и в задумчивости покусал губу.

– Ну-ну. Впрочем, я полагаю, сейчас уже слишком поздно что-либо с этим делать, – произнес он.

– Что ты имеешь в виду?

– Очень похоже на то, что я выбрал не того человека для этой работы, – отвечал он. – Помнишь мальчика по имени Боамунд? Он из этих нортгэльских парней – такой тощий, долговязый, немного неуклюжий.

– Разумеется, помню, – сказала Машо. – Другие ребята называли его Сопливчик. Не очень благозвучное прозвище, но вполне подходящее.

– Ну так вот, – продолжал Симон Маг, – он был одним из моих Спящих. Это дельце, которое там сейчас разворачивается, – я сделал его ответственным за него. И он поначалу вполне неплохо справлялся, пока… Ох, боже мой!

Машо отобрала у него бинокль.

– Что случилось?

– Девчонка.

– Да ну? Никогда не думала, что он из таких, по правде говоря.

– Такие, как он, как правило, хуже всего, – отвечал Симон Маг. – Но сейчас дело не в этом. Черт! – добавил он раздраженно.

– Ничего, – поспешила утешить его Машо, – не всегда все получается, как этого хочешь.

– Пожалуй, ты права, – раздумчиво ответил маг. – Но все равно очень жаль. Мне так хотелось, чтобы это дело выгорело!

– Ты, наверное, вложил в него много труда?

– Да, поработать пришлось, – признал Симон Маг. – И мне казалось, что я достаточно хорошо обеспечил его от идиотов. Но никогда нельзя учесть все типы идиотизма.

Машо задумалась на минуту.

– Однако еще не поздно, э-э… оказать некоторую помощь, что ли, – ну, ты понимаешь.

Симон Маг взглянул на нее.

– Но это неэтично, – сказал он. – Когда они уже начали… Совершенно не по правилам.

– Никто не будет знать.

– Я буду.

– Да, разумеется. – Она постояла немного, поигрывая биноклем. – Не хочешь по-быстрому сыграть в слова?

Симон Маг некоторое время пристально смотрел на жену.

– Машо, – произнес он, – ты что-то задумала.

– Чепуха.

– Брось, я знаю это твое выражение лица. Ты не должна вмешиваться.

– Я даже и не думала, – с невинным видом отвечала она. – Ты же знаешь меня.

– Ну, смотри, – он взглянул на часы. – Проклятье, – произнес он, – я должен бежать. Я обещал Мерлину сыграть с ним в домино.

– Тогда торопись, – сказала Машо. – Увидимся.

Последовало минутное замешательство.

– Э-э, привет, – произнес Галахад. – Мы как раз собирались идти вас искать.

– Да неужели?

– А мы тут решили помочь вашему отцу навести порядок в его носках, – продолжал Галахад.

– Правда?

– Но потом, – упорствовал Галахад, – он сказал, что немного устал, и лег соснуть на часок; вот мы и подумали, что неплохо бы найти вас. А тут и вы как раз появились.

Девушка окинула его подозрительным взглядом.

– Я вам не верю, – сказала она.

– Не верите?

– Не верю.

– Хм-м…

– Мне кажется, – сказала девушка, – что вы хотите украсть папины Особые Носки. Мне кажется, что вы грабители.

– Что навело вас на такую мысль?

– Это правда, не так ли? – уточнила девушка. – Я думаю, что вы обманом проникли сюда, притворяясь, что вы рыцари, а на самом деле вы просто воруете носки. Возможно, – прибавила она, вспомнив выражение из книги, которую как раз читала, – вы – интернациональная бандитская группировка.

– Да нет, мы действительно рыцари, – вмешался Боамунд. – Здесь даже вопросов быть не может.

Девушка фыркнула.

– Рыцари дерутся честно, – сказала она. – Рыцари не связывают людей, чтобы вывалить их носки на пол. Так поступают грабители.

– Рыцари тоже – иногда. Все зависит от того, что требуется в определенных обстоятельствах.

Девушка покачала головой.

– Папа говорил мне быть особенно бдительной в отношении грабителей. И он сказал, что если я увижу кого-нибудь из них, я должна взять из его кабинета это ружье и пристрелить их.

– Черт! – произнес Боамунд.

Галахад улыбнулся.

– И вы всегда поступаете так, как говорит папа? – спросил он.

– Всегда.

– Какая у вас, должно быть, ужасно скучная жизнь!

Девушка нахмурилась.

– Что вы имеете в виду?

Галахад приподнял бровь.

– Я имею в виду, – сказал он, – что вы, наверное, нечасто выходите отсюда, не так ли? Не ходите на вечеринки, или что-нибудь в этом роде?

– Разумеется, нет. – Девушка теребила предохранитель винтовки; она выглядела печальной. Печальной, но крайне опасной.

56
{"b":"434","o":1}