ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что такое «местоимение»?

– И кстати, кого ты там назвал глупыми?

Галахад, хмурясь, ударил по столу кулаком.

– Я за то, чтобы попробовать, – сказал он. – Мне кажется, вреда от этого не будет, не так ли? И если все это кончится тем, что мы будем странствовать по свету год и один день и развлекаться, так что из того? Мы всегда можем вернуться к старту, и никто нас не обвинит.

– Он прав, – сказал Бедевер. – Кто когда-либо слышал о рыцарях, организующих что-то? Они просто следуют за течением событий, и все.

Внезапно Боамунд кивнул.

– Бедевер прав, – решительно произнес он. – Кто-нибудь, запихните эту ерунду в мешок – мы отправляемся на поиски приключений.

Ноготь, который лежал под столом, свернувшись в картонной коробке и полируя щипцы для сахара, вскочил, погрузил три сокровища в полиэтиленовый пакет и сунул к себе в сумку. Он пришел к этому заключению полчаса назад.

– Готовы? – спросил он.

– Сейчас, я только соберу вещи, – сказал Ламорак. Ноготь сообщил, что он уже собрал вещи за всех еще этим утром, пока они завтракали. Чемоданы стоят в холле, сказал он.

– Ну и прекрасно, – весело отозвался Боамунд, – с этим улажено. Что ж, двинулись?

Так и получилось, что три микроавтобуса стартовали из трех совершенно различных мест в точности в один и тот же момент.

Первый из них – экс-бритиш-телекомовский «бедфорд», собственность Рыцарей Ордена Святого Грааля – выехал по Бирмингемской кольцевой дороге по направлению к Лондону, с сэром Пертелопом за рулем и сэром Туркином за картой автодорог. Возможно, виной тому химическое строение человеческого организма, но он пропустил все необходимые повороты и оказался в конце концов на трассе А-45 на Ковентри.

Второй – восьмиместный «рено», номинально нанятый командой игроков в кегли факультета Экспериментальной Мифологии, – покинув Гластонбери, покатил по М-5 на север, к Бристолю и центральным графствам; его пассажиры, неплохо проведя время, остановились на станции обслуживания Майклвуд, чтобы выпить чашечку чая и сыграть в космических пришельцев в вестибюле станции.

Третий – совершенно новенький, черный как смоль «додж» с затемненными стеклами, толстыми шинами, дипломатическими номерами и стикером с надписью "дорожные налоги уплачены" на окне – материализовался на М-40 в месте ее пересечения с М-25 и понесся, как летучая мышь из ада, по направлению к северу, всю дорогу оставаясь на скоростной полосе и ослепляя фарами передние машины до тех пор, пока они не отворачивали, уступая ему дорогу.

– Нет, – сказал Аристотель, – я заказывал булочку с изюмом, Дио – печенье "блэк форест", Мерлин ел гренки, а ты – черный кофе с круассаном, так что ты должен мне тридцать пенсов.

Так называемая кегельная команда обменялась яростными взглядами. Нострадамус, с чеком в руке, вытащил из-за уха карандаш и начал складывать на бумажке.

– Честно говоря, – сказал Мерлин, – я заказывал чашку чая, а мистер, э-э, Магус…

Симон Маг взглянул на часы.

– Ладно, – произнес он. – Я выручу вас. Я заплачу за всех. Может, мы наконец пойдем?

Маги посмотрели на него.

– Нет нужды разговаривать в таком тоне, – проворчал Аристотель. – Это же проще некуда. Я дал Нострадамусу пять…

– У нас нет времени, Ари, – зарычал Симон Маг. – Давай уладим все это в машине, идет? Машо… – о боже мой, куда она опять подевалась?

– Мне кажется, она собиралась зайти в магазин, чтобы купить мятных леденцов, – объяснил Мерлин. – Она сказала, что они помогают ей справляться с укачиванием.

– О Боже, Боже милосердный! – воскликнул Симон Маг. – Дио, будь другом, пойди скажи ей… – но Дио Хризостом, который был твердо уверен, что не заказывал ничего, кроме горячего шоколада и вафель, скрестил руки на груди и сделал вид, что не слышит. Ситуация начала немного выходить из-под контроля.

Симон Маг нахмурился. С одной стороны, здесь присутствовали восемь яснейших умов во всей Стеклянной Горе, окончательное вместилище мудрости всего мира, фонтан магии, щит и столп человечества. С другой стороны, по сравнению с ними нижние скамьи в старом колледже выглядели положительно здравомыслящими. Он многозначительно откашлялся.

– Так, – произнес он. – Автобус отходит через три минуты. Те, кто не успеют, будут оставлены здесь. Ясно?

Он позвенел ключами и не спеша зашагал по направлению к стоянке.

– Ох, боже мой! – проговорила Королева Атлантиды, слегка сдвинув брови. – Какая досада! Выйдите же и поменяйте его, кто-нибудь.

Среди пассажиров пронеслось некоторое шевеление, но никто не предпринял попытки более решительного движения.

– Только не говорите мне, что к этой машине не прилагалось запасного колеса, – сказала Королева. – Это правда?

– В автобусе, э-э, не хватило места, – выговорил наиболее молодой и отчаянный из помощников. – Видите ли, нам пришлось выкинуть все, что не было абсолютно необходимым, чтобы уместились приспособления для наблюдения и мобильный факс-трансивер, так что…

– И кто-то из вас решил, что запасное колесо не является необходимым. – Королева поджала свои прелестные губки. – Да, разумеется, это скорее роскошь – нечто вроде встроенного коктейль-бара. Понимаю. Ну а ремонтный комплект на случай прокола – от него мы тоже избавились, сочтя его последним словом сибаритской моды, или он все же где-нибудь остался?

– Да, конечно, мы…

Глаза-прожекторы навелись на цель. Улыбка точного боя взяла прицел.

– Это просто замечательно, – проговорила Королева. – Тогда что же ты тут делаешь?

Неохотно, как тореадор, выходящий к быку, имея в руках лишь букетик цветов и зубочистку, молодой безрассудный помощник встал, ударившись головой о крышу автобуса, и начал пробираться к двери.

– Ну, а теперь, – Королева перевела взгляд на остальных, а улыбку – в режим коврового бомбометания, – пока мы ждем, давайте, может быть, посмотрим, что еще мы забыли взять с собой?

К счастью, зазвонил телефон.

– Тур!

Сэр Туркин поднял глаза от карты. По его подсчетам, к настоящему моменту они должны были быть уже в Хартфордшире, что означало, что какой-то чертов придурок переместил Ковентри на сотню миль к югу.

– Что? – раздраженно спросил он.

– Ты уверен, что это та дорога?

– Слушай…

Боамунд, который спал как бревно с тех пор, как они покинули бар Перри, внезапно дернулся, открыл глаза и произнес:

– Останови фургон!

– Что?

– Я сказал, останови фургон.

Туркин взглянул на него и покачал головой.

– Здесь нельзя, – сказал он, – это же магистраль. Придется тебе подождать, пока мы не доберемся до "Маленького Повара" или чего-нибудь в этом роде.

– Да не это, идиот! – рявкнул Боамунд. – Мы приехали. Это здесь.

Пертелоп пожал плечами.

– Ты босс, Сопливчик, – произнес он. – Вон впереди площадка. Подойдет?

– Да, – нетерпеливо сказал Боамунд, – замечательно, подруливай. – Его брови были нахмурены; судя по виду, это был внезапный приступ сосредоточенности, словно он изо всех сил пытался удержать что-то большое и скользкое у себя в сознании.

– С тобой все хорошо, Бо? – спросил Бедевер. – Ты выглядишь как-то странновато.

– Вообще-то, – ответил Боамунд, – мне приснился сон.

– Ага, – вмешался Туркин, – вот и оно. У Сопливчика опять начали слипаться мозги.

Боамунд яростно отмахнулся от него.

– Заткнись, Тур. Это был очень важный сон, и я пытаюсь вспомнить его. А это не так-то просто, знаешь ли.

Фургон остановился, и рыцари выпрыгнули из него. Снаружи было холодно, с неба сыпала мелкая морось. Позади проволочной изгороди туман накатывался на опушку большого соснового леса.

– Там, – показал Боамунд. – Вон тот лес. За этими деревьями есть озеро. Туда-то нам и надо.

Бедевер умудрился завладеть картой и теперь внимательно ее изучал.

60
{"b":"434","o":1}