ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Здесь в округе, должно быть, не так уж много людей твоего возраста, – продолжал Галахад. Девушка кивнула.

– Никого, – ответила она. – За исключением нескольких пажей, конечно. Некоторые из них довольно симпатичные, по крайней мере, один из них… – она замялась. – Но папа говорит, что я не должна разговаривать с пажами. Он говорит…

Бровь Галахада приподнялась чуть выше. Жест был крайне красноречивым. Но девушка внезапно тряхнула головой.

– Какое это имеет отношение к грабителям? – спросила она.

– Э-э…

– Вы просто пытаетесь сбить меня с толку, – продолжала она. – Это типичный прием грабителей – сбивать людей с толку. Рыцари бы так не стали поступать. Они бы сочли это нерыцарственным.

Она медленно приложила винтовку к плечу, и Боамунд закрыл глаза. Это совершенно не сочеталось с его представлениями о поведении девиц, попавших в затруднительное положение.

Мгновением позже он услышал свистящий звук и глухой удар. Сначала он решил, что звук удара был произведен падением на пол его собственного мертвого тела, но через пару секунд пересмотрел свое мнение и вновь открыл глаза.

Девушка лежала на полу, слегка посапывая, а Ноготь засовывал обратно в свою сумку банку с аэрозолем.

– Я так и знал, что она пригодится, – ухмыльнулся карлик. – Чудесная штука эта «Палица». И на больших собак она тоже действует безотказно. Кстати, я не смог раздобыть мешка, но я решил, что парочка наволочек тоже сгодится. Я был прав?

Галахад, лицо которого приобрело весьма странный оттенок, извлек себя из угла комнаты, в который он было забился, и широко заулыбался.

– Ты очень вовремя, – произнес он дрожащим голосом. – Хорошая работа.

– Спасибо, – ответил Ноготь в легком замешательстве. Он пытался вспомнить, слышал ли он когда-нибудь до этих пор благодарность за свою работу: хороший вопрос! – Я встретил эту женщину, там, в прачечной, и она сказала мне, что я нужен здесь, вот я и поспешил.

– Какую женщину? – спросил Боамунд.

– А бог ее знает, – ответил Ноготь. – Просто женщину. Возникла из ниоткуда с биноклем в руке, сказала мне, что вы здесь попали… что я вам здесь зачем-то срочно нужен, и опять исчезла. Может быть, это была даже голограмма. – Он раскрыл наволочку и начал запихивать в нее носки.

– Мы, однако, так и не разобрались, какая пара нам нужна, – заметил Боамунд. – Знаешь, мне думается, было бы неплохо, если бы мы выяснили этот вопрос. Иначе…

Двое других посмотрели на него.

– Бо, – произнес Галахад, – я не хочу показаться каким-нибудь торопыгой, но если тебе все равно, я бы предпочел, чтобы мы сперва унесли отсюда ноги, а уж потом занялись сортировкой белья. То есть, если это для тебя не имеет большого значения.

– Интересно, кто была эта женщина. Может, она знает.

– Кто? – переспросил Ноготь, поднимая лицо от наволочки. – Эта голограмма, ты имеешь в виду?

– Ну да, если это действительно была голограмма, – ответил Боамунд. – А что такое голограмма, кстати?

Ноготь уже приготовился объяснять, но его прервал звук с той стороны двери. Звук, если только он не очень ошибался, был похож на топот копыт. А также ног. Множества ног.

– Черт побери, – произнес он, – да сколько их тут? – Он потряс баночку с аэрозолем и скорчил гримасу. – Осталось не так уж много, – пробормотал он. – Как вы смотрите на то, чтобы спрятаться?

– Где?

Ноготь кивнул на камин.

– Попробуйте в дымоходе, – сказал он.

– Надо же, – произнес Симон Маг. – Интересно, как им это удалось?

Машо подняла голову от своих букв.

– Удалось что, дорогой?

– Да этот Сопливчик и тот, второй, – ответил маг, опуская бинокль. – Они все же отделались от этой безумной девицы. Очевидно, Боамунд не так прост, как мне казалось.

– Ну и прекрасно, дорогой, – улыбнулась Машо. – Интересно, что можно сложить из этих букв?

Она всмотрелась в кусочки картона в своей руке. Там были «О», «Б», «М», «А» и «Н».

– Интересно, есть такое слово – «манбо»? – спросила она.

На крыше было ветрено.

– Дай-ка мне вторую наволочку, – крикнул в дымоход Боамунд. – Только осторожно, не урони ее. Так, теперь лезь сюда.

Через мгновение рядом с ним появился Галахад. Он весь перепачкался в саже, и один ноготь у него был сломан.

– Жаль, что пришлось оставить карлика, – сказал он. – Ну что ж, ничего не попишешь.

– Подожди, пока мы доберемся до дому, – ответил Боамунд. – Однако досадно. Ненавижу чистить ботинки и пришивать пуговицы. Тратить время на такую ерунду!

В нескольких футах над их головами в воздухе реяли сани, привязанные к кольцу, вделанному в дымовую трубу. В оглоблях выгибала шеи упряжка северных оленей.

– Вот это кстати, – заметил Боамунд. – Я уж было начал удивляться, каким образом мы будем выбираться отсюда.

– Что-нибудь всегда подворачивается под руку, – сказал Галахад. – Ты знаешь, как управлять этой штуковиной?

– Не очень, – признался Боамунд. – Но я думаю, вряд ли это так уж сложно, если уловить, в чем тут суть. Может быть, подойдет обычное заклинание для полета.

– Я и забыл, – сказал Галахад, – ты же знаешь все эти магические штучки – исцеление, полеты и прочее. Лично мне это никогда не давалось.

Боамунд взгромоздился в сани, принял у Галахада наволочки и помог ему забраться в кабину.

– Ну что ж, – сказал он, – говорим волшебное слово – и полетели.

Он сказал его. Ничего не произошло.

– Что-то не так?

– Эта штука не работает – вот что не так!

Актер Галахад презрительно фыркнул.

– Попробуй вложить в это немножко больше чувства. Немного настойчивости – вот что здесь нужно. Дай-ка я попробую. Как там звучит твое заклинание?

Боамунд сказал. С минуту Галахад сидел молча, вживаясь в роль. Потом он произнес заклинание.

– Черт! – воскликнул Боамунд. – У тебя здорово получается!

– Спасибо.

– Но мы вроде бы все еще стоим на месте?

– Возможно, это было немного мелодраматично, – признал Галахад. – Я, кажется, несколько перебрал с Оливье. Попробую вложить побольше Марлона Брандо на этот раз, идет?

– Кто такой Марлон Брандо?

Галахад еще раз произнес заклинание. Сани продолжали тихо колыхаться на ветру.

– Это начинает надоедать, – сказал он. – Ты уверен, что не перепутал слова?

– Вроде все правильно. – Боамунд еще раз вполголоса пробормотал их про себя. Заклинание звучало как надо.

– Возможно, магия здесь не работает, – предположил он. – Я слыхал, что есть такие места.

И тут Галахад заметил чью-то руку, показавшуюся над краем дымовой трубы. Он вытащил было меч, но потом вложил его обратно.

– Все в порядке, – сказал он. – Это всего лишь карлик.

И действительно, через несколько мгновений из трубы показалась голова Ногтя. Они втащили его в сани.

– Прости, что оставили тебя внизу, – сказал Галахад. – Тут, э-э, стоял выбор – или ты, или носки. Мы не могли унести и то, и другое, понимаешь?

Ноготь очень хорошо все понимал. Однако, на данный момент дела обстояли неплохо. Из его ноги торчал обломок оленьего рога, и его шея болела в том месте, куда попал чайник, брошенный в него одним из пажей, но в остальном все было в порядке. «Палицы», правда, у него не осталось.

– Не лучше ли нам теперь отчаливать, как вы считаете? – предложил он. – Видите ли, они там говорили что-то насчет погони, и мне…

– Легче сказать, чем сделать, – ответил Боамунд. – Нам никак не сдвинуть с места эту колымагу. Мы пробовали заклинание, но оно не работает.

Ноготь кинул взгляд на панель управления.

– Возможно, у нас получится, если мы снимем ее с ручного тормоза, – сказал он.

– Удирать – это не годится, – сказал Боамунд.

– Я проделывал это тысячи раз, – прервал Ноготь. – Это очень просто, как только поймешь, как это делается.

– Но это неправильно! – протестовал Боамунд. – Сэр Ланселот никогда не удирал от противника.

57
{"b":"434","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На первый взгляд
Входя в дом, оглянись
Планета Халка
Рассчитаемся после свадьбы
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Нет кузнечика в траве
Дети мои
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория